Газета № 7628, 11.05.2018

Уругвай приедет с женами?! У нас есть шанс!

Нижний Новгород. Кремль. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Аэропорт. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Пансионат "Борский" - база сборной Уругвая. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Нижний Новгород. Вид на стадион. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Пансионат "Борский" - база сборной Уругвая. Тренажерный зал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ" Стадион "Нижний Новгород". Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Нижний Новгород. Кремль. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

Корреспондент "СЭ" Юрий ГОЛЫШАК - о Нижнем Новгороде, который примет матчи чемпионата мира по футболу.

Ах, Нижний, любимый мой город, полный диковин! Сколько б ни приезжал – диковины не иссякают, а лишь прибывают. Куда б ни пошел, натыкаешься на новую – вот на окраине церквушка в железнодорожном вагоне. На крыше купол в цвет, такой же голубенький. Крест.

Этот город, про который Екатерина Великая сказала: "То рушится, то на боку лежит". Но сегодня все иначе.

Город, в котором на пятидесяти домах таблички: "В нем жил Горький" – но ни один при этом Алексею Максимовичу не принадлежал.

Город, в котором можно выйти из гостиницы в соседний парк – и вдруг наткнуться на могилку легендарного Кулибина.

А вот еще диковина на окраине: стоянка древних паровозов. Превращенная в музей под открытом небом, совершенно бесплатным. Заходи, смотри. Паровозы надраены, хоть завтра в путь.

Прежде в голову мне не приходило в Нижний летать. Оказалось, эксперимент прекрасный. Только взлетел, только уселся получше – а сразу пожалуйте на выход. Как, уже?!

Уже!

***

Как не любить этот город – катишь по полосе, а слева плюсы, плюсы, плюсы… Я прищурился, настроил фокус – да это не плюсы! Это погост приветствует прибывших!

Какая прелесть. Надеюсь, Суарес и Кавани будут сидеть около иллюминатора с другой стороны. Или кладбище задрапируют чем-то более игривым. Как в олимпийском парке Сочи – там тоже точно удручало кладбище старообрядцев. Поставили на время Олимпиады ограду до небес, расставили часовых. Шугали зевак. Все культурно.

Бродишь по Нижнему – в наушниках должна быть "Сормовская лирическая". Но непременно в исполнении Георга Отса. Хотя и Валерий Павлинович Шанцев в сопровождении губернского оркестра как-то зажег от души…

***

Я оглядываюсь. В нашей группе две задумчивые китаянки из агентства "Синь Хуа". Хорошенькие, кстати. Всю дорогу щебечут на своем. Они-то здесь зачем?

– А Китай – один из крупнейших заказчиков билетов! – удивляют меня. – Много народа приедет…

– За Корею болеть?

– Вот это вряд ли. Скорее – за Португалию. За Криштиану.

А вот два бразильца. Один говорит на всех языках мира. По-русски – со смешным акцентом. Объехал всю Россию, впечатлений море. Делится охотно:

– Саранск – это Куяба.

– Куяба, Куяба!.. – обрадовались наши люди. – Еще какая Куяба!

Аэропорт. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Аэропорт. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Мы бродим по аэропорту – я поражен. Красота! Что ж мне раньше не леталось?

Вот крутился лента выдачи багажа. Взгляд цепляется за что-то – но еще не понимаю, за что. Что-то не так. Всматриваюсь пристальнее: ага, вот оно что. "Добро пожаловать в Нижний Новгодор". Неплохо.

По ходу узнаю от коллег – "Новгодором" дело не ограничилось. Был еще веселый прокол. В официальном буклете прекрасное фото – Кремль.

Кто-то вгляделся пристальнее: а Кремль-то не наш! Так чей? Великого Новгорода. Тоже красивый.

Все это ерунда. Посмеяться да забыть. Тем более, к чемпионату мира все поправят, время есть. После четырех олимпийских колец мы ко всему готовы.

Рядом с могучим новым грустит старый терминал. Наверное, на снос?

– Нет, не на снос, – рассказывают мне. – Подключим и его. Когда будет особенный наплыв болельщиков.

Но и сейчас сгодился старый терминал. Во всю стену расписание нижегородских матчей. Не ошибешься.

Нижний Новгород. Вид на стадион. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Нижний Новгород. Вид на стадион. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Едем в город через какие-то фавелы. Вот гражданин шел-шел – да и уткнулся головой в гаражи. Так и стоит, отдыхает. Яркая деталь для репортажа, фиксирую.

