00:00 4 сентября | Хоккей — КХЛ
Газета № 7725, 04.09.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Валерий Шанцев: "Динамо" тратит на зарплаты 850 миллионов рублей"»

"Динамо" тратит на зарплаты 850 миллионов рублей". Шанцев - о Шипачеве, Знарке и Овечкине

30 августа. Москва. Редакция "Спорт-Экспресс". Валерий ШАНЦЕВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" 30 августа. Москва. Редакция "Спорт-Экспресс". Валерий ШАНЦЕВ и Анатолий ХАРЧУК. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" 26 июня. Валерий ШАНЦЕВ и Александр ОВЕЧКИН. Фото photo.khl.ru 30 августа. Москва. Генеральный директор московского "Динамо" Валерий ШАНЦЕВ (слева) и его заместитель Анатолий ХАРЧУК в телестудии редакции "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
30 августа. Москва. Редакция "Спорт-Экспресс". Валерий ШАНЦЕВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

КХЛ

Накануне старта сезона в КХЛ гостями редакции "СЭ" стали гендиректор московского "Динамо", экс-губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев и его заместитель Анатолий Харчук. Руководители бело-голубых рассказали о бюджете команды, мощнейшей трансферной кампании, наследии футбольного ЧМ-2018 в Нижнем Новгороде и оценили вероятность возвращения Александра Овечкина.

Валерий ШАНЦЕВ
Родился 29 июня 1947 года в Сусанино (Костромская область).
Закончил вечернее отделение Московского института радиотехники, электроники и автоматики и Академию народного хозяйства.
С 1990 года – секретарь Московского городского комитета КПСС.
С августа 1991 года – коммерческий директор московского "Динамо".
Вице-мэр Москвы (1996 – 2005). Губернатор Нижегородской области (2005 – 2017).
В апреле 2018 года вернулся в "Динамо", получив должность генерального директора.
Во время работы Шанцева бело-голубые пять раз становились чемпионами России (1992, 1993, 1995, 2000, 2005).

КХЛ НУЖНЫ СЕМЬ-ВОСЕМЬ ФАВОРИТОВ

– Поразило ваше высказывание перед стартом сезона, что "Динамо" уже попало в плей-офф. И что бело-голубые – конкуренты ЦСКА и СКА в борьбе за Кубок Гагарина. Эти заявления не слишком громкие?

– Я давно в спорте и в хоккее. И твердо знаю, что ни у одних руководителей и спортсменов нет какой-то промежуточной цели. Когда выходишь на старт, видишь одно место – первое. И когда нас спрашивают, выйдем ли мы в кубковую стадию, я говорю – это не задача для нашего клуба. Непопадание в плей-офф – это аномалия для нас.

– В КХЛ в последние годы список фаворитов сильно ограничен. Это плохо?

– Если внутренний чемпионат не напряженный, то ждать результатов на международной арене не стоит. Хороший пример Швейцария – у них лига – война, самая настоящая война. В КХЛ нужна группа из семи-восьми сильных команд, среди которых нет явного фаворита. В “Динамо”, в “Автомобилисте”, в "Магнитке" принимаются серьезные меры, чтобы быть в числе лидеров. В свое время при всей мощи тех же "Металлурга", "Ак Барса", "Авангарда" выигрывало чемпионат "Динамо". Сентябрь покажет силу команд, правда, например, “Ак Барс" у Билялетдинова традиционно никуда не спешит. А некоторые ведут себя наоборот – надо брать очки, пока дают. Для себя мы не ставим задачу взять максимум очков в сентябре-октябре, мы считаем, что нужно играть каждую игру, отдаваться и бороться за победу.

– В прошлом сезоне после неудачного выступления у "Динамо" могли быть отговорки, но сейчас другая ситуация – у клуба отличный состав.

– Безусловно, перед прошлым сезоном ситуация была, мягко говоря, сложнейшая. Если не сказать катастрофическая. У клуба не было предсезонки, комплектование произошло, когда рынок опустел. Но и в таких условиях "Динамо" неплохо начало – 11 побед в 16 матчах. А потом не хватило именно того задела, который обычно делается перед сезоном.

