23:45 27 марта 2017 | Хоккей — КХЛ

Алексей Кудашов: "У меня просто сорвалась крышка бутылки, когда я ее держал"

Главный тренер "Локомотива" Алексей КУДАШОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Главный тренер "Локомотива" Алексей КУДАШОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

КХЛ. КУБОК ГАГАРИНА-2017. ЗАПАД. Финал. Третий матч. "ЛОКОМОТИВ" – СКА – 1:2 ОТ

После матча игроки постарались не говорить об игре, а хоккеисты сборной из разных команд спокойно общались между собой

Алексей ШЕВЧЕНКО
из Ярославля

Пресс-конференция получилась просто удивительной. Мало того, что Олег Знарок привычно поздравил всех с победой, так еще и Алексей Кудашов повторил это.

Но задавать вопросы по такой игре – действительно странно, ведь послезавтра новый матч.

– Вы бросали бутылку, Алексей Николаевич? – не выдержал я.

– Она упала случайно, – ответил он.

На этом и разошлись.

Я стоял и ждал игроков, чтобы узнать о впечатлениях. Мимо меня прошел главный тренер "Локомотива". Неожиданно он свернул ко мне.

– Вы момент видели?

– Нет, – говорю. – Видел, как бутылку поднимали. А вы бросали?

– Да она действительно выпала, – ответил он. – Просто сорвалась крышка, когда я ее держал и тряхнул.

Он не врал ведь. Да и зачем ему это? Я Кудашова знаю. Он может не разговаривать в течении трех лет, запомнив какое-то неосторожное слово, но прекрасно осознает, чем грозит команде любое неправильное действие.

Мы дошли до автобуса. Пожелал ему обойтись без дисквалификации.

– Не должны вроде бы, – с сомнением покачал головой тренер.

 

Спасибо за интервью, тренер.

Публикация от boogaard1975 (@boogaard1975) Мар 27 2017 в 12:25 PDT

Я остался у входа, чтобы осмыслить все это, но тут подошел Олег Знарок. Определенно мне в этот день везло. Он попросил зажигалку.

– Что думаешь об игре? – тренер умеет расположить к себе.

– Да тяжелые вы, – терять мне было нечего. – Жду голов, а все с трудом дается.

– Так плей-офф же, – развел руками тренер.

– Зато Шестеркин хорош, – вспоминаю.

– Тьфу-тьфу-тьфу, – сплюнул он и посмотрел на меня.

Пришлось сплюнуть. Но только потому, что также бы я поступил по отношению к любой другой команде.

Помолчали. Мыслей про игру у меня было, будем честными, совсем мало. Но все нравилось. Знарок же вздыхал.

– Тяжело, – произнес он.

Я посмотрел недоверчиво.

– Неужели вы так устаете. Стоите же просто на скамейке.

– Вы даже не представляете как, – посмотрел он серьезно на меня. – Даже не представляете!

С хоккеистами говорить лучше о посторонних вещах, но я все-таки догнал Егора Рыкова.

– Вы тафгай от бога, – вздохнул я.

– Да нормально все, – успокаивает защитник. – Мне и не попало совсем почти. Попало, конечно, но не сильно. Главное, что команда…

Но я уже ушел.

Сергей Плотников и Николай Прохоркин обсуждали все, что угодно, кроме игры. Тут подошел Илья Любушкин.

– Ты осторожней давай, – дружелюбно попросил он Сергея.

– Да ты сам давай осторожней, – вежливо попросил Плотников.

– Я же бить тебя шел, а ты руки выставляешь, – укорил его ярославец.

– Но я же… – Плотников что-то тоже ответил.

Эти люди умеют забывать самое плохое после игры.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