Алексей Гойхман: "Шеф, подправим!" – сказал мне Цымбаларь". РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ Спорт-Экспресс.
Спорт-Экспресс
00:15 16 сентября 2016 | РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Алексей Гойхман: "Шеф, подправим!" – сказал мне Цымбаларь"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Когда-то он был крупной фигурой в нашем футболе – руководил клубом "Нижний Новгород", затем "Волгой" в славные ее времена. Вкладывал собственные деньги. Жил игрой, не пропуская даже тренировки.

Но в нижегородском спорте все столь зыбко, что развалились оба клуба. Сначала "Нижний Новгород", а минувшим летом – "Волга". В накопленных долгах обвинила Алексея Гойхмана – хоть распрощался он с "Волгой" задолго до закрытия.

Но вот же удивительный город – при всех намеках сверху остается Гойхман одним из самых уважаемых людей. Он и депутат, и руководитель нижегородского транспорта.

Футболом болеет до сих пор.

СУД

– Финансовые беды руководители "Волги" списывают на вас. Обвиняют, что всем легионерам платили в долларах. Это и подкосило, когда курс взлетел.

– С некоторыми футболистами контракты действительно заключались в валюте. Возможно, это ошибка. Но! Курс пошел вверх в 2014-м. А я покинул "Волгу" в 2011-м. В тот момент игрокам должны были одну зарплату и премиальные за два матча.

– Какие были премиальные?

– От 5 до 10 тысяч долларов – в зависимости от соперника. За ничью – 50 процентов.

– Почему игрокам выплачивали подъемные, используя формулировку "компенсация расходов на переезд"?

– Агент привозит легионера, начинаем обсуждать финансы. "Есть проблема, – говорят мне. – В России налог на иностранцев – 30 процентов. Несправедливо, когда при одинаковой зарплате в 10 тысяч долларов он получает на руки 7 тысяч, а русский – 8700…" – "Я-то при чем? Такие законы".

– Логично.

– В ответ слышу: "Мы готовы на понижение зарплаты, если возместите часть потерь". Тогда 10 тысяч превращаются в 5. С них выплачивается 30-процентный налог. Оставшиеся 5 тысяч проводятся как "компенсация расходов на переезд", что не облагается налогом.

– Законно?

– Разумеется. Это называется оптимизация. Подъемные в футболе были, есть и будут.

– Некий источник в клубе рассказал в интервью: "Слова Гойхмана о непричастности к долгу в 100 с лишним миллионов рублей по контракту с румынским полузащитником Яношом Секели не соответствуют действительности. Информация опровергается официальными документами: трудовым договором с игроком, где указана дата – 5 августа 2011 года, стоит подпись Гойхмана, а также решением Палаты по разрешению споров ФИФА, где указана сумма долга перед Секели в размере 1 288 600 долларов. Плюс пени в размере 5 процентов годовых, начисленные на указанные суммы начиная с 28 марта 2012-го и до фактического осуществления платежа…"

– История одна – что с Секели, что с Гогуа, Салуквадзе, Ходжавой и Вацадзе. Допустим, вы в кредит купили пиджак. Через месяц носить надоело. Можете продать, выручив хоть какие-то деньги. Кредит-то все равно нужно возвращать. А тут – опа, пиджак на помойку. Зачем? Не лучше ли договориться?

У футболистов, которые судились с "Волгой", нет претензий по 2010 году, 2011-му. У того же Секели они начинаются с марта 2012-го. А Гойхман ушел в августе 2011-го. К 2015-му с учетом невыплаченных зарплат за время контракта и взлетевшего курса накопился сумасшедший долг. Насчитали абсолютно всё! Ну так надо понимать, что футбольные законы жесткие. Нельзя игрока взять и уволить. Не нравится – продавай. Либо находи общий язык с агентом, разрывай трудовое соглашение. Пока футболист на контракте, клуб обязан ему платить, даже если очень не хочется.

– Вас-то чем румын привлек?

– Предлагают игрока. Селекционный отдел вместе с тренерским штабом принимает решение – нужен. Дорогих футболистов "Волга" не покупала, старались приглашать тех, у кого закончился контракт. Но агенту платить надо. Кому 200 тысяч долларов, кому – 300. Начинаю договариваться: "Всю сумму сразу не потянем. Расплатимся частями, за три-четыре года. Устраивает – подписываем контракт. Нет – до свидания". В основном агенты соглашались: "С голоду не умираем, потерпим". На таких условиях брали и Секели, и грузинских футболистов. К августу 2011-го агентские соглашения по этим игрокам были не до конца оплачены. Я ухожу из "Волги", следом им: "Пошли на х..!"