Напротив трубы. Колючая проволока. А вот ржавая "девятка" обхватила столб. Это ж надо было так въехать. Суббота!

– У нас от аэропорта построили другую дорогу, шикарную. Называется Молодежный проспект. Открыли в начале декабря. – рассказали мне чуть позже. – Сборные ту древнюю не увидят. Новая идеальная, похожа на платное шоссе.

Что ж, тогда я спокоен.

Нижний перекрыт – репетирует чемпионат мира не только стадион, но и город. Транспортного коллапса не случилось, но водители в растерянности.

А нашему автобусу везде зеленый свет. На любой перекрытый мост. Сползаем с холма – глаза мои расширяются. Вот это стадион! Вот это да! На стрелочке, где Волга сходится с Окой, отыскали простор. Стадион огромный, величавый, колонна за колонной. Будто межпланетный корабль.

Много синенького. Голубые вкрапления даже в крышу – и стадион сливается с небесами в добрую погоду.

– Блистательно! – заметил бы пылкий Илья Аркадьевич Казаков, случись он рядом.

Но не случился – и выговариваю уже я:

– Блистательно!

Лучше места в городе не найти. Отыскали же такой пустырь за Канавинским мостом. Не пришлось втыкать стадион в центре города между домами, как ЦСКА.

– Это что же здесь прежде было? – спрашиваю.

– Доки. Промзона. В Самаре на карте сначала одно место наметили, потом двинули стадион на другое. У нас та же история. Но двигали не слишком сильно.

Съезжаем с холма – вид еще лучше. Ветерок с Волги, колонны до небес. А вот собор Александра Невского. Самый красивый в городе. Один из самых высоких соборов России. Между прочим, строил его сын знаменитого Владимира Даля.

Здесь в церковном хоре поет, кстати говоря, Николай Козин. Бывший ассистент Валерия Овчинникова по нижегородскому "Локомотиву". Возил шефа на древнем "Porsche". Как вспоминал футболист Петя Быстров, разборы неудачных матчей в ту нижегородскую пору сводились главным тренером к емкому: "Вот те нате – х… в томате". Ч-черт, как давно это было…

Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

– Тысяч на сорок стадион? – гадаю я. Хотя кажется, стоя перед колоннами, что на все восемьдесят.

– 45.

Мне странно и смешно, что будет играть на этом стадионе команда, страдающая в ФНЛ. Надо б лучшим людям этого города скинуться на футбол. А то срам, ей-Богу. Сколько придет на "Олимпиец" – 3 тысячи?

– 26! – ошарашили меня.

Я оглянулся беспомощно. Зачем так шутить?

– Точно говорим – 26!

Все окажется правдой. День спустя зам губернатора Дмитрий Сватковский удивит еще сильнее:

– Это мы еще ограничили продажу билетов из-за тестовых мероприятий. Ажиотаж был огромный, билеты прождали еще в марте. За месяц до матча. Интерес у людей к самому стадиону!

Сватковский врать не станет. Из породы железных людей – олимпийский чемпион Сиднея по пятиборью. Вы знаете, что такое пятиборье? "Лошадиный" спорт. Тяжелее я не знаю.

***

Чемпионат мира можно проводить в Нижнем хоть завтра. Вру, послезавтра – за завтрашний день надо б пройтись граблями по округе. Убрать синий жестяной забор вдоль набережной – хотя он тоже, как и стадионная крыша, сливается с небесами. Сгрести щебень в кучу, занавесить культурным.

Искусственные пальмы уже воткнуты – загораживая ненужные виды. А то с одной стороны Волга-матушка, с другой Александр Невский, и вдруг соседство с супермаркетами. Ну зачем же так.

Карта информирует – где-то за супермаркетами озеро. Но его не видно.

Видно другое – на пальмах пыльные гирлянды. Вот зажгут – и будет праздник. А то, помню, в Йоханнесбурге вокруг стадиона дремала какая-то пустыня. Пустыню мы не допустим. К тому же, в Йоханнесбурге я отравился и чуть не отдал богу душу. Больно вспоминать.

Выкопали и метро. К двум нижегородским линиям добавилась фитюлечка. Такой необходимый аппендикс – станция "Стрелка". Уже построена, еще не открыта. Но уже пережила смену названия – успела побывать, кажется, "Ярмаркой"…

Стадион "Нижний Новгород". Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Стадион "Нижний Новгород". Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

При въезде на стадион по салону идет сосредоточенный гражданин. Проверяет металлоискателем сумки. На личное пространство не посягает – а зря. Я бы мог спрятать какую-нибудь пакость под сидение. Что тогда?

– Прежде здесь собачку пускали, – информируют ветераны пресс-туров.

По мне – лучше собачку с мокрым носом. Я за зоомир.

Корреспонденты выскакивают из автобуса и торопливо щелкают стадион с разных точек. То с той, то с этой. Словно не верят глазам. Или снесут его вот-вот – как стадион в Пхенчхане.

Встречает нас у главного входа мой добрый товарищ, комментатор Первого канала Павел Занозин. Зачем-то держит мяч в руках. Кажется, вот-вот бросит кому-то из нас – гоняйте! Но нет, не кидает. Так и будет носить в руках весь день.

Павел как настоящий нижегородец, посол этого города на чемпионате мира, и будет показывать нам стадион изнутри. Лучшего экскурсовода не придумаешь.

– Между прочим, сегодня рекорд посещаемости нижегородского футбола за всю историю! – радует с порога. – Прежний был – 16 тысяч.

Про 26 я уже говорил. Скоро рухнет и этот рекорд, понятное дело.

– Я безумно счастлив, что у нас появился такой стадион. Еще и выглядит отдельным зданием, как в Краснодаре или Лужниках. А не вписан куда-то, как торговый центр. Это здорово! Конструкция не самая стандартная. Стадион должен быть "воздушным" – так появились 88 несущих колонн, они опоясывают стадион. Еще 44 колонн внутри. Смотрится, будто крыша арены парит над нами…

Все это правда, парит. Заходим в раздевалку. Все как в Лиге чемпионов. Масштаб!

Сразу замечаю футболу человека под номером 87 – Безденежных. Пожалуй, это не просто игрок. Это символ ФНЛ.

Сбоку тревожится какой-то гражданин. Весь извелся. Мне казалось, приставлен присматривать за футболками – чтоб не уменьшилось после посещения раздевалки корреспондентами. Оказывается, нет.

– Вы уж наши секреты не выдавайте! – решается наконец. – Для нас каждое очко – на вес золота…

Думал, сразу из этой раздевалки отправимся в соседнюю. Сообщим тренеру Павлову, что футболист Безденежных готовится к игре. Надо б приставить персонального опекуна. Стало быть, нижегородский план на игру рухнет.

***

Часть группы потерялась дорогой – и Занозин оглядывается чуть растерянно:

- Что ж, пойдем на крышу…

Крыша так крыша. Тоже неплохо.

Под крышей расставлены лотки – где все по 200. Что сэндвич, то бургер. Но это в программу пресс-тура не входит. Нечего и заглядываться.

– Там, где Ока обнимается с Волгой-рекой, – гремит под сводами.

Что видимость, что акустика на этом стадионе невероятная. С самого верхнего ряда видна каждая залысинка знаменитого тренера Павлова. Как и восклицания: "Ах, е… … … мать!"

– Скандально, – замечает с равнодушием коллега из самой государственной газеты.

Мне-то казалось, так ловко завернул для своей команды Павлов. Порадовался за старую школу, не стареющую душой. Сергей Александрович уверенный пользователь русского языка. Пригляделся: ан нет! Павлов-то на скамейке. Высказался, стало быть, Николай Николаевич Писарев. Выходит, и молодые не отстают. Браво!

Акустика словно в московском Доме музыки. С поля уходит и бродит по трибунам всякое слово, оброненное на поле. Поделился после матча этой мыслью с футболистом Морозовым, забившим единственный мяч на 93-й минуте.

Морозов обрадовался:

– Да! Акустика удивительная! Ничего не слышно. В пяти метрах – еще разбираешь. В десяти уже не докричаться.

Стало быть, все уходит вверх, в космос. По полю звук не стелется.

Вид сверху чудесный – легко разглядеть и Кремль, и все-все-все. Поддувает тоже прилично. Как на старом стадионе имени Кирова в Ленинграде. Девочки-волонтеры пританцовывают, греясь.

– А вон, на краю откоса, знаменитая чкаловская лестница, – указывает вдаль Занозин. – Очень длинная. Там проходит забег женихов с невестами на руках.

Печально добавил:

– Добегают не все, конечно.

Я как-то без невесты едва прошел этот тест.

– А вон там недавно обнаружили пакгаузы. Были построены к выставке 19 века. Потом скрывались под бетонными конструкциями. Начали ломать, освобождать место под стадион – а под ними такая красота. Буду гулять вокруг стадиона, рассмотрите!

Где-то внизу юные барабанщицы издают такой шум, что темнеет в глазах. Зато душа наполняется необъяснимым торжеством.

Пауза на секунду – но нам кажется, что парад окончен.

– Вот так, – роняет наш гид.

Не тут-то было! Барабанщицы начинают маршировать. Тут же диктор отрабатывает приветствие. Не зная, должно быть, что настоящий диктор – вот он, с нами. Объявлять составы и автора гола будет он, Павел Занозин.

Ощущение чуда меня не оставляло. Помню, такие же ощущения были, когда лазал по трибунам только-только открывшегося нового "Локомотива". На месте стадиончика с деревянными лавками.

Пансионат "Борское" - база сборной Уругвая. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Пансионат "Борский" - база сборной Уругвая. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Какая-то из сборных рассматривала в качестве базы пансионаты рядом с Нижним. Даже город Дзержинск, славный химической промышленностью. Правда, не выбрали – начитались, должно быть, интервью игравшего там Георгия Джикия. Грязновато!

Зато сборная Уругвая, наш соперник по групповому турниру, выбрала своей базой пансионат "Борское". Попасть в городок Бор проще простого – канатная дорога. 100 рублей и вы там.

Попадем мы и туда. Но на второй день. Проведут без очереди:

– Федеральный пресс-тур!..

Очередь прожигает взглядами – но не спорит. Слово "федеральный" завораживает. Да и заминка-то на пару минут.

Виды под кабинкой невероятные! Тут же вам расскажут: у нас самое большое в Европе расстояние между опорами. Так что, братья-уругвайцы, готовьте сотни. Не пожалеете.

По одну сторону Волги-матушки живой верблюд, танк с запаянным дулом и олень из арматур. Блики на всю округу. Кстати, бурлаки называли оленя с герба "веселой козой". Но это к слову.

Другой бережок не отстает. Вот юрта. Весь склон усеян избушками. Что тоже чудо как хорошо. Смотрю на все это глазами Суареса и умиляюсь до слезы.

Можно обойтись и без канатной дороги, если кто робеет. Автобусом даже дешевле – зато встрять можно на полдня. В Нижнем четыре моста. В первый день длинных выходных тот, что ведет в сторону дач и нашего Бора, забит наглухо.

Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Стадион Нижнего Новгорода. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

…Две команды ФНЛ вышли на поле, озираясь с недоумением: это все ради нашего футбола? Для нас?! Кто-то вслушивался – не прозвучит ли гимн Лиги чемпионов?

Протокол заботлив – всякого вышедшего на поле упоминает, не забывая отчество. Зато не уточняет, кто в какой форме. Я узнаю в воротах слева Николая Арчиловича Заболотного. Ага, там "Ротор"…

Я уходил из пресс-центра – столы ломились от икорки и пирожков с капустой. Вернулся в перерыве – не закончились! Вот это размах! А не провести ли второй тайм здесь?

Изучаю программу следующего пресс-тура. Если в Саранске и Самаре будут принимать так же – я готов, запишите скорее. Листаю проспектик. Что же ждет? Ну и ну, "мастер-класс по изготовлению мордовской вувузелы". Это плюс. Но вот поезд из Саранска в Самару в 2:37 ночи. Пожалуй, вычеркните меня.

Икра заканчивается – и я возвращаюсь на трибуну. Где от тоски фанаты "Олимпийца" развернули знамена. Я понимаю, почему "Олимпиец" последнюю победу одержал 18 ноября. Да и "Ротор" в смысле футбола ненамного лучше.

Но удача улыбнулась хозяевам – на 93-й минуте забили-таки Николаю Арчиловичу…

***

Нам же лучше: все те, кого в пресс-турах называют "спикерами", были воодушевлены. Даже чуть раскраснелись от чувств-с.

Вышел Дмитрий Сватковский. Каждому крепко-крепко пожал руку. На секунду озадачился перед китаянками – но осчастливил и их:

Bonjour!

Те порозовели от счастья.

– Три года назад здесь ничего не было! – воскликнул Сватковский столь радостно, будто узнал об этом не так давно. – 2 года назад только начал строиться стадион. А сейчас уже финишная прямая. 46 дней до чемпионата мира. Наша задача – протестировать все службы. Главное – безопасность.

Все это не вызывало возражений. Как и последующее.

– Последним бриллиантом будет станция метро, которую откроем в мае. Сейчас идут тестовые запуски поездов. 19 апреля начали тестирование всех систем. Никаких рисков, что станция не будет открыта к чемпионату мира, мы не видим. Мы риски оцениваем в ноль! Первый матч на этом стадионе пройдет 18 июня, Швеция – Южная Корея. Ждем серьезный ажиотаж. Все билеты уже проданы. Как и на все матчи группового этапа, который пройдет в Нижнем Новгороде. В нашем городе уже побывали послы Аргентины, Швейцарии, Уругвая, Англии, Панамы, Швеции, Южной Кореи…

Я слушал внимательно, стараясь не упустить даже слово. Надеялся про себя, что шведский посол в Нижнем орден не обронил.

– "Борскую", как вы знаете, выбрала команда Уругвая. 10 июня приедут и разместятся. До стадиона им добираться 15 минут. Мы полностью готовы! Будут фестивали симфонической музыки, фан-зона на 17 тысяч человек прямо рядом с Кремлем. Ее монтаж начнем 10 мая. 14 июня начнет работать – на матче открытия Россия – Саудовская Аравия. Многие сборные привезут свои танцевальные коллективы, певцов…

Бывший директор Лужников называл это "культурная составляющая". Сватковский не отстал:

– Культурная, так сказать, составляющая.

Я сразу успокоился.

Пансионат "Борский" - база сборной Уругвая. Тренажерный зал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Пансионат "Борский" - база сборной Уругвая. Тренажерный зал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Кто-то тем временем спросил про ту самую "Борскую", где будет жить Уругвай.

– Базу построили и запустили в сентябре 2017-го года. 2 футбольных поля. 75 номеров. Один из лучших медицинских и фитнес-центров. Посмотрите!

Сватковский указал куда-то наверх. Все послушно посмотрели.

– Цвета нашего стадиона, края и герба переплетаются с цветами Уругвая! Надеюсь, с этой сборной приедут тысячи болельщиков…

Приехать-то приедут, подумал я. Только что им делать в Нижнем – если играть будет их сборная в других городах? Не дежурить же под стенами "Борской", мешая спать?

Внезапно раздался голос того самого бразильца, что сравнивал Саранск с Куябой. Сейчас и вовсе сразил осведомленностью:

– В прошлом году было интервью Алексея Москвина…

Кто такой Алексей Москвин – мне пришлось сверяться с Википедией час спустя. Насторожился и спикер. Хотя он-то знал имя-фамилию замминистра спорта Нижегородской области наверняка.

Итак!

– Москвин сказал, что проект этого стадиона был навеян стадионами бразильскими. Вы согласны?

– На бразильском стадионе я не был. Знаю, что концепция этого рождалась благодаря природным видам Нижнего Новгорода. Несколько лет назад архитекторы попали на это место и поняли – уникальное! Удивительная природная гармония. Сливаются две великие реки. Архитекторам все это раскрылось. Крыша как небо над Волгой – совсем синее. Воздушная конструкция! А какой собор рядом? Александр Невский жил здесь в 13 веке. Неподалеку отсюда был похоронен. Здесь начиналась слава Нижегородской ярмарки. Наш царь Николай II в 1896 году открывал здесь Всемирную выставку. Особенное место!

– Что останется после чемпионата? Если можно, широкими мазками.

– Широкими? – рассмеялся Сватковский. – Останутся эмоции! Нижний Новгород узнают и полюбят сотни миллионов людей. Туризм будет расти в разы.

Исполняющий обязанности зама губернатора помолчал с секунду и добавил вдруг сурово:

– Мы имеем право на ожидание.

Хотя никто не усомнился даже взглядом.

– Здесь одно из лучших логистических мест в России. Сходятся транспортные коридоры. Слава ХIХ века должна вернуться. В 2021 году будем праздновать 800-летие основание нашего города великим князем Георгием. У нас прежде не было хорошей концертной площадки, где можно принять разом 25-30 тысяч. Теперь концерты можно проводить. В нашей команде работают люди с опытом проведения сочинской Олимпиады. Им по плечу любые задачи! Есть вызовы…

При слово "вызов" все оживились. Даже самые убаюканные.

– Стадион находится в жилой зоне – значит, надо пересматривать движение вокруг.

– Годовые расходы на обслуживание стадиона?

– Да, мы калькулировали… Эксплуатационные – около 300 миллионов рублей.

– Есть ли среди "вызовов" британские болельщики?

– Я не делю болельщиков по национальности. Мы уверены, что безопасность обеспечим. Ничем английские болельщики выдающимся не отличаются от болельщиков Швейцарии, например…

Вот это спорно, подумал я. Да и не я один.

– Проблем не вижу! – подытожил Сватковский.

– Они агрессивные, – робко вставил кто-то.

– Я не делю на "агрессивных" и "не агрессивных". Делю на тех, кто любит футбол и кто не любит.

– Марсельский опыты рассматривали?

– Рассматривали. Все это не лежит в плоскости футбола. К футболу не имеет никакого отношения.

– Это имеет отношение к проведению чемпионата мира.

– Нет.

Дмитрий Сватковский еще вернется к нам на следующий день – и говорить будет как с родными. Сядем мы прямо в кремлевской стене – зайдем в дверцу с вывеской "Арсенал". Здесь во время чемпионата мира будет один из пресс-центров. А Сватковскому из собственного кабинета сюда дойти – всего ничего. Сто метров по прямой.

Услышим мы про прекрасное соседство Нижнего – Дивеево, Городец, Макарьевский монастырь, Арзамас.

– Как раньше говорили? – Дмитрий Валерьевич заглянул в глаза каждому, кажется. Никто не раскололся. Пришлось напоминать самому:

– Москва – сердце России. Петербург – голова. А Нижний Новгород – карман!

Узнали мы, что пресс-центр откроется 13 июня в 10-00. Будет работать каждый день до 10 вечера. До фан-зоны , и у журналистов будет специальный вход. Выходишь и растворяешься среди 17 тысяч человек у двух больших экранов.

– Я объехал 64 страны. Учился, жил на всех континентах, – открывался Сватковский с неожиданных сторон. – Но вот не был в Коста-Рике. Жду, когда приедут туристы оттуда, мечтаю пообщаться. Диалект их послушать! 3 года назад начал изучать испанский язык…

Закруглил неожиданным:

– Если что – четвертьфинал сборная России сыграет в Нижнем.

Для кого-то это стало неожиданностью. Например, для меня.

А новости продолжали сыпаться:

– Я нашел в архивах фотографию – в 1928-м году в Нижнем играла сборная Уругвая с командой "Сормович". Ровно 90 лет назад!

Хотелось бы выяснить, с каким счетом закончился поединок. Только никто не решался перебивать олимпийского чемпиона. Глядя на играющие под рубахой мускулы.

Сватковский словно почувствовал повисший в воздухе вопрос. Ответил сам:

– Наши проиграли 1:7…

Я долго бродил по музею современного искусства, расположенному в этом самом "Арсенале". Чудо чудесное, поверьте. Пусть и смотрит Константин Станиславский с портрета на нынешнее искусство ошарашенно.

***

Встретились мы и с исполняющим обязанности губернатора Глебом Никитиным. Прямо после футбола.

– Первая победа на новом стадионе! – искренне радовался он. – Это старт нижегородского футбола! Посмотрите вокруг – появилось 12 новых развязок. Нижневолжская набережная, "стрелка" стала новым общественным пространством. Прежде здесь была портово-индустриальная зона. Теперь этот парк. Точка притяжения людей. Все требования FIFA выполнены. Мы готовы к проведению чемпионата.

Губернатор выглядел совсем молодым человеком. Я украдкой сверился с "Яндексом". Обнаружил, что Никитин на три года младше меня. Выдохнул с горечью.

А разговор тем временем становился совсем душевным. И.о. губернатора, как напишут местные газеты, "призвал к диалогу".

– Город у нас очень ветренный, но и с этим нет проблем, – доносилось до меня. – Будем собирать сведения. Может, у кого-то из вас возникли нарекания? Я проблем не заметил…

Решился на вопрос и я.

– Когда под такой стадион у Нижнего будет команда высшей лиги?

Исполняющий обязанности усмехнулся как-то ласково и ускользнул от ответа. Сказав что-то про "максимальные задачи" и "массу факторов". Ну да ладно.

– В городе, где более миллиона двухсот тысяч жителей, должна быть команда не просто премьер-лиги, а заметная в Европе. Мