00:00 21 августа | Хоккей — КХЛ
Газета № 7713, 21.08.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Николай Кулемин: "Может, еще вернусь в НХЛ"»

Лучший русский "Убийца меньшинства" вернулся домой. Интервью Николая Кулемина

В "Айлендерс" Николая КУЛЕМИНА (№ 86) использовали исключительно как форварда оборонительного плана. Фото AFP Николай КУЛЕМИН. Фото instagram.com/hcmetallurg/ Николай КУЛЕМИН. Фото photo.khl.ru
В "Айлендерс" Николая КУЛЕМИНА (№ 86) использовали исключительно как форварда оборонительного плана. Фото AFP

Игорь ЕРОНКО поговорил с российским форвардом, который подписал трехлетний контракт с "Магниткой".

НЬЮ-ЙОРК, ТОРОНТО

– Форвард "Магнитки" Денис Платонов сыграл на турнире в Челябинске вместе со своим сыном Юрием, да еще и в одном звене. Как на этот момент реагировали в раздевалке?

– Они уже играли вместе против сборной Италии на сборах. С Денисом я выходил на лед, еще когда начинал карьеру, и приятно, что он сыграл со своим сыном – сделал то, о чем мечтает каждый отец. Все ребята его поддержали. Но были, конечно, и шутки. Когда он подсказывал сыну, парни ему говорили: "Ты – не тренер!"

– Скоро еще и Мозякин-младший скоро подтянется. Вы себя с сыном в одной команде представляет?

– Сын Сергея очень талантливый. В ближайшем будущем он может попасть во взрослую команду. Мой сын старается, ему нравится хоккей но ему пока еще только 9 лет – рано говорить.

– Для вас в Магнитогорске все привычно. А каково детям, которые ходили в школу в Америке?

– Сын окончил там третий класс, и в первое время ему будет тяжело. Детям полезно будет выучить русский язык. Говорят они хорошо, а вот научиться читать и писать еще надо. Раньше мы приезжали в Магнитогорск каждое лето, проводили по два-три месяца. Но у детей здесь есть друзья, они быстро освоятся и привыкнут ко всему. И мои родители, родители моей супруги живут в Магнитогорске. Так что мы оставляли у них детей, а сами уезжали вдвоем. Для нас так было проще, да и лето на Урале самое хорошее время – тепло и природа хорошая, можно в лес выехать и на озерах поплавать.

– Многие жалуются, что Нью-Йорк – слишком сумасшедший город. Что думаете вы?

– Мы жили в пригороде, на Лонг-Айленде, и нас это практически не касалось. Это к востоку от Манхэттена, всего полчаса на машине. Правда, не так часто туда выбирались, потому что то матчи, то тренировки. Если совпадали выходные, ходили погулять в парк. Летом ездили в музеи, но не так много времени проводили в Нью-Йорке.

– А как в Торонто?

– Там жили в самом городе, поэтому немножко другие ощущения. Сам город поспокойнее. Так удобнее – дети были маленькие. На игры можно было ходить пешком или просто гулять. Когда дети старше стали, понадобилось больше места. На Лонг-Айленде очень большие школы и много футбольных полей, баскетбольных площадок и бассейнов.

Александр Бурмистров рассказывал, что ему было очень комфортно в Аризоне, где в раздевалку приходило условно пять журналистов. Не так, как в Виннипеге, где было по 50, и все дергают.

– Мне комфортно было и в Торонто, и в Нью-Йорке. Первые несколько лет меня не дергали, потому что я плохо разговаривал по-английски, и можно было отшутиться. Конечно, в Торонто ажиотаж огромный, у них свой канал, который вещает 24 часа в сутки – новые, старые игры разбирают до мелочей. Чувствуешь себя под микроскопом и ощущаешь дополнительный прессинг. В Нью-Йорке с этим было попроще, но внимания все равно хватало по сравнению с другими американскими городами.

– Хотите, чтобы в России внимание было, как в Торонто?

– Не надо перегибать палку. Конечно, хорошо, что хоккей так освещается. Для болельщиков здорово видеть игроков в свободное время и участвовать в разных совместных шоу и ивентах. Но первое время в Торонто был очень плотный график, и в каждый выходной были командные мероприятия. Потом уже решили, что на первом месте хоккей, а не общение с болельщикам. Для того, чтобы команда выигрывала – ребятам нужно отдыхать и успевать готовиться.