– Новое руководство?

– Совершенно верно. Да мало ли, говорят, что там Гойхман подписывал, у нас концепция изменилась, платить не желаем… Перевели игроков в молодежку, потом выгнали. Вот они и подали в суд. Я искренне не понимаю, почему нельзя было расстаться цивилизованно. Вы же по документам деньги должны! Так садитесь за стол переговоров, ищите компромисс, трудоустраивайте ребят. В свое время несколько клубов предлагали за Ходжаву более полумиллиона евро – мы не отпустили. Да и других продать было реально. Вместо этого довели до суда, теряя деньги, репутацию… Абсурд!

– Как вы уходили из "Волги"?

– Обыграли дома "Терек" – 3:1, и написал заявление. Я уже не понимал, что от меня хотят. Руководители клуба вечно были недовольны, даже после побед что-то не нравилось.

– В чем упрекали?

– Говорили, что у меня тоталитарный метод управления, со мной неудобно, в одиночку принимаю решения, кураторов клуба это не устраивает… Я мог встать в позу, прикрываясь контрактом до конца сезона. Но посчитал, что в подобной ситуации продолжать сотрудничество бессмысленно. Я привык работать так, как учили коммунисты: знамя доверили – неси. Двух знаменосцев в строю не бывает.

– Претензии выслушивали от вице-губернатора Дмитрия Сватковского?

– Обойдемся без фамилий. С Дмитрием Валерьевичем в этом году пообщались. Его инициатива, молодец. Не факт, что я первым сделал бы шаг навстречу. Признали, что оба погорячились. Ударили по рукам. Претензии, распри, обиды остались в прошлом.

Игорь ЕГОРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ЕГОРОВ

– К 2018 году стадион в Нижнем достроят?

– Сто процентов! Других вариантов нет.

– Кто ж играть на нем будет?

– Вот это вопрос. Для второго дивизиона иметь такую арену жирновато. Да, можно заполнять концертами, другими мероприятиями, но нельзя забывать, что строится стадион для футбола. Значит, нужно возрождать команду, выходить в премьер-лигу. Только заниматься футболом надо снизу вверх, а не сверху вниз, как повелось в России. Поэтому многие клубы сейчас на грани банкротства. Везут легионеров вместо того, чтоб своих пацаняток растить.

– В футбол вам хочется вернуться?

– Поостыл маленько. Зимой 2012-го звали в клуб из Москвы, предлагали частично спонсировать. Но собственные деньги вкладывать в футбол я не собираюсь. Наемным менеджером пошел бы.

– Сколько миллионов там оставили?

– Точную цифру называть не буду, но сумма серьезная. Даже дома никому не говорил. Хоть я не был владельцем "Волги" или "Нижнего Новгорода". Добавлял свои в экстренных ситуациях. Когда случались кассовые разрывы, например. Оформлялось договором о спонсорской помощи.

Егоров и Горелов мечтают возродить "Нижний Новгород". Вас тоже хотят привлечь?

– Да. Болельщики посылали письма главе города Ивану Карнилину, тот передал мне. Но дважды на грабли не наступают. Прежде чем создать клуб, нужно четко понимать, из каких источников будет финансироваться. Необходима стратегия развития минимум на пять лет.

– Горелов, говорят, чуть ли не олигархом стал?

– Игорь возглавляет крупную строительную компанию. Один из немногих бывших футболистов, у кого в бизнесе получилось.

– А Егоров чем занимается? Когда-то у него был зал с игровыми автоматами.

– С 1 июля 2009-го в России они под запретом. Мы, как законопослушные граждане, с этим бизнесом закончили, в подполье не ушли. Сейчас у Игоря то ли два, то ли три кафе.

– С Егоровым всегда ладили?

– Были моменты, когда по-разному смотрели и на бизнес, и на футбол. Что мне нравится в Игоре – человек прямой, может рубануть правду-матку, всё в лицо. Помню случай. Он был инициатором создания "Нижнего Новгорода", но официально не имел права там работать, потому что еще судил. Как-то в интервью прошелся по Мутко.

– Через две недели Егоров дал задний ход. Так же звонко.

– Я посоветовал. Испугался, что ударит по "Нижнему Новгороду". Да и не со всеми формулировками был согласен. Сказал Игорю при встрече: "Ты в первую очередь должен думать не о себе, а о клубе. И отношении к нам со стороны…"

– Это же Егоров вас в футбол затащил?