В этом году мы пришли в клуб в апреле. Меня назначили, я пригласил к себе Анатолия Георгиевича, памятуя о совместной работе в чемпионские годы "Динамо". Все прошло в нормальном режиме. Мы одними из первых провели селекционную работу, сформировали состав. Приняли участие в предсезонных турнирах, причем в условиях, которых у "Динамо" не было никогда. Благодаря чемпионату мира по футболу. И когда все спрашивают, каково наследие турнира, могу сказать: мы его почувствовали. В Нижегородской области была построена современнейшая база в городе Бор, там жила сборная Уругвая. Через неделю после их вылета "Динамо" заехало на это место.

– А как же знаменитый Пинск, куда "Динамо" ездило раньше?

– Все, кто ездил в Пинск, говорят, что его нельзя сравнить с Бором. Бор – это международный уровень!

Харчук: – Я тоже был на этой базе в Нижегородской области, в том же номере, что и Эдинсон Кавани. Мы встретились за завтраком с Валерием Павлиновичем, он говорит: "Ты чего такой серьезный?" Отвечаю: "Я на вас обижен. Потому что у "Динамо" такой базы нет. Нужно такую же в Новогорске!"

– Насколько дешевле проводить сборы в России?

Шанцев: – Мы планировали проводить сбор в Чехии. Но он в полтора раза дороже, чем сбор в Нижегородской области, а условия в два раза хуже. У нас не было никаких поводов ухудшать качество и платить бешеные деньги.

– "Динамо" укладывается в потолок зарплат – 900 миллионов рублей?

– Есть непосредственная зарплата, а есть бонусы, не все из которых облагаются налогом на роскошь. Мы вели расчеты, и с нашими показателями – 850 миллионов базовой зарплаты и 170 бонусами – мы укладываемся в потолок.

– А на каком месте "Динамо" по размеру зарплатной ведомости?

– Не знаем, что у других команд. Не всегда она соответствует результату. В прошлом сезоне у "Динамо" была четвертая "платежка" на "Западе" и девятое место, а у "Торпедо" – восьмой бюджет и пятая позиция.

– По сравнению с прошлым сезоном зарплатный бюджет увеличился?

– Чуть вырос.

– Вы сказали про зарплатную ведомость команды. Какой процент он составляет от общего бюджета клуба?

– Около 50 процентов.

– То есть общий бюджет "Динамо" сейчас около 2 миллиардов рублей?

– Да.

– Какой идеальный формат потолка зарплат?

– Нынешняя формула нормальная.

– Но планируется, что потолок будет жестким и не будет налога на роскошь.

– Ну и хорошо. Важно, чтобы условия не менялись каждый год, а давали перспективу. Клубы заключают контракты не на один год, лучше всего – на три сезона.

– Какое ваше отношение к введению двухочковой системы?

– Это решение могло приниматься в любое время, только чтобы не в середине сезона, иначе все пересчитывать придется. Наше отношение к этому – индифферентное. Прочитал анализ тех, кто занимался пересчетом очков – все равно в плей-офф в прошлом году попали все те команды, которые и так там оказались. Только местами кто-то поменялся.

– Не боитесь, что могут появиться странные матчи – спортивная борьба уходит на второй план, а очки делятся?

– Это рассказывают те люди, которые к хоккею имеют мало отношения и все время что-то придумывают.

ДЛЯ ОВЕЧКИНА "ДИНАМО" – НА ПЕРВОМ МЕСТЕ

– "Динамо" провело мощную трансферную кампанию, подписав Вадима Шипачева и Дмитрия Кагарлицкого.

– Шипачев – один из лучших наших центрфорвардов. По-всякому складывалась его судьба, прошлый сезон получился скомканный. Но это игрок, который почти никогда не набирал менее очка за игру. Таких можно по пальцам пересчитать. Он такие передачи отдает, что некоторые даже не понимают, что он задумал.

– А Кагарлицкий?

– Один из лучших левых форвардов, который может сделать гол из ничего. Может решить судьбу матча в одиночку. Когда он появился на рынке, у нас не хватало нападающих.

– Много ли было конкурентов в борьбе за Шипачева и Кагарлицкого?

