11:30 14 марта | Формула-1
Газета № 7583, 15.03.2018

"Если не получится в "Формуле-1" - разорву свой контракт. Это мой подход". Сироткин – о настрое на дебютный сезон

Сергей СИРОТКИН. Фото AFP "Уильямс" Сергея Сироткина. Фото AFP
Сергей СИРОТКИН. Фото AFP

Пилот программы SMP Racing гонщик команды "Уильямс" Сергей Сироткин – о незаметных девушках на пит-лейн, новых составах гоночной резины и об именной трибуне на "Сочи-Автодроме"

На прошлой неделе команды "Формулы-1" провели официальные межсезонные в Барселоне. Их результаты показали, что новобранцу команды "Уильямс" россиянину Сергею Сироткину до старта чемпионата предстоит еще много работы. С такой точкой зрения согласился и сам 22-летний пилот.

– Насколько продуктивными получились тесты в Барселоне с учетом погоды? То, что ваше лучшее время не попало даже в топ-10 – ожидаемо?

– Конечно, мы пытались получить максимум отдачи от каждой сессии, а во время тестов были не самые приятные условия, в большей степени, конечно, из-за погоды. Тем не менее, мы собирали информацию о машине, все это анализировали. Нельзя сказать, что время было потеряно. Безусловно, не все было идеально, и по сути только на вторых тестах я смог проехать в более или менее адекватных условиях на трассе.

– В "Формуле-1" в последние годы постоянно доминирует одна из команд. "Феррари", "Макларен", "Ред Булл", "Мерседес". В этом есть можно найти плюсы или только минусы?

– На самом деле я бы не сказал, что доминирует кто-то один. Да, одна команда всегда чуть лучше другой, но так во всем спорте. Я бы не сказал, что в том году "Мерседес" так доминировал, что гонки были из-за этого неинтересными. Плюс даже в те годы, когда он ехал быстрее "Феррари" и "Ред Булл", шла напряженная борьба за титул между напарниками, и это все равно добавляло интереса. Да, безусловно, если бы борьба между пилотами была бы более плотная, это было бы интереснее зрителям. Тем не менее, это спорт, и если кто-то проделал лучше работу, то почему нет?

– Ваше отношение к тому, что новые владельцы убрали грид-герлз?

– Честно говоря, каждый раз, когда об этом спрашивают, ты начинаешь об этом думать, но когда никто не спрашивает, ты об этом вообще не думаешь. Поверьте, если бы после гонки в Мельбурне вы мне сказали, что ввели такое правило, и спросили, заметил ли я, что грид-герлз не было, я бы точно ответил, что этого не заметил. Не знаю, можно сколько угодно высказываться за и против, но с точки зрения пилотажа не поменялось ничего.

Сегодня. Барселона. Из-за выпавшего снега тестовые заезды Формулы-1 были отменены.

НАША ЗАДАЧА – ПОПАДАТЬ В "ОКНА"

– Если бы это зависело от вас, каким был бы идеальный гоночный уик-энд в "Формуле-1"? Сократили бы тренировки, проводили две гонки, как в младших сериях, или оставили все как есть?

– Мне кажется, мы имеем достаточно налаженную и упорядоченную систему с тренировками, квалификацией и гонкой. Поэтому не вижу смысла ломать то, что работает. Безусловно, в каких-то областях можно что-то улучшить, как-то сделать уикенд более интересным, но мне кажется, все привыкли к тому, что есть, и лично для себя я не вижу смысла что-то менять.

– В предстоящем сезоне будет больше составов резины. Это хорошо или плохо? И нужен ли "Формуле-1" еще один поставщик покрышек?

– Составов будет больше, но по сути будут использоваться только несколько из них, привезенные на каждый конкретный "Гран-При". Поэтому количество составов никак не поменялось, поменялись только их свойства. Я не застал то время, когда в "Формуле-1" были шинные войны. Я понимаю, что следить за борьбой производителей было бы так же интересно, как за борьбой между командами. С другой стороны, мы имеем, может, в чем-то не самую понятную, но по крайней мере одинаковую для всех резину, с которой, как мне кажется, я нашел общий язык.

