14:00 29 апреля | Хоккей — КХЛ

"Экспериментов над людьми не будет". Новый тренер "Салавата" – о будущем клуба

Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ" Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ" Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"
Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"

В "Салават Юлаев" сватали многих тренеров, но руководство уфимцев неожиданно назначило на этот пост помощника Эррки ВестерлундаНиколая Цулыгина. Новый главный тренер рассказал "СЭ" о неожиданном повороте карьеры.

Вадим АМИНОВ

В ТРЕНЕРСКОМ ШТАБЕ ОСТАНУТСЯ ДВА ФИННА, ПРИЕДЕТ ЯЧМЕНЕВ

– Как восприняли назначение?

– Было неожиданно. Вроде бы сравнительно недавно сезон завершили, и уже новое назначение. Я бы не стал это с чем-то сравнивать. С одной стороны, приятно осознавать доверие. В то же время накладывается большая ответственность. Для республики хоккей – больше чем спорт.

– Первым делом начали составлять рабочие планы на лето?

– Да, это стандартное занятие для межсезонья. Корректируем планы для тренировочного лагеря. Вместе с Вадимом Тарасовым ищем способы для дополнительной мотивировки игроков. Договорились вспомнить или найти разные фразы или лозунги, чтобы нанести их на тренировочную форму и в раздевалке.

– Что-либо интересное нашли?

– Вариантов много. И чисто спортивные фразы, есть цитаты из классиков. Вы сами видите у нас на столе бумаги с графиками, расписаниями. Работы прибавилось.

– От кого было приятнее получить поздравления по поводу назначения?

– Позвонил мой первый тренер – Владимир Иванович Воробьев. Сказал, что не зря начинали, старались. Особенное чувство было во время разговора с ним.

– Вы сказали про большое количество рабочих моментов. В том числе и про тренерский штаб?

– Мы уже определились с теми, кто будет работать с командой. Во-первых, в клубе остаются финские специалисты Томи Ламса и Ярмо Койвисто. Будет с нами работать и Виталий Ячменев. Остается Вадим Тарасов. И мы планируем, в случае подписания иностранного голкипера, пригласить еще одного иностранного тренера по вратарям. Пока это на стадии обсуждения. Такой вариант будет удобен и выгоден всем.

– По двум финским специалистам, если честно, довольно неожиданное решение.

– Для нас ничего неожиданного. Мы же сразу определили роли каждого тренера. Ламса отвечает за разбор игры нашей команды, Ячменев будет собирать информацию по сопернику. Еще раз скажу, что ребята знали кто будет главным тренером.

– Ламса меньше лет, чем вам.

– Вы про возраст, видимо. По тренерскому опыту он даст фору многим другим тренерам. Он успел поработать главным в "Йокерите", "Пеликансе". Будет слабый тренер руководить клубом в Финляндии? То же самое могу сказать и о Койвисто. Он очень опытный. И, знаете, у него нет стремления как можно больше нагрузить команду. Он не подходит и не говорит "а давайте дадим им больше нагрузки, посмотрим на результат".

– Это напоминает эксперименты над людьми.

– Их у нас не было и не будет. Наш тренерский штаб не будет никого кошмарить. Да, будут предельно жесткие требования по многим пунктам.

– По вратарям в сезоне был вопрос. Скривенс чудил, Кареев долго не мог победить.

– По вратарскому вопросу у нас было не больше проблем, чем у других команд. Можно вспомнить клубы, где вратарские бригады называли лучшими в лиге. Но эти команды выбыли в первом раунде плей-офф. Если говорить про тренера, Вадим Тарасов проделал большую работу. Это не видно со стороны. Вадим Геннадьевич умеет внушать уверенность своим подопечным. Он как-то сказал, что нет неперспективных голкиперов, есть недостаток времени и внимания. Тарасов успел поиграть в КХЛ, знает эту кухню. Чемпион страны и трехкратный обладатель приза лучшему вратарю, Вадим, что важно, держит себя в отличной форме, для его работы это большой плюс.

– А Ячменев ведь ваш одногодка. Успели с ним поиграть?