– Не знаем. Мы вышли на рынок, провели переговоры с агентами и игроками. Наши условия им понравились, они подписали контракты. А борьба за игроков – неизвестно с кем и неизвестно как. Как в карты играть. Блеф идет – там говорят о своих условиях, а мы-то думаем о своих. Посмотрели, предложили, начинается разговор. Вот здесь с бонусами, вот здесь – без. Кухня всем известная, выбирают агент и игрок. От нас мало что зависит, мы не можем перепрыгнуть свои возможности. Для нас позитивно, что многие игроки ценят "Динамо" и хотят играть за нас. История имеет свое значение. Но по сегодняшний день поступают предложения от игроков, которые говорят, что хотят играть за "Динамо", если будет возможность.

– Москва нравится им тоже, наверное.

– Да, но в Москве не только "Динамо". У нас такая история и такой бренд, которые имеют свою привлекательность.

– Все хвалят Шипачева за то, что в Москве он гораздо лучше общается с журналистами, ведет себя позитивно. Это положительное влияние "Динамо"?

– Он чувствует обстановку. Для меня и Анатолия Георгиевича "Динамо" – родной дом, и мы не хотим, чтобы здесь было какое-то крепостное право. Со всеми игроками работаем как с равными себе.

– Касательно селекции – насколько разграничены полномочия у вас и Алексея Бадюкова? Вмешиваетесь ли вы в его работу? За кем последнее слово?

– Все решения принимает руководство клуба. Прежде всего, генеральный директор и совет директоров. У нас открытая система, все контракты игроков утверждаются советом. Мы обсуждаем все с тренерами, с ветеранами, с членами совета директоров. Когда начали селекционную работу, обсудили и наметили предварительно, над какими позициями мы будем работать. После чего дали задания Бадюкову и его службе: нам нужно вот это, вот это, вот это. Он предлагает несколько вариантов, мы их смотрим, советуемся и принимаем решение.

Харчук: – Исходные параметры иногда задаются тренером. А дальше идет работа со стороны Бадюкова. Он, кстати, хорошо работает с "банком" игроков – очень быстро находит и предлагает варианты.

– В это межсезонье были хоккеисты, которых вы хотели подписать, но не смогли?

Шанцев: – Нет.

– Из-за травмы Андрея Миронова могут возникнуть проблемы в обороне.

– У нас большая работа была проведена по оборонительной линии. Мы взяли двух хороших защитников – Миронова и Миико Койвисто. У нас еще большая плеяда молодежи. Кто знал 17-летнего Андрея Прибыльского?

– Очень понравился на предсезонке.

– Это же наш воспитанник. Кроме него есть Зайцев, Толпегин, Орлов, Волков… Если мы сейчас заполним все наши позиции игроками квалифицированными и взрослыми, то тогда как будут расти эти молодые? У них же не будет практики. Тот же Кравцов? Не дали бы ему играть, он бы не показал результат. Говорят, что сейчас мы потеряем результат из-за молодежи. Но завтра это выйдет нам в плюс. Нужен сбалансированный состав – определенное количество игроков с односторонними и двусторонними контрактами, чтобы поднимать молодых ребят в основную команду и давать им достаточно игрового времени. Они будут расти на глазах. На сбор в Боре мы брали 50 человек, из которых основную массу составляли молодые игроки. Вместо лидеров ставили на матчи в Нижнем Новгороде именно юниоров.

– "Динамо" прошлым летом потеряло многих сильных воспитанников: Костина, Липанова – половину юниорской сборной России 1999 года рождения.

– Все они в нашей обойме. Мы не теряем с ними связь. Если у них будет желание, то они перейдут прежде всего в "Динамо". Пока они пытаются пробиться там, в Северной Америке.

Максим Афиногенов – это старая любовь?

– Старая любовь, как говорят, лучше новой. Но он был лидером в "Витязе", мы знаем его профессиональные качества и не ошиблись. По предсезонной подготовке видно было, что по медицинским характеристикам и результатам тестов он был одним из лучших. И на тренировках Максим один из первых – и по объему работы, и по качеству.

– "Динамо" раньше славилось мощными, зачастую габаритными хоккеистами. Эта команда довольно легковесна.