– К вам на улицах Торонто с критикой не подходили?

– Торонто отличается тем, что болельщики там больше позитивно реагируют. Всегда поддерживали команду, когда уступали, говоря: "Ничего, что сегодня не выиграли, победим завтра!" В Монреале фанаты спокойно могут спросить у тебя, что вчера ты делал на льду. Вообще в Канаде всех хоккеистов знают в лицо, но болельщики ведут себя корректно. Никто не пристает, максимум – просят автограф или желают удачи.

– Что вас не устроило в переговорах с "Питтсбургом"? Могли ведь снова играть с Малкиным.

– Было много факторов – срок контракта и сумма были меньше, чем хотел. Поэтому я принял решение играть в "Айлендерс". В Нью-Йорке подобралась хорошая команда, и неслучайно два первых сезона после моего перехода мы играли в плей-офф.

– Правда, что у вас было условие с Михаилом Грабовским об исключительно совместном переходе в тот или иной клуб?

– Не совсем… Но у нас хорошо вместе получалось в "Торонто". Ситуация могла сложиться и таким образом, что мы оказались бы в разных клубах. Но "Айлендерс" хотел видеть у себя нас обоих.

– Сам Малкин звал в "Питтсбург"?

– Мы с ним немного разговаривали на данную тему, но он сказал, что решение будет только моим, и выбирать должен я сам.

– Сейчас могли бы с двумя перстнями ходить.

– Неизвестно, как бы все сложилось.

Николай КУЛЕМИН. Фото instagram.com/hcmetallurg/
Николай КУЛЕМИН. Фото instagram.com/hcmetallurg/

МЕНЬШИНСТВО

– Вы почти целиком пропустили прошлый сезон.

– Повредил плечо. Но сейчас со мной все в порядке. Готов на 100 процентов.

– В ваше отсутствие меньшинство "Айлендерс" стало худшим в НХЛ. Да еще и худшим по показателям за последние 30 лет. Как это возможно?

– У нас в меньшинстве регулярно выходило всего четыре нападающих. Кроме меня получили травмы еще двое. Они периодически пропускали матчи, тренеры были вынуждены постоянно подключать в спецбригады новых ребят. Для того, чтобы сыграться и понять, что нужно делать, требуется время. Особенно для тех, кто раньше либо почти не выходил в меньшинстве, либо вообще не имел такого опыта. Естественно, что командная статистика в этом компоненте резко упала.

– Играя за "Айлендерс", вы входили в Топ-20 лучших "убийц меньшинства" во всей лиге.

– Как мне это удается? В Америке говорят, что главное находиться со всеми на одной волне. Выполнять полностью тренерские требования, выкладываясь на 100 процентов. Каждый знает свой участок ответственности. Ты делаешь свою работу на совесть, остальные – тоже, поэтому и такой результат. Стоит не успеть в каком-то моменте одному, как все начинает рваться.

– Вам нравится играть в меньшинстве? Или работа – есть работа?

– Нравится. Ведь ты выходишь против лучших пятерок соперника. Это интересно и тяжело одновременно, ведь твоя команда играет вчетвером. Силы заканчиваются быстро. Когда за период четыре-пять удалений, и нас всего четыре нападающих, которые играют в меньшинстве. Ноги постоянно в работе, причем ты не просто бегаешь, а двигаешься в режиме "старт-стоп".

– Бросить по чужим воротам или заблокировать бросок по своим – что для вас важнее?

– Оба компонента важны. Зависит от ситуации.

– Просто блокшотов в вашем исполнении с каждым годом становилось все больше, а бросков – все меньше.

– Так я в меньшинстве стал чаще играть, а в такие моменты чаще приходится ловить шайбу на себя.

– Ваша результативность упала после ухода партнера по звену датчанина Франса Нильсена в "Детройт". Почему не получилось найти общий язык с другими?

– В команде было очень много перестановок, постоянно менялись партнеры. Очень тяжело играть и находить взаимопонимание, когда вместе проводишь всего несколько матчей, а потом вас снова разбивают. С Нильсеном мы много выходили и в меньшинстве, поэтому понимали друг друга с полуслова.

– С Джоном Таваресом сложно играть?

– В НХЛ в первом звене играть тяжелее всего, потому что против тебя всегда выпускают лучших защитников и нападающих оборонительного плана. Создавать голевые моменты в такой ситуации сложнее. Но Таварес был лидером команды, с ним приятно играть. Он может сам создать опасный момент. Да и в атаке, выходя в первой тройке, проводишь больше времени.

– Я больше о том, что Таварес часто выполняют непростые по замыслу передачи, не всегда понятные его партнерам.

– Когда привыкаешь к тому, что он делает, и примерно знаешь, чего от него ожидать в той или иной ситуации при обороне и в атаке, становится легче. Таварес действует нестандартно, что и выделяет его из общей массы игроков. За счет этих качеств он и стал тем, каким мы его знаем. Звездой, лидером команды.

– Как он себя он ведет в раздевалке?

– Если говорить про крики, то такое случалось редко. Он мог встать посередине раздевалки, сказать пару слов ребятам. Но в основном Джон показывал, что надо делать, личным примером, своей работой на льду и непосредственно игрой в каждой смене.

– Кто тогда был неформальным вожаком?

– У нас была дружная команда. Любой мог встать и сказать несколько слов.

Николай КУЛЕМИН. Фото photo.khl.ru
Николай КУЛЕМИН. Фото photo.khl.ru

ВОЗВРАЩЕНИЕ

– Вспомнил тут про ваш с Грабовским забавный ролик под названием "Хипстеры в Нью-Йорке". Как родилась эта идея?

– Были у нас друзья, предложившие снять этот ролик. Нам понравилось, было интересно. Подурачились. Что-то новое. Поехали и сняли видео. Многим понравилось. Я никогда не был особо публичным человеком, поэтому, когда мне предложили сняться, то не отказался.

– Как по мне, этот ролик – чуть ли не самый яркий эпизод за эти 10 лет с вашим участием. Но, конечно, нельзя не вспомнить локаут-2012, когда вы успели поиграть в родной команде с Малкиным и Мозякиным. Это – самая яркая страница?

– Я получил огромное удовольствие, выступая с этими игроками, одними из лучших в мире. Сергей Мозякин давно бьет все рекорды в КХЛ, Малкин на протяжении всей карьеры доказывает, что он – ярчайший хоккеист, каких немного. А что касается лучшего периода, то он – всегда впереди.

– С Мозякиным придется снова перебраться на правый фланг.

– Играть справа мне нравится даже больше. Я играл и справа, и слева. В "Торонто" выступал на правом фланге несколько лет.

– Что изменилось в "Магнитке" за 10 лет, что вас не было?

– Немногое поменялось за то время, что я выступал в НХЛ. "Металлург" всегда находился на первых ролях. Я следил за командой, ребятами. С некоторыми из них я вместе вырос, многих знаю, с кем-то вместе в локаут поиграл. Весь персонал остался почти тот же самый – доктора, массажисты. Я приехал не куда-то, а к себе домой. Это приятно.

– А инфраструктура?

– Инфраструктура тоже не сильно поменялась.

– Возвращаясь в "Магнитку", вы ставили себе какую-то цель?

– Кубок Гагарина. Я его еще не выигрывал. Чемпионство с "Металлургом" было в 2007-м, еще в Суперлиге.

– А светит ли нынешней "Магнитке" Кубок Гагарина?

– Я считаю, что у нас достаточно хороших ребят, чтобы команда выполнила задачу.

– Предложения из НХЛ этим летом были?

– Там рынок открывается 1 июля. Были переговоры, но я не стал ждать и вернуться в КХЛ. Много бытовых вопросов надо решать, поэтому в конце июня уже договорился с "Магниткой".

– Совсем недавно вы говорили, что возвращаться в Россию еще рано – мечтаете выиграть Кубок Стэнли. Оставили мечту?

– Посмотрим. Может, еще вернусь.

– Вам будет минимум 35.

– Многие играют и после сорока.

– Вы верите в свои возможности?

– Я решил, что надо хорошо проявить себя в России. Найти себя, играть в атаке, набирать очки, забивать голы. Хочется почувствовать себя в той роли, которая мне нравится.

– Устали от роли форварда оборонительного плана?

– Были разные периоды в карьере, на протяжении которых я получил разный полезный опыт, от разных специалистов. Эта роль очень важна. Но ты проводишь большую часть времени в обороне, а ведь хочется и что-то создавать, забивать голы.

– В последние ваши годы в НХЛ было видно, что вы довольно часто предпочитаете не рисковать без нужды. Трудно ли будет перестроиться?

– Все зависит от того, что требует тренерский штаб. В НХЛ очень часто наше звено играло против ведущих звеньев других команд. Когда тренер тебе говорит, что ты не имеешь права ошибиться, и что твоя задача – сдержать другое звено, ты понимаешь свою роль и выполняешь. Например, у Рэнди Карлайла были очень узкие рамки того, что было можно. Да и вообще в НХЛ более четкая специализация звеньев, чем в нашем хоккее. У нас это не так ярко выражено.

– Когда в КХЛ приехал Алексей Ковалев, то сказал, что на больших площадках ему придется сбросить вес, чтобы быть более подвижным. Вы сбросили вес?

– У меня сейчас он такой же, как и в НХЛ (103 килограммаПрим. "СЭ"). Меня это устраивает. Не тяжело. Смысла худеть для себя не вижу. У каждого все индивидуально. С тех пор, как я переехал в НХЛ, остается один и тот же вес. Может, килограмм за это время максимум прибавил. Жира у меня нет, что скидывать-то, мышцы? Чувствую себя со своими килограммами вполне комфортно. В плей-офф очень важна физическая форма.

– Рашников после локаута говорил, что предлагал остаться и вам, и Малкину, и Гончару, и конкретно про вас сказал, что ваша семья хочет жить в Америке. Что изменилось с тех пор?

– Я бы так не сказал, что мы хотели жить только в Америке. Мы всегда решаем все вместе. Просто на тот момент я хотел продолжить карьеру в НХЛ. Мне нравилось там играть. Все-таки это сильнейшая лига в мире, почти все команды равны. Но теперь я решил вернуться домой, в родную команду.

Наиль Якупов сказал недавно, что в НХЛ к русским хоккеистам отношение другое, чуть ли не гнобят. Вы что-то такое заметили?

– Это зависит от определенных личностей. Не сказал бы, что в лиге такое происходит. Мы же видим, как наши ребята играют на ведущих ролях и получают свое время. Но, конечно, русским пробиваться тяжелее, потому что ты должен быть на голову сильнее своего конкурента.

– Когда вы уезжали в НХЛ, для вас в "Торонто" сразу была уготована какая-то роль?

– Когда приехал, меня не поставили сразу в первое звено. Поначалу играл в третьей тройке и без большинства. Следующие сезоны получились более удачными, когда тренеры начали доверять и давать свободу в атаке.

– Вы считали это справедливым? Все-таки тогда "Торонто" был на дне.

– В Америке политика такая, что ты должен заработать место, не важно, откуда приехал. Если ты не в первой десятке драфта, то тебе не дадут играть в первом звене. К тому же многие команды стараются обязательно пропускать игроков через АХЛ. Чтобы отыграли там минимум год.

Николай КУЛЕМИН
Родился 14 июля 1986 года в Магнитогорске.
Крайний нападающий.
Дебютировал за основу "Металлурга" в 2005 году. Выступал за "Магнитку" в 2005-2008 гг. и во время локаута в сезоне-2012/13. Чемпион России (2007).
Задрафтован "Торонто" в 2006 году под 44-м номером. В НХЛ играл за "Мэйпл Лифс" (2008-2014) и "Айлендерс" (2014-2018). В НХЛ провел 669 матчей, набрал 274 (121+153) очка.
В июле 2018 года подписал трехлетний контракт с "Металлургом".
Чемпион мира (2012, 2014), серебряный призер ЧМ-2010 и ЧМ-2015, бронзовый призер ЧМ-2007. Участник Олимпиады в Сочи (2014) и Кубка мира в Торонто (2016). Серебряный призер МЧМ-2006. Победитель ЮЧМ-2004.

Газета № 7713, 21.08.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...