– Мы практически не пересекались в клубах, играли вместе за юниорскую сборную России в начале 90-х. В нем подкупает опыт и знание североамериканского, европейского хоккея. Челябинский воспитанник, универсальный специалист.

– На кого сделаете ставку в качестве главного помощника?

– Не будет ни второго, ни третьего тренера. Мы стремимся принимать решения вместе. Не собираемся сидеть за закрытыми дверьми. Общение, контакт – правильная обстановка. Конечно, последнее решение остается за мной.

– Вас можно назвать молодым тренером?

– Ну, пусть буду молодым. Даже не по возрасту, а по первому опыту работы главным тренером в клубе КХЛ. Знаете, даже если тебе шестьдесят лет и впервые начинаешь в роли главного, невольно будешь новичком считаться.

Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"
Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"

ВЕСТЕРЛУНД ПЫТАЛСЯ ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ

– Верно ли, что при Вестерлунде команде не хватало какой-либо моральной встряски во время матчей?

– Напрасно вы думаете, что Эркка был всегда спокоен. Другое дело, что не все любят показывать свои эмоции. Вы же видели, он мог и на лед выйти, и в раздевалке пошуметь. Что касается работы в перерывах матчей, то она в шла на нормальном профессиональном уровне. Ну не бегать же по лавке и истерить!

– Тем не менее, на протяжении всего сезона были разговоры о проблемах с коммуникацией внутри команды.

– Никакого недопонимания между игроками и тренерами внутри тренерского штаба не было. Просто стиль поменялся. Хоккеистам было тяжело перестраиваться, поэтому в начале сезона не очень хорошо.

– Кому тяжелее: "им у нас" или "нам у них"?

– Думаю, что все-таки нашим спортсменам тяжелее. Могу это подтвердить и на своем опыте. Нелегко там, правда. А мы здесь гостеприимные, хотим гостям создать все условия, помочь. Дело в том, что перестроиться тоже надо помочь, где-то подсказать.

– Нежелание учить русский язык тоже связано с созданием условий?

– Я бы не сказал, что у тренеров не было желания учить русский. Они пытались освоить язык, постоянно что-то спрашивали, старались строить отдельные фразы. Эркка старался определенные моменты сказать по-русски, особенно подбодрить ребят. Главное, что они понимали игроков, понимали ребят из персонала. Но говорить по-русски иностранцам очень сложно. Да, в пример приводят того же Кари Хейккиля, но он в России работал продолжительное время и смог перестроиться.

ПЕРЕГРУЖАТЬ КОМАНДУ НА СБОРАХ – КОПАТЬ СЕБЕ ЯМУ

– По сравнению с прошлым годом, предсезонная подготовка претерпит изменения?

– Предсезонка годичной давности была нестандартной. Все знали и понимали, что буквально перед самым плей-офф будет долгий перерыв. Сейчас же лето у нас более или менее стандартное. Планы определились: сборы в Финляндии, предсезонный турнир в Астане или Челябинске, домашний Кубок Республики Башкортостан.

– Насколько сильно будете грузить команду?

– Серьезно. Но с умом. Один из тренеров, помню, даже сказал: "лучше недотренировать, чем перетренировать". Можно, конечно, дать так, чтобы у половины "кресты" полетели. Только зачем это делать? Так экспериментировать нельзя, иначе раздевалка в лазарет превратится. "Перегружать" игроков – копать яму. Кстати, у нас не было травм на фоне усталости. Этот момент в конечном итоге может решить если не все, то многое.

– В сезоне были вопросы к команде по "физике"? Ведь в третьих периодах "Салават Юлаев" играл довольно неважно.

– У меня встречный вопрос: почему в заключительных двадцати играх чемпионата "Салават" по очкам шел на первом месте? Да, мы проигрывали третьи периоды. Но сваливать все на физическую подготовку нельзя. Неважная ситуация с третьими периодами была в начале сезона. Это возвращаясь к вопросу о требованиях перестроения. Сложно было перестроиться. Летом 2017-го у нас существенно поменялся состав, новый тренерский штаб, новые реалии. Но в концовке сезона, в нужный момент мы смогли перестроиться.

Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"
Николай ЦУЛЫГИН. Фото "СЭ"

ПОЧЕМУ ПРОИГРАЛИ В ПЛЕЙ-ОФФ

– В плей-офф, на ваш взгляд, команда была свежей?

– Учитывая то, что мы сыграли четырнадцать матчей за двадцать три дня, ребята двигались и работали очень хорошо. После решающей седьмой игры уже через день началась серия с "Трактором". И в ней снова было семь встреч. Челябинцам мы не проиграли в движении. Проиграли по счету, где-то просто не пошло.

– С соперником по первому раунду не повезло? Все-таки "Авангард" весь сезон держался на вершине, уступив место как раз вашей команде под занавес регулярного чемпионата.

– Слабые команды в плей-офф вообще не попадают. Все прекрасно помнят, кто ходил по краю и боролся за кубковую восьмерку. Думаете, с "Амуром" было бы легче? Дело не в "физике", как вы говорите. Дело в эмоциях. Было потрачено много нервов на определенных этапах. После олимпийской паузы нам обязательно надо было два домашних матча выигрывать. Важно было побеждать и перед паузой, когда смогли переиграть ЦСКА. Выиграли – тоже эмоции, седьмой матч – опять всплеск и выброс.

– Но запоминаются-то матчи плей-офф!

– Так надо было выходить и говорить, чтобы не напрягались? Там ставка была очень высокой: оступишься – будешь вне восьмерки. В хоккее это самое страшное наказание. Вы же спрашивали про третьи периоды. У нас были матчи, когда мы в как раз на последних минутах побеждали или уходили от поражений. Поэтому и нельзя отделять одно от другого. Вроде бы вчера победили в инфарктном седьмом матче серии, да еще в овертайме, а назавтра уже новый соперник.

Я НЕ ПОНИМАНИЮ СЛОВ О РАЗДЕЛЕНИИ НА СВОИХ И ЧУЖИХ

– Для Уфы и местного хоккея всегда был важен вопрос своих воспитанников. Вы видите состав "Салавата Юлаева" более уфимским?

– Такие разговоры пошли после удачных сезонов в первой половине 90-х. Конечно, и болельщикам, и республике приятно, если на льду в форме команды было как можно больше местных игроков. С другой стороны, существуют определенные задачи. И этим задачам надо соответствовать. В команде по определению не должно быть разделения на своих и чужих. Чужие – это соперники, которых надо обыгрывать. Свои все здесь, в раздевалке, в команде, в клубе.

– Просто все чаще приходится слышать фразы "а вот раньше" и воспоминания про "девяносто процентов своих воспитанников".

– Я тоже это слышу. Но возродить прошлое еще никому не удавалось. Если вспомнить команду, завоевавшую первые медали для клуба, в ней играли ребята, становившиеся чемпионами по своим возрастам в первенствах страны. Большая ошибка считать, что определяющим фактором была местная прописка. Да, подобралась отличная команда, с хорошими исполнителями, с умными игроками. Практически все были выпускниками "юлаевской" школы. И в тот же момент практически все были чемпионы, призеры страны разных возрастов. Поэтому играли в главной команде.

– Не так много тренеров, поработавших с детьми в школе и с "молодежкой" в МХЛ.

– Каждая работа подразумевает определенный опыт. Опыт ни за какие деньги не купишь. Работая в хоккейной школе, я начинал тренировать шестилетних мальчишек. Кто знает, тот поймет. Они очень маленькие, только учились кататься. Они только начинали изучать что такое режим, послушание. Другая история – выпускной возраст и молодежная команда. Это уже практически готовые хоккеисты. По крайней мере, должны таковыми быть.

– При взгляде на хоккеистов "Салавата Юлаева" можно вспомнить тех же шестилеток?

– Некоторые взрослые реагирует на моменты, как и дети. Не удивляйтесь, но привычки у кого-то остаются с детства. Вот привык хоккеист делать так, он и будет делать только так и не иначе. Конечно, аналогии проводить можно. Но не нужно. Разные миры, разные задачи. 

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...