– Можете сравнить болид "Уильямс", на котором вы проводили тесты в Абу-Даби, с тем, на котором работали в Барселоне? В чем главные отличия?

– Разница между машинами существенная. Здесь трудно проводить параллели в плане ощущений, потому что слишком разные трассы, слишком разная погода и слишком много других обстоятельств, которые напрямую влияют на чувство машины. Но если сравнить то, что мы ждем, и то, что мы видим в цифрах на мониторе, то прогресс очевиден. И потенциал машины в какие-то моменты очень сильно дает о себе знать, и наша задача – добиваться того, чтобы как можно чаще попадать в те "окна", когда этот потенциал можно более всего реализовать.

– Какие у вас отношения с Лэнсом Строллом? Как вы вообще познакомились? Что друг другу сказали при первой встрече?

– Нормальные, рабочие отношения, ни больше, ни меньше.

– В "Уильямс" есть какой-то ритуал для новичков? Может, после подписания контракта нужно облить кого-то шампанским?

– Нет, о таком я не слышал.

– Пока работали на базе "Уильямса", со многими сотрудниками успели познакомиться? Или ваш круг общения строго ограничен?

– Да, познакомился со многими, если не со всеми сотрудниками команды изо всех департаментов, отделений. Конечно, мой круг общения в большей степени ограничен теми людьми, с кем я работаю сейчас и буду работать во время сезона. Тем не менее я пересекался со всеми и так или иначе знакомился и общался со всеми сотрудниками команды.

МОГ БЫ РАБОТАТЬ ГОНОЧНЫМ ИНЖЕНЕРОМ

– В России очень любят делать громкие поступки. Например, дать имя пилота трибуне автодрома. Вы был хотели, чтобы трибуна автодрома в Сочи носила и ваше имя?

– Мне, наверное, это было бы приятно. Но более важно сейчас сосредоточиться на работе.

– Какое идеальное время проведения "Гран-при России", на ваш взгляд? Осень, весна или лето? И почему?

– Честно говоря, абсолютно все равно. Может, летом погода помогла бы собрать чуть больше народу на трибунах. Хотя это чисто мои догадки, а с точки зрения пилота это не столь важно.

– Насколько хорошо вы знаете Сочи-автодром, и какой автодром вообще наиболее вам знаком из тех, что в календаре чемпионата?

– Я не могу сказать, что я очень хорошо его знаю. Я там выступал в GP2, затем проехал несколько практик за рулем машины "Формулы-1", но этим, наверное, все и ограничится. Да, я знаю трассу, но это не такой знакомый автодром, как Барселона, например.

– Хватает ли вам времени для того, чтобы следить за чем-то другим, кроме автогонок? Например, за Олимпиадой в Пхенчхане?

– В последние два месяца у меня очень плотный график, и времени почти ни на что не остается. Хотя это не говорит о том, что я не интересуюсь чем-то другим. Меня интересует много других видов спорта, я сам люблю активные виды деятельности, но так, чтобы я следил за каким-то конкретным видом спорта, смотрел игры, выступления, такого на самом деле нет.

– Вы могли бы работать не гонщиком, а гоночным инженером? Или конструктором, например?

– Что касается конструктора, там немного труднее, наверное. Но что касается гоночного инженера, то, думаю, того базиса знаний и опыта, которые я получил за последние годы, для работы в более примитивных сериях, чем Ф-1, – я не буду говорить, что прям достаточно, но по крайней мере не потеряться и более-менее на уровне делать то, что нужно делать – я думаю, у меня бы получилось.

– В интервью порталу F1i вы сказали, что будете для себя самым строгим судьей. И подчеркнули, что, если не будет получаться, готовы сказать – я не заслуживаю этого места. И что потом, если такое вдруг действительно случится? Разорвете контракт?

– Да, я действительно так сказал и так думаю, это действительно мой подход. Но о таком я не думаю, просто потому, что такое количество работы, которую мы выполняем, не позволяет думать о чем-то еще, кроме нее самой.

Газета № 7583, 15.03.2018
Материалы других СМИ