– Он и бывший глава администрации Вадим Булавинов. Месяца четыре добивали, в конце 2007-го Игорь вообще с утра до вечера сидел в приемной. Расскажу, как я уходил из компании "Нижегородец". На совете директоров объявил, что пойду футболом заниматься. А мне: "Ты что?! У нас миллиардные обороты!" – "Мужики, отпустите. Возьмем наемного менеджера…" Мой папа обожал футбол, дядя был судьей республиканской категории, возглавлял Комитет физкультуры при городе. Поэтому мне очень хотелось поработать в футбольном клубе. Еле-еле учредителей переубедил. Когда узнавали, что по сравнению с "Нижегородцем" зарплата моя упала в 15 раз, не верили.

– Сколько ж получали в "Нижнем Новгороде"?!

– 25 тысяч рублей. В первый дивизион вышли при бюджете 30 миллионов рублей. Зарплаты игроков – от 80 до 120 тысяч. Когда Егоров привез форварда Магомеда Адиева, тот попросил 250.

– А вы?

– Сторговались на 220. Я понимал, что нам очень нужен опытный футболист. Адиев брал Кубок России с "Тереком", играл за "Сокол", "Анжи". Пришел тихим, застенчивым. А мы убедили, что здесь пацанье 19-летнее, которое надо вести за собой. Позже Магомед тренером работал – и в "Нижнем Новгороде", и в "Волге", большой молодец! Для меня же любовь к футболу затмевала всё. Начиная со второй лиги, ездил на все гостевые матчи.

– Самая памятная поездка?

– Она же – самая страшная. На матч с "Балтикой" из экономии отправились в день игры. На подлете к Калининграду сообщили, что ветер жуткий, чуть ли не ураган. Посадка на усмотрение командира экипажа. Предупредил – будет сложновато. Я молился – лишь бы не промахнулись мимо полосы.

– Обратно тоже вылетали с приключениями?

– Не то слово! В городе ветром срывало кровлю, рекламные щиты… Приехали после матча в аэропорт – закрыт, все рейсы отменены. Только наш Ту-134 выпустили. Когда мы честно предупредили, что за стоянку чартера платить нечем.

Омари ТЕТРАДЗЕ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА

"РАЗВОДКА"

– Из-за чего рассорились с Омари Тетрадзе, который вывел "Волгу" в премьер-лигу?

– Мы на многие вещи смотрели одинаково, отношения были изумительные. "Волга" стартовала лихо, после четвертого тура шли на первом месте! Потом команда стала проседать. 0:5 с "Кубанью", 2:4 с "Краснодаром"… Все удручены, кураторы поддушивают, психоз какой-то. Хватило искры, чтоб полыхнуло.

Я всегда болезненно относился, когда меня обвиняют во лжи. Безо всякого повода. Мне-то теперь понятно – от кого-то Тетрадзе информацию получил, "разводка" в чистом виде. Конкуренты пытались нас стравить.

– Догадываетесь – кто?

– Понятия не имею. Но маслица в огонь плеснули. Нашептали Омари Михайловичу, что разговариваю с Черышевым на предмет работы главным тренером!

– Близко ничего не было?

– Я с Черышевым часто общался. Говорили о Денисе, "Реале", будущем самого Димы, что получается, что нет. Мы и сейчас общаемся – раз в два-три месяца!

– С Тетрадзе разговор был тяжелый?

– Он сказал: "Ты нарушаешь наши договоренности, непорядочно себя ведешь". В первый раз ответил: "Омари Михайлович, повторяю – я не веду переговоры о замене главного тренера. Работай спокойно". Позже встретились снова – вижу, Тетрадзе при своем мнении. Тут уж стало понятно, что между нами пробежала кошка. Разговор был жесткий – Тетрадзе человек восточный, у меня тоже темперамент…

– Он начал орать?

– Нет. Жестко было не столько по крику, сколько по выражениям. Я ночь не спал! Улетая из Краснодара, в самолете принял решение – отношений не вернуть, надо расставаться. Команда и так шла по лезвию. Пара неудачных матчей – и опустились бы на дно. В Нижнем вызываю Тетрадзе: "Если ты при своих убеждениях, нам лучше разойтись…"

– Даже тогда оставляли ему шанс?

– Честно? Шанса уже не было. В самолете для меня все было ясно. До этого отношения были дружеские! Мы могли в кафе вместе сходить, Омари Михайлович вечером заезжал ко мне домой. И вдруг за два-три дня контакт утерян полностью. Что бы Тетрадзе ни говорил про меня в газетах – у меня к нему чувства самые добрые. Рад был с ним работать. Как и с Побегаловым, Григоряном.

– Кстати – сколько у вас получал Побегалов?

– Вспомнить бы… А то скажу – Александр Михайлович позвонит: "Ты что выдумываешь?"

– Тетрадзе приходил в "Волгу" на те же условия.

– Да, на ставку главного тренера в штатном расписании. В премьер-лиге зарплата выросла до 50 тысяч. Контракт на 600 тысяч долларов в год. Мне кажется, неплохо.

– Можно было при таких ставках и попридержать гнев.

– Я ж и говорю: мы ребята восточные! Кому-то было невыгодно, что мы даже в самые тяжелые времена жили душа в душу. Знали, что я – человек психически крайне уравновешенный. Значит, надо завести Тетрадзе.

– А не Черышев ли заводил? Как полагаете?

– Черышев что-то говорил Тетрадзе? Едва ли. У меня даже версии этой не было. Я сам человек хитрый – но не до такой степени… Да и с Димой тему его работы в "Волге" не затрагивали. Уже в самолете родилась мысль: "Если Тетрадзе говорит про Черышева – почему бы не Черышев?" Вот здесь я реально рисковал!

– Почему?

– На сборы в Австрию приехал Гершкович. Посмотрел, как трудится Черышев с испанскими ребятами. Поворачивается ко мне: "Работают неплохо. Но рискуешь ты, Липович, капитально…"

– Поняли – почему?

– А что тут понимать? Все ясно! Черышев не тренировал ни в России, ни в премьер-лиге. Но у меня были свои резоны: нижегородец, популярен в городе, за последнее время по футбольному авторитету из местных приближается к Диме разве что судья Егоров. Опыт работы в "Реале". Да и мелькала мысль, что можем сюда Дениску выдернуть…

– Хоть раз было горячо?

– Говорили с Черышевым об этом один раз – когда Денис плотно осел во второй команде "Реала". Для него возращение могло быть шагом вперед – после 2008-го казалось, что футбол у нас поднимается. Выкупить точно не смогли бы, а аренда – почему нет? В Испании у него была маленькая зарплата. В "Волге" полкоманды получало больше. Но не срослось.

Доменико КРИШИТО и Андрей ЕЩЕНКО. Фото Виктор САВИЧ

ЕЩЕНКО

– Собирались вокруг вас яркие люди. Ещенко вернули в большой футбол.

– Ещенко – невероятная история. Приехал в Нижний Новгород, когда был сформирован состав и бюджет под этот состав. Вдруг является парень, привозит какие-то документы….

– Поддельные?

– Он говорил – нормальные. После эти бумаги проходили проверку – действительно, оказались нормальными. А разговор с Ещенко складывался так: "У меня нет больше ставок" – "Вы не пожалеете! Я все в жизни переосмыслил, мечтаю попасть в сборную…" Вот этим он меня купил. Немножко опустили его по зарплате – и взяли.

– Какую дали?

– 35 тысяч долларов. Вопрос у меня к Ещенко был один – действительно ли он свободный агент? Только при этом условии мы его брали. Ещенко уверенно ответил: "Да!"

– Многие так говорят.

– Вносим в заявку – внезапно звонок: "Здравствуйте, я агент Ещенко…" Здравствуйте, отвечаю. Вот и приехали. "Вы деньги нам платить намерены?" – "У меня на столе документы, что он свободный агент. За деньги мы Ещенко не берем. Все вопросы – в Палату по разрешению споров…" – "Это липовые документы!"

– Сам-то Ещенко что говорил?

– Приглашаю его – Андрей настаивает: "Документы настоящие, никаким агентам платить не надо!" Все, мне достаточно. Я своим футболистам верил.

– Когда в последний раз сталкивались с футболистом, который может запить?

– В первой лиге. Жаль, фамилию не помню этого парня, стоило бы назвать. В Калининграде жили на пятом этаже – он ночью из окна вылез. Спустился по водосточной трубе. У него тяга сильнее к женщинам была, чем к пьянке.

– Корреспондентский опыт подсказывает – это неразделимо.

– Нам-то казалось, контролируем ситуацию. Ничего бы не узнали, если б не единственный его прокол. Не смог сразу открыть окно, отжимал раму – та треснула! За ним стали наблюдать через камеры. В 5 утра был зафиксирован возврат в отель. Всё в день матча!

– Поднялся не тем же путем?

– Уже через двери. Наутро нам высказывают: "Надо платить за раму", – "С чего вы взяли, что наш набедокурил?" – "А вот давайте посмотрим пленочку…" В этом плане изумительно дисциплинированный был коллектив в "Нижнем Новгороде", когда пришли пацанятки – Зюзин, Гетегежев, Коченков, Черевко…

– Тренера вы им выбрали что надо.

Цымбаларь был для них огромным авторитетом! Если что – я им говорил: "Запись с игрой Цымбаларя включите! А нет – попросите, пусть расскажет, как Францию в Париже обыгрывали, как пас Карпину отдавал…"

Илюша – одаренный тренер. О проблемах говорить не хочу – о покойных или хорошо, или никак. Лучше расскажу случай. Команду я принял 12 марта, а чемпионат начинается 29 апреля. Прихожу – и вижу вместо поля котлован. Первые матчи проводили в Саранске – здорово сыграли, победили Челны, ничья с Оренбургом. Потом бездарно проиграли Дзержинску. Накануне самого важного матча – против "Волги".

– Что делать?

– Вызываю Цымбаларя в кабинет. Он одну от другой прикуривает, мне тоже неприятно. Говорю: "Илюха, что-то сегодня совсем непонятно, во что играли. Так от "Волги" полное лукошко получим!" А у тех пять матчей – пять побед. Тут Илья Владимирович тушит сигарету, смотрит на меня лукаво: "Шеф, подправим!"

– Что?

– Вот и я гляжу: "Что?" – "Да подправим, увидишь. Порвем мы эту "Волгу"!" – "Свободен…"

– Чем кончилось?

– Порвали – 4:0! Я не знаю, что делала команда эти два дня, – но "Волги" видно не было. Одна команда бегала и играла, а вторая стояла и не могла понять, что происходит.

– Что ж вы Цымбаларя выгнали?

– Я не выгонял! Илья исчез – нашел его, в первый раз помог. Второй раз не удалось. Я очень хотел, чтоб Цымбаларь работал у нас тренером. Для меня он стал почти родным человеком.

Отар МАРЦВАЛАДЗЕ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА

ПРОХИНДЕИ

– Самая дорогая по деньгам ваша ошибка в футболе?

– Вложение собственных денег!

– Если говорить о конкретных футболистах?

– Не было таких футболистов. Я тогда говорил – если сохранить коллектив в "Волге", не позволить растащить, скоро будем в Лиге Европы. Если раньше к нам подъезжали агенты, чтоб кого-то продать, то с какого-то момента – чтоб увести футболиста. 6 – 7 туров в премьер-лиге достаточно было отыграть! Моя большая ошибка – не убедил остаться Отара Марцваладзе, нашего лучшего бомбардира…

– Он же в "Краснодар" ушел?

– Да, хотя мы дважды встречались и разговаривали об этом. Надо было вникнуть в ситуацию – Марцваладзе кормил человек пять, братьев и сестер. Родители погибли. Ушел – и сам себе сломал футбольную судьбу. У нас-то парень был лидером. 21 гол в ФНЛ – это еще ладно. Но пять мячей за первый круг в премьер-лиге! "Краснодар" поступил солидно – Отару предложили отличные деньги, а "Волге" – миллион долларов.

– Вы Марцваладзе платили 50 тысяч долларов?

– Да, был одним из четверых, кто получал 50. В первой лиге у него было 25.

– Кто остальные трое?

– У Кросаса было меньше, у Абаева тоже… 50 получали Салуквадзе, Марцваладзе и Гогуа, которого мы с большим трудом перехватили у московского "Динамо". Четвертого не помню.

– Вы говорили: "Гогуа – очень сложный". В чем?

– Проблемы с языком. Тяжело ему что-то объяснить, по 2 – 3 раза надо повторять. На тренировках мог себе позволить расслабиться. Все вкалывают – а Гогита пробежится: "Ой, у меня нога, туда-сюда…" Черышев все понял: "Слушайте, он дурит!" В Австрии на сборах случился у них конфликт. Мы Гогуа говорим: "Хочешь лечиться? Езжай куда угодно. Мы тебя лечить не будем".

– Сильно.

– Потому что лечить нечего! Гогуа уезжает – где-то болтается три недели. Вдруг возвращается: "Я здоров!" На носу матч с "Тереком", очень важный. Гогуа звонит: "Хочу встретиться" – "Приезжай ко мне домой…" Сели, попили чайку. Заявляет: "Поставьте меня, шеф! Дайте команду!"

– Прекрасный человек.

– Отвечаю – не могу. Если начну тренерам указывать, себя уважать перестану. Неожиданно за день до матча у нас проблема – некому играть на бровке. Перед матчами всегда собирались, здесь тоже. Никогда этого не делал – а тут бросаю: "Да Гогуа ставьте, он приехал!" Не слушают, говорят о своем: "Надо Малярова попробовать, он лет десять назад играл крайнего…" Я поднимаюсь, Передня, старший тренер, спрашивает: "Все-таки – ваше мнение?" – "Гогуа!" И ушел.

– Поставили?

– Да. Забил и отдал голевую. Три недели без тренировок! Так отыграл, что я подумал: может, ему вообще тренироваться не надо?

– Вы испанца Кросаса вспоминали. У человека за плечами "Барселона", "Лион", "Селтик"… Когда брали – что-то смущало?

– А вы как думаете? Один из первых наших легионеров – причем с таким перечнем клубов. Понятно же, что должен стоить больших денег. А нам его вдруг предлагают за 300 тысяч долларов. Конечно, мысль: что-то не так…

– Кто предлагал?

– На сбор в Испанию прилетел Вальдас Иванаускас, рассказал о Кросасе нашей селекционной службе. Сережа Кочетов подошел ко мне: "Есть хороший опорный. Стоит недорого, а список клубов – вот, посмотрите…" Приехал Кросас в 5 утра – а в 11 уже вышел на тренировку. Присматриваюсь – бритый паренек, старательный. По-русски ни бельмеса. Выпускаем против донецкого "Металлурга" – они вдвоем с Плешаном такую игру выдали! Выжгли центр поля!

– Сразу взяли?

– Подошел к селекционерам нашим: "Ребята, нет вопросов!" Самому Кросасу говорю: "Ты понимаешь, куда едешь? Это не Москва, не Санкт-Петербург…" – "Ноу проблем!" У него на все был ответ – "ноу проблем". С полуслова друг друга понимали.

– Тайных сторон не открылось?

– Нет. Парень мощный. Разделся – такие "баночки" хорошие, тело прокачанное. Но физически не всегда хватало. Один матч феноменально отыграет, в следующем – нет его.

– Самый большой прохиндей, с которым вас познакомил футбол?

– Как-то сидели с Побегаловым, формировали состав на сезон. Александр Михайлович говорит: "Агент приезжал…" – с ударением на "а". "Игрока предлагает, а у нас эта позиция пустая". Время спустя снова: "Агент приезжал!" С таким же ударением. Я не выдержал: "Александр Михайлович, агЕнт!" Тот смеется: "Не-е-т, не агЕнт. В России агентов пересчитать на пальцах двух рук. Вот "Агентов" много. К сожалению, пользуются популярностью у футболистов…" Дал понять, что приезжали к нам прохиндеи. Так что приходилось иметь дело.

– Тогда переформулируем – самый странный человек, с которым вас свел футбол?

– Давайте еще раз переформулируем – "самый забавный"? Потому что я точно знаю ответ.

– Давайте.

– Забавнее Гогуа никого не было. Для него весь мир – футбол. Не видел ничего, кроме мяча. Говорить с ним можно только о футболе, больше ни о чем. Прошу написать заявление о приеме на работу. Приносит…

– Можем представить.

– Я взял эту бумагу в руки – чуть с ума не сошел. Первая буква русская, вторая английская, третья – грузинская загогулина. Глаза мои расширились: "Что это?" Гогита воскликнул со страшным акцентом: "Как умэю!" – "Погоди! Это что за буква?" Он издает хриплый звук: "Е-ээ…" – "А это?" – "Эк-к!" – "Р" русская пишется вот так. Ты ее зачем вывернул наоборот?" – "Англыскый…" – "А что за каракули вместо "е"? – "Грузынски…"

– Не сохранили?

– Нет. Говорю: "Перепишите за него кто-нибудь, я даже в кадры не могу это отправить. Подумают, у нас здесь сборная умалишенных…" То ли Омари переписывал, то ли Марцваладзе с Ходжавой.

– Во Владивостоке тренер Григорян клал на газон боксерские перчатки – заставлял новичков команды всерьез спарринговать. Проверял характер. Чем отличался у вас?

Григорян – уникальная личность! Если к предыдущему вопросу вернуться – пожалуй, вот кто самый странный человек. Газета у вас центральная, хотел бы, чтоб поняли правильно, – мотиватор! В этом смысле сильнее Александра Витальевича трудно найти. Проигрываем 0:1, смотримся ужасно. В перерыве подхожу к раздевалке – слышу громкую музыку.

– Что такое?

– Отрываю дверь. Григорян кричит: "Вы – самые сильные! Вы лучше всех умеете играть в футбол! Сейчас выйдете и порвете их – а теперь танцуем!" Все танцуют!

– А потом?

– Выходят – и всё меняется. Рвут ту команду. Я сильно рисковал, когда брал Григоряна, он как раз из женского футбола перемещался в мужской. Много чего о нем говорили. Но я понимал: пацанам такой тренер и необходим. Полчаса поговорили: "У нас денег мало…" – "Да неважно! Не деньги в футбол играют!" Григорян дал импульс – после того как с Цымбаларем пришлось расстаться, Афонин не потянул…

– В какой момент понимаете, что тренер не тянет?

– А нельзя с футболистами разговаривать полушепотом. Тем более с молодыми. Нельзя их увещевать, их надо заводить. Темперамент нужен! Как раз то, что было у Григоряна. Музыка, марши, какие-то сумасшедшие вещи. До сих пор встречаюсь с Илюшей Максимовым, он же нижегородский парень. Спрашивает: "Вернулся б ты в футбол – кого взял бы тренером?" – "Григоряна!" Он смеется: "Да, это уникум. Я таких больше не встречал".

Алексей ГОЙХМАН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

НЕМЦОВ

– Когда-то вы работали таксистом. Неужели правда?

– Не таксистом – мастером в таксопарке.

– А то уж мы хотели спросить: были пограничные ситуации за рулем? Ко всякому таксисту однажды подсаживается шизофреник…

– Я был начальником колонны. Когда водители такси не привозили план и говорили, что работы нет, садился за руль сам. Выписывал себе путевку. Ездил и проверял: действительно ли нет работы?

– Что оказывалось?

– За 4 часа привозил план, сдавал в кассу – и собирал бригадиров: "Как я, неопытный человек, за 4 часа привожу план – а вы не можете за 8? Вы мне лжете?" Таксисты всё понимали.

Шизофреники ко мне не подсаживались – но платить однажды клиент отказался. Поскольку случилось это на стоянке такси, я вышел и сказал: вон парень, который не желает платить. Другие таксисты его догнали. Вернулся, отдал деньги.

– Монтировками подгоняли?

– Нет. Просто взяли за руки – и попросили рассчитаться. Вот если б отказался – могло бы быть по-всякому.

– Самая тяжелая ситуация, которую вам подарила дорога?

– Перегоняли несколько "Волг" с капремонта в Ленинграде. Одна из десяти машин заглохла. Ни завести не можем, ни понять, что с ней. Потихоньку начали замерзать всей бригадой. Страшно! Надо что-то делать, спасаться!

– Водка?

– Водка только на талоны, не достать. Кинулись в аптеку, купили несколько флаконов "Тройного". Хватило по чекушке. Это и спасло. Больше никогда в жизни одеколон не пил – но должен сказать, согревает не хуже водки.

А в аварию попал один раз – понесло на льду. Либо нырять под панелевоз и гибнуть, либо догонять машину, которая впереди. Догнал. Выходит мужик: "Ты что?!" Тут узнаю в нем своего одноклассника…

– Раиса Горбачева ездила на "Волге", которая была на 8 сантиметров длиннее обычной. Потому что внутри это была BMW. Самые удивительные переделки, с которыми сталкивались?

– Сколько ж я видел переделок! Вот пару недель назад столкнулся с удивительной. Случайно встретил бывшего своего слесаря, много лет работали вместе. Сейчас, говорит, покажу тебе чудо. Двухцветная 21-я "Волга" с оленем, бело-голубая. Новейший салон, не переделанный. Открывает капот – и я схожу с ума…

– Что увидели?

– Тойотовский двигатель, коробка автомат! У той "Волги" передачи переключались рычагом на руле. Так здесь этот штырь вверх – двигаешься назад. Вниз – вперед. Не чудо ли?

– Чудо.

– Главное – где такой кузов взять? Объяснил: "Три года искал. Нашелся в области, машина стояла на консервации…"

– По слухам, у легендарного хоккейного вратаря Виктора Коноваленко "Волга" была совершено особенная.

– Не настолько особенная, как можно подумать. Я работал директором в таксопарке, Виктор Сергеевич часто к нам заезжал мыть автомобиль. Говорили о хоккее, жизни, семье… Обо всем на свете! Так что "Волгу" его я знал очень хорошо. Многим хоккеистам делали такую – на "двадцать четверке" стояла панель от "ГАЗ"-3102, мягкая. Тонированный круг стекол. Укороченные сиденья от "Чайки" – велюровые, болотного цвета. Остальное – как у всех.

– Что-то из рассказов Коноваленко запомнилось?

– Простой автозаводский мужик, от сохи. Может, потому и стал многократным чемпионом мира. Не зазнайка! Как-то по горьковскому телевидению выступает. Спрашивают, какая игра на чемпионате мира была особенно тяжелая. Коноваленко отвечает: "Самая сложная – со швецами! Они в меня шайбами пуляли, как булыганами!"

– Чем-чем?

– Булыганами. Булыжниками то есть. В этом он весь.

– Был в вашей жизни еще один прекрасный знакомый – Борис Немцов. Что сразу вспоминается?

– Я про Немцова долго могу рассказывать… 1994 год, играю в хоккей в "Нагорном". Воскресенье. Вдруг примчался мой компаньон: "Быстро переодевайся!" – "Зачем? У меня еще лед оплачен на полчаса!" – "Губернатор ищет!" Что случилось-то, думаю? Мы с Ефимычем виделись только-только. Прямо в спортивном костюме еду – Немцов играл в теннис в зале "Динамо".

Приезжаю, встаю на балкончике. Борис Ефимович поднимает глаза: "О! Приехал?" Рассказывает – сел сегодня в такси на заднее сиденье, натянул капюшон поглубже, чтоб не узнали.

– И что?

– В ужасе: "Сначала меня вообще сажать не хотел, еле уговорил. Таксометр закрыт посторонним предметом. Запросил с меня в два раза больше. Через дырку в полу асфальт виден, мне все брюки забрызгало… Что за работа?" А я в то время был директором таксопарка по коммерции. Отвечаю: "Этим не занимаюсь, Борис Ефимович. Я не начальник колонны, даже не зам по эксплуатации…" – "Не знаю, чем ты занимаешься сегодня. Но с завтрашнего дня ты директор всего таксомоторного парка!" Я отказывался, там руководил человек, которого я уважал, – но Немцов как отрезал: "Принимай дела!"

Прошла неделя. Немцов: "Есть идеи по улучшению?" Есть, отвечаю. Приехал к нему, обо всем договорились. "Запомни, – сказал на прощание. – Наше такси должно быть лучшим в России, это визитная карточка города! Желтое, чтоб написано было "Нижний Новгород", таксометр, водителей одеть в одинаковую форму…"

– В кепки?

– Нет, галстуки и особенный пиджак. Немцову все было интересно! Только на тему такси встречались четыре раза. Пока не уехал первым вице-премьером в Москву.

– Когда-то спросили Шабтая Калмановича: "Если у вас отобрать все ваши миллионы – через год снова станете миллионером?" Нет, ответил он. Молодые сейчас слишком злые и цепкие. А как ответите вы?

– Сейчас мне сложно было бы все вернуть.

– Почему?

– В 1993-м можно было стать банкротом, а в 1995-м – снова миллионером. Обанкротиться в 2008-м – и заново вернуть в 2010-м. Если ты обанкротился сегодня, опять стать миллионером крайне сложно. Но ситуация в стране такая переменчивая, что в 2017-м все может быть иначе.

– Один прыжок с парашютом в вашей жизни был. Второй случился?

– Всё, хватит! Трусов жалко!

– Еще какие встряски дарите своей нервной системе?

– Когда стал президентом "Волги" – это была настоящая встряска, страшно переживал! Прежде делал вот что: есть у нас хорошая четырехполосная трасса. Полупустая. Там разгонял свой спортивный BMW X5 до 260. Всегда чуть не добирал до того, чтоб положить стрелку. Но раз не удержался.

– Положили?

– Да, 290. Впечатление, будто в самолете. Самой малости не хватает, чтоб взлететь. Обалденные ощущения. Дурь, проблемы стряхивает – и освежает. Но приоритеты с возрастом меняются. Вы, ребята, сегодня вряд ли меня поймете…

– Это почему же?

– Многое в жизни переоцениваешь, когда тебе под 60. Раньше счастьем для меня была работа. Потом, когда она совпадала с хобби, – футболом. А теперь самая большая радость – общение с внуками.

Нижний Новгород – Москва

© 2017 Все права защищены и охраняются законом.