Сергей Сироткин: "Мой график даже жестче, чем у боевых пилотов". ФОРМУЛА-1 - "Гран-при России". СПОРТ-ЭКСПРЕСС

Сергей Сироткин: "Мой график даже жестче, чем у боевых пилотов"

Сегодня. Сочи. Сергей СИРОТКИН покидает свой болид. Фото AFP Сергей СИРОТКИН. Фото SMP Racing Гонщики "Рено" Нико ХЮЛЬКЕНБЕРГ и Джолион ПАЛМЕР, резервный пилот команды Сергей СИРОТКИН (слева направо). Фото AFP "Рено" Сергея СИРОТКИНА на трассе в Сочи. Фото AFP
Сегодня. Сочи. Сергей СИРОТКИН покидает свой болид. Фото AFP
Резервный пилот "Рено" Сергей Сироткин – о причинах неудачи на "Гран-при России", количестве времени за рулем и сложном графике.

Мария МАРКОВА
из Сочи

– Случился небольшой скачок гидравлики, что привело к разрушению коробки, – объяснил Сироткин невозможность завершить первую сессию свободных заездов. – Конечно, я очень расстроен, что так получилось. Но, как часто бывает, у медали есть обратная сторона: я могу доказать команде, что она может рассчитывать на меня в сложный момент. Многие готовы много и усердно работать, когда все хорошо, а не терять присутствия духа, когда дела не очень, способен далеко не каждый. Сейчас важно не ругаться, а помочь сделать так, чтобы в будущем это не повторилось.

Сергей СИРОТКИН. Фото SMP Racing
Сергей СИРОТКИН. Фото SMP Racing

В СОЧИ МЕНЯ ПОДДЕРЖИВАЮТ РОДИТЕЛИ И ДЕВУШКА

– Дальнейшая программа участия в заездах на этот сезон известна?

– Да, но рассказать многое я пока не могу. Возможно, количество заездов будет даже больше, чем изначально предполагалось. Устраивает ли оно меня? Наверное, ни одна команда в мире не может предоставить гонщику то количество времени, которое его устраивает. Я считаю, что оно достаточно для того, чтобы я мог показать, на что способен.

– Вам нравится как развивается ваша карьера внутри "Рено"?

– Более чем. Мы начали сотрудничество здесь год назад – и я хорошо вписался в команду: со всеми общаюсь и чувствую поддержку команды, а она, надеюсь, чувствует мою. Словом, здесь вполне комфортно.

– Кто составляет здесь в Сочи вашу личную группу поддержки?

– На трибуне сегодня мои родители, вечером в пятницу прилетает моя девушка.

– Как проходит ваш обычный уик-энд?

– Присутствую на всех брифингах и встречах с инженерами, пилотами и механиками. А если что случится, то, конечно, готов сесть обратно в машину.

Гонщики "Рено" Нико ХЮЛЬКЕНБЕРГ и Джолион ПАЛМЕР, резервный пилот команды Сергей СИРОТКИН (слева направо). Фото AFP
Гонщики "Рено" Нико ХЮЛЬКЕНБЕРГ и Джолион ПАЛМЕР, резервный пилот команды Сергей СИРОТКИН (слева направо). Фото AFP

МЕДВЕДИ И БАЛАЛАЙКА ОСТАЛИСЬ СТЕРЕОТИПАМИ

– Ребята из команды как-то делятся впечатлениями о России. От стереотипа о медведях и балалайке удалось отделаться?

– Многие до сих пор удивляются, что их нет на улице. На самом деле, с предубеждениями сталкивался только в первый год проведения "Гран-при", а в последнее время если у кого и возникают вопросы, то только у тех, кто в России впервые. Если судить по последним двум сочинским этапам, всем здесь нравится: и еда, и природа, и атмосфера.

– Снег никто не ожидает увидеть?

– Нет, но, насколько я знаю, в понедельник он здесь был.

– Насколько непривычно для вас следить за гонками со стороны?

– Очень непривычно. Одно дело, когда ты пропускаешь один-два этапа, и понимаешь, что скоро снова будешь в машине. И совсем другое – когда ты точно знаешь в начале сезона, что за руль сядешь через пару-тройку месяцев. А вокруг все ездят и ездят, и рассказывают, как им хорошо. А ты все слушаешь и слушаешь. И так уик-энд за уик-эндом. Представьте, что у вас есть любимый десерт, и ваш друг каждый день садится перед вами и ест его, рассказывая, какой он вкусный. А вы при этом знаете, что в следующий раз сможете попробовать его в конце лета.

"Рено" Сергея СИРОТКИНА на трассе в Сочи. Фото AFP
"Рено" Сергея СИРОТКИНА на трассе в Сочи. Фото AFP

СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ СТАЛО ТОЛЬКО МЕНЬШЕ

– Физическую форму в таких условиях трудно поддерживать?

– Все рассказывают, насколько новые машины трудные, но в Бахрейне я проехал 90 кругов, учитывая, что я до этого не сидел в машине почти полгода, и не устал ни капли. Сам удивился.

– В новом графике с гораздо меньшим количеством гонок у вас, наверное, стало больше свободного времени. На что его удается потратить?

– Не больше, а раза в три меньше. Я летаю сейчас с командой везде: на этапы, в Англию, в Россию. Я в самолет сажусь раз в два-три дня. График у меня сейчас просто сумасшедший. Можно сказать даже, что более жесткий, чем у боевых пилотов, потому что на некоторых этапах, где я не принимаю участия в тестах и свободных заездах, команда задействует меня в других мероприятиях. Просто потому, что участвовать в гонках, поддерживать себя в форме и столько летать одновременно просто невозможно.

– Вам такая работа на износ нравится?

– Мне бы она нравилась еще больше, если было больше времени за рулем. Но я понимаю, что это еще один шаг на пути к главной цели, то работа мне просто не может не нравиться.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