– Хоккей стал очень быстрым и маневренным. Команды, которые пропагандируют силовой хоккей, – а я достаточно насмотрелся таких в "Торпедо" – не всегда результативны. Нужно иметь хороший баланс – чтобы была поставлена атака с ходу и позиционное нападение. Александр Петунин габаритами не отличается, но вы попробуйте отнимите у него шайбу у борта. Удивительно талантливый в этом плане игрок! Настраивать только на "бей-беги" мы изначально не собирались. Во многих командах, в том числе и в НХЛ, уже не набирают "столбов" – многие игроки ниже 180 сантиметров.

– После сокращения клубов на рынке появилось много хоккеистов, которые не могут найти работу – некоторые даже едут играть в Румынию. Это хорошо?

– Для клубов – да. У нас было 13 нападающих, которые в прошлом сезоне на всех забили меньше 30 голов. Если они хотят так играть, то, наверное, в Румынии им самое место.

– Допустим, Александр Овечкин возвращается в Россию – из-за локаута или после окончания контракта. Он будет играть за "Динамо"?

– Он в этом году приезжал к нам с кубком Стэнли, был у нас в школе. У нас хорошие отношения и с Александром, и с его семьей, мы принимали участие в его становлении как хоккеиста. Мы обсуждали этот вопрос, и Овечкин сказал, что после окончания карьеры в "Вашингтоне" или во время локаута “Динамо” у него будет на первом месте. Единственным препятствием могут стать условия контракта, но то, что в первую очередь он обратится к нам, – я не сомневаюсь.

Анатолий ХАРЧУК
Родился 7 февраля 1958 года в селе Слободка (Винницкая область, Украинская ССР).
Окончил Московский государственный институт мясной и молочной промышленности.
Вице-президент ОКР (1997 – 2005). Президент "Динамо" (2004 – 2006).
В апреле 2018 года назначен заместителем гендиректора "Динамо".

ЗНАРОК НА НАС НЕ ВЫХОДИЛ

– В тренерский штаб вошел Андрей Николишин. Он очень амбициозный специалист, который уже был главным в "Тракторе" и "Амуре". Не боитесь, что он подсидит Владимира Воробьева?

– Олег Ореховский тоже был главным тренером – ну и что? Воробьев неплохо поработал в трудных условиях. На совете директоров мы сразу решили оставить его главным тренером. Работу с нападающими и защитниками надо было усилить, поэтому пригласили бывших динамовцев. Кто сегодня лучше Николишина может поработать с нападающими? Или с защитниками лучше, чем Ореховский? Нам нужен баланс, когда идет обсуждение моделей и целей игры. Можно спорить и ругаться до хрипоты в штабе, но при этом решение оглашает главный тренер.

– Правда, что фигурировала кандидатура Олега Знарка – было общение с ним до окончательного утверждения Воробьева?

– У нас не было. Знарок и его люди на нас не выходили.

– Значит, слухи?

– Наверное. Мы встречались с болельщиками и слышали от них разговоры о возвращении Знарка, но к практике это отношение не имеет. В любом случае, решение принимать самому Знарку.

– Известно, что он хочет вернуться в КХЛ, чтобы доказать СКА, что его там не оценили.

– К нам он не обращался.

Петерис Скудра в "Торпедо" достиг своего потолка?

– У каждого тренера есть своя концепция работы с командой, если он добивается результата, то ему надо доверять. А если менять тренера каждый год или несколько раз за сезон, то ничего не получится, мы пробовали. Когда Скудра начал работать, мы создали ему все условия. Он сторонник жесткого хоккея, канадского направления. Он не воспитывает игроков и сразу избавляется от тех, кто ему не нужен, именно поэтому была такая ротация.

– Но некоторых игроков он возвращал обратно.

– Вы же должны понимать, что у всех бывают ошибки. Главное – чтобы их не было слишком много, и они не перекрывали позитив. Болельщики были счастливы, когда Скудра выходил в плей-офф и даже один раз прошел во второй раунд. У нас не было сомнений, что он должен быть главным тренером.

– А как вы относились к его эмоциональному поведению? Иногда он явно переходил грань.

– Любой творческий человек – очень непростой по характеру. Да, он эмоциональный, но мне больше нравится такие тренеры, чем те, кто спокойно стоят и не руководят игрой. С тем же успехом тренером могу быть и я, а задача тренера – вдохнуть мотивацию, повлиять на ход игры, Скудра это делать умеет.

– Он найдет себе команду?

– Все зависит от того, как другие руководители видят хоккей. Тем, кому нравится его стиль, я бы посоветовал его пригласить. Важно, чтобы были подходящие игроки – сильные, мощные, готовые биться в кровь за шайбу. Скудра с ними будет как рыба в воде.

– Вы провели презентацию команды на Красной площади, но немного смутило, что было немного болельщиков – около 700 человек.

– Были некие сложности, поскольку место готовилось под фестиваль "Спасская башня", площадка носила определенный режимный характер. Мы приглашали существенно больше, но многие не смогли приехать. Просто их не еще было в Москве из-за периода отпусков. Тем не менее, мероприятие получилось неплохое, главное, что понравилось игрокам.

– Теперь осталось вернуться туда в конце сезона с Кубком.

– Когда мы принимали это решение, понимали, что Красная Площадь – это уже совсем не Новогорск, где проводились презентации раньше. Надевая свитер "Динамо" в таком месте, хоккеист берет на себя огромную ответственность. Сегодня настрой решает многое. Кстати именно поэтому мы пригласили в команду психолога.

– Теперь можно прийти к нему и поплакаться, если все плохо.

– Не только поплакаться. Дело в том, что психологическое состояние человека зависит от разных факторов, в том числе и на генном уровне. У любого есть периоды в жизни, когда как бы он ни хотел достичь высокого результата, все равно не получится. Особенно это касается вратарей. Вы говорите, что мы проиграли четыре раза подряд "Спартаку", кто-то даже утверждает, что семь…

– Не гнетет эта серия поражений, даже с учетом предсезонных матчей?

– Давайте посмотрим, что будет в регулярном чемпионате. Это же все-таки товарищеские матчи. Если уж так оценивать – ЦСКА в одну калитку вынес "Спартак" на Кубке мэра, а мы обыграли армейцев. Я вот читаю в прессе рассуждения Бориса Майорова о подготовке "Динамо". Он говорит: "У ЦСКА выиграли, но я считаю, что этот матч не нужно оценивать, надо смотреть игру против "Спартака". В той встрече красно-белые выиграли, Шипачев был никакой". Ему, конечно, приятно смотреть на победу спартаковцев, а нам приятна победа над армейцами.

У НАС СТРАННЫЕ ТВ-РЕЙТИНГИ, В КОТОРЫХ БИАТЛОН ВЫШЕ ХОККЕЯ

– Когда "Динамо" переедет на новую арену в Петровском парке?

– С 1 января 2019 года новая арена будет готова, открываем ее 4 января матчем с "Автомобилистом". Сейчас уже думаем о том, как отметить этот день – в каком формате проведем игру и праздник. Каждую неделю мы проводим оперативные встречи со строителями и управляющей компанией. Недавно посмотрели подтрибунные помещения и первый лед. Любая стройка – дело непростое. Сейчас есть отставание от графика, но некритичное.

– Реально ли в Москве собирать полные трибуны на каждом матче?

– Конечно. Да, в Москве много спортивных и культурных мероприятий, многое нам мешает. Но главное – работа самого клуба. Нужна раскрутка совершенно на другом уровне – и реклама, и интернет, и работа с болельщиками. По продаже абонементов мы – среди лидеров лиги на сегодня, продали около двух тысяч.

Харчук: – По сравнению с прошлым сезоном объем продаж увеличился в 2 раза.

– С "Мегаспортом" было тяжело договориться? В ЦСКА сетовали на высокую арендную плату.

Шанцев: – Когда мы вели переговоры с "Мегаспортом", опирались на принятый советом директоров бюджет. В него мы уложились, и никаких сложностей не возникло.

Харчук: – "Мегаспорт" – это арена правительства Москвы, и у них есть утвержденные ставки по аренде. Сложностей больших не было.

– Насколько появление новой арены повысит процент окупаемости клуба?

– Ожидание того, что клубы станут самоокупаемыми, очень преждевременно. Для этого нет никаких экономических условий. 60 процентов от дохода клубов НХЛ – ТВ-реклама. Телекомпании гоняются за клубами, чтобы получить права на освещение матчей. А я как куратор "Торпедо" каждый год платил шесть миллионов рублей ВГТРК, а потом и "Матч-ТВ", чтобы показать по местному телевидению матчи нижегородского клуба.

– Российский футбол уходит с бесплатного телевидения. Должны ли зрители платить за спортивные трансляции?

– У нас странные ТВ-рейтинги, в которых биатлон выше, чем хоккей. Открою секрет: каждое утро я начинаю с чтения прессы – первая газета – это "Спорт-Экспресс", вторая – "Советский спорт". Иногда хочется посмотреть, как сыграл ФК "Нижний Новгород". Порой не найдешь, при этом на виду все европейские и мировые лиги. Но не ФНЛ. Проблема в том, что мы свой спорт недостаточно рекламируем. Рейтинги составляет неизвестно кто. Всю свою экономику мы построили на рыночных условиях, кроме прессы и ТВ. Вам говорят: "Если хотите, смотрите, если нет – выключите совсем". Вариантов выбора нет, и рейтинг сам потребитель не определяет.

– Как относитесь к продаже пива на хоккее?

– По пиву меня не надо убеждать, что оно нужно. Я давно в хоккее, весь мир объездил и везде видел одну и ту же картину. Это наша самая реальная глупость. Когда я пришел в Нижний Новгород, и "Торпедо" стало играть в КХЛ, мы начали торговать пивом и два года на нас никто не наезжал. Вдруг к нам приходят и говорят, что здесь спортивный объект и нельзя торговать. А почему нельзя? Люди, которые приходят сюда, спортом не занимаются. Они сидят на стульях и смотрят зрелище. Вы в театр ходите?

– Антракт есть всегда.

– Там в буфет зайдешь, можешь выпить шампанское, пиво, что хочешь. Разница какая между театром и хоккеем? Они говорят, что разная публика. Зачем же так принижать наших болельщиков? Тогда мы взяли и переименовали Дворец спорта "Нагорный" в культурно-развлекательный комплекс "Нагорный". И получилось вроде как не спортивное сооружение. Через какое-то время приняли закон, что и в таких сооружениях нельзя пиво продавать.

На самом деле, сейчас идет борьба в экономике. Между теми, кто занимается разным бизнесом. Это к борьбе с алкоголизмом никакого отношения не имеет. В той же самой Праге построили стадион для чемпионата мира. Под ним есть пивоваренный завод, чтобы каждый мог прийти и выпить пиво без очереди.

А у нас надо у окна встать во время перерыва зимой. Как только объявляют перерыв, болельщики несутся к своим машинам, открывают багажники и начинают заглатывать пиво. На чемпионате мира было видно, что пиво вреда не приносит, если в человеческих условиях можно выпить бокал или два. Клуб сам не может принять это решение, это не наша функция.

Харчук: – Есть положительный пример. В 2004-2006 годах, когда основным партнером "Динамо" было "Очаково". Они очень приличные деньги в бюджет платили.

Шанцев: – Во всех странах пивоваренные компании занимаются спонсорством на самом высоком уровне. Не зря когда футбольный чемпионат проводили, было много рекламы этого напитка. Самые крупные партнеры турниров – это именно пивные компании.

ВСЕ ГОВОРИЛИ: "ЗАЧЕМ НИЖНЕМУ НОВГОРОДУ ЧЕМПИОНАТ МИРА?"

– Вы много лет возглавляли Нижегородскую область, этим летом там прошли матчи ЧМ-2018. Какие сложности возникали в процессе стройки?

– Во-первых, было много противников того, чтобы проводить ЧМ-2018 в Нижнем Новгороде. Все говорили: "Да зачем нам этот турнир, эти затраты, команды у нас нет". Сегодня же ситуация обратная – если приедете в город и побеседуете с людьми, поймете, что абсолютно все в восторге. Когда идет борьба, всегда что-то придумывают: то стадион не там стоит, то место плохое, то придумали про храм на плавучем острове. На самом деле никакого плавучего острова там нет, прекрасная геология, прежде, чем строить арену, исследовали все от "а" до "я".

"Нижний Новгород" – лучший проект среди всех стадионов, построенных к ЧМ. Это не я признал, а специалисты. На игры местной команды приходит по 30 тысяч человек, такого никогда в истории не было! И условия, конечно, отличаются от старого нижегородского стадиона "Локомотив", подтрибунные помещения, сервис, как все организовано – колоссальные отличия.

– Как вы думаете, как в дальнейшем будет использоваться стадион, учитывая, что команды из Премьер-Лиги сейчас в городе нет? Как использовать арену эффективно в таких условиях?

– Вы спрашиваете про наследие, я уже рассказывал – рядом с Нижним Новгородом никогда не было хорошей тренировочной базы. У главной футбольной команды не было, у остальных – какие-то закутки. Теперь есть база международного уровня. 75 номеров высшей категории, думаю, на четыре звезды тянет. Спортивная инфраструктура – линейка тренажеров в самой гостинице, одна из лучших. Зона релакса – баня и так далее. Медицинская зона – оборудования по электролечению, УЗИ-аппаратура, современнейшие условия. Плюс два футбольных поля с подогревом, с естественной травой, которые соответствуют требованиям ФИФА.

Кстати, мы выбрали город Бор для постройки базы потому, что рядом с ним находится физкультурно-оздоровительный комплекс, в котором – искусственный лед, два бассейна, большой спортивный зал, где даже мячом не достанешь до потолка, зал единоборств, что иногда тоже требуется хоккеистам. Вот и наследие. К тому же, благоустроили город, привели в порядок аэропорт, сделали красивую набережную. Что касается использования стадиона – меня всегда удивляет, когда люди говорят, что в городе нет команды. Понимаете, стадион футболом не прокормишь. В ФНЛ – 38 матчей, из них – 19 домашних, а дней-то в году 365. Поэтому, когда мы проектировали стадион, делали его комплексным, чтобы он подходил подо все. Место, где находится арена, превращается в общеполитический центр Нижнего Новгорода и области, потому что там будут проводиться все массовые мероприятия.

Раньше мы их проводили под открытым небом. Иногда на этой площади собирается по 60 тысяч человек, если хорошая погода. Мы даже День Города раньше вынуждены были с осени перенести на 12 июля, чтобы не попасть в сезон дождей. А теперь под крышей могут находиться 45 тысяч болельщиков. Там реально даже бассейны ставить, проводить чемпионаты мира по плаванию, или, например, по конному спорту, любые концерты устраивать. Такой площадки в Нижнем Новгороде больше нет.

Мы провели фестиваль современной электронной музыки "Alfa future people" недавно, рядом с Нижним, в Балахне. 100 тысяч человек за два дня посетили фестиваль, со всей страны приезжали. Людям дай хорошую, интересную программу – и они повалят на стадионы. Стадион надо расписать на несколько лет вперед, как это делают во всех современных странах. Беседовал с нашими исполнителями симфонической музыки, с Башметом тем же самим. Он говорят, у нас нет покоя от обращений из других стран, особенно из США, чтобы мы на стадионах играли, и можно было собрать как можно больше зрителей. Ни одного такого приглашения из России у нас нет. Почему? Потому что стадионы у нас были никакие. Куда приглашать? Сейчас есть современнейшая база и надо комплексно ее использовать, потому что никаким футболом такие стадионы не прокормишь. Никто в мире не ставит себе такую задачу.

– Есть шанс, что хоккейное "Торпедо" все-таки получит новую арену?

– Мы оставили два земельных участка под строительство. Но ситуация с инвестированием все время меняется. Дело в том, что такой стадион за бюджетные деньги не было возможности построить, особенно с областными финансами, почти пять миллиардов рублей найти нереально. Думали, что создавать в первую очередь – материальную базу для массового спорта или стадион для "Торпедо". Мы посчитали, что начинать надо с первого варианта. Строили физкультурно-оздоровительные комплексы, возвели 40 штук. Количество регулярно занимающихся спортом выросло в три раза за эти годы. Мы считаем, что выбрали правильное направление. Перед новым руководством области открытая поляна, можно уже собирать деньги на строительство новой арены. Знаю, что врио губернатора Нижегородской области (Глеб НикитинПрим. "СЭ") сейчас этим серьезно занимается.

30 августа. Москва. Генеральный директор московского "Динамо" Валерий ШАНЦЕВ (слева) и его заместитель Анатолий ХАРЧУК в телестудии редакции "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
30 августа. Москва. Генеральный директор московского "Динамо" Валерий ШАНЦЕВ (слева) и его заместитель Анатолий ХАРЧУК в телестудии редакции "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

"ДИНАМО" И ХОККЕЙ – МОЯ ЖИЗНЬ

– Вы говорили, что до возвращения в "Динамо" у вас были другие предложения по работе. Какие?

– В основном хозяйственные, потому что политическую деятельность продолжать уже было бы неправильно – возраст человека все-таки определяет его карьеру. Мне хотелось по возвращении в Москву выбрать работу по душе. Когда поступило предложение по "Динамо", и подчеркну, что оно пришло неожиданно, я уже работал и был одним из руководителей крупного концерна, членом совета директоров "Транснефти". Но "Динамо" и хоккей – это моя жизнь. Если мы выиграли у ЦСКА, у меня такое хорошее настроение, готов горы свернуть. Эмоциональная нагрузка очень важна для человека. Она позволяет ему быть молодым, стремительным, решать многие вопросы.

Харчук: – Когда проходил Кубок губернатора в Нижнем Новгороде, мы вместе пошли по городу прогуляться. Я наблюдательный, но в своей жизни мало встречал людей, которых так уважают и любят. Не было ни одного человека от детей до пожилых, которые не обращались к Шанцеву: "Это вы?", "Уже к нам вернулись?", "Можно с вами сфотографироваться?". Когда мы приехали к стадиону, вы не можете представить, что там было. На площади все стояли вокруг Валерия Павлиновича. Настолько искренние уважение и любовь. Подошли молодые девочки – болельщицы. Шанцев достал конверт и передал им, а там были билеты на все матчи "Торпедо". Когда я всю эту картину увидел, понял, что есть такое понятие: народная любовь. Говорю без какой-либо лести, объективно.

Шанцев: – Тут ничего нового нет. Если ты умеешь слушать людей и реализовывать проекты, которые им нужны, это все придет автоматически. В Нижнем долгое время не было кольцевой дороги. Весь коммерческий транспорт, все эти фуры ехали через город, пробки стояли ужасные. Невозможно было в центре дышать, потому что газуют на малых оборотах, а это страшное дело. Первую очередь Южного обхода длиной в 16 км строили 12 лет. Когда я пришел, там еще вторая очередь была той же длины, а третья – 15,5 км. Если я буду столько же строить, то…. Поэтому вторую соорудили за 2,5 года, третью за два, и весь этот транспорт вывели из города.

Горьковское метро бросили строить, пришлось доказывать людям, что мы через какое-то время помрем без метрополитена. Нашли деньги, 28 миллиардов рублей. Люди понимают, что раньше они два часа ездили в центр города, а теперь – 20 минут. Появился мост Борский, соединяющий левую часть Волги с правой. До этого 50 лет не строилось таких сооружений через реку в Нижегородской области. Прошлый мост был двухполосный и его пропускная способность составляла 12 000 автомобилей в сутки. А по нему уже ехало 70 000 машин. Представляете, что там было? Пятичасовые пробки. Построили новый мост. Сейчас 15 минут – и ты в центре города, без пробок. Я это все отношу не к своим достижениям, а к той команде, которая работает на людей. Передо мной что в Москве, что в Нижнем Новогороде ставили одни и те же задачи – чтобы людям хорошо жилось.

В Париже не давали в свое время строить Эйфелеву башню. Сегодня спроси любого, и они скажут, что без этой башни не представляют город. Таких историй много и у нас в стране. Когда люди реализовывали какой-то проект, они подвергались гонениям и только через какое-то время, когда появлялись результаты, все вспоминали: "а ведь он все правильно сделал". А его в это время угнетали, в тюрьму сажали (смеется). Во Франции был префект Осман (Жорж ЭженПрим. СЭ), который перестроил город, но и он подвергался унижениям. А теперь его имя в десятке самых великих французов. Его нет, а память осталось. Сейчас легче. Если ты принял решение, то должен донести до умов людей. До реализации проекта убедить их, что ты прав.

​Все о КХЛ: календарь и результаты матчей, турнирная таблица – здесь

Газета № 7725, 04.09.2018
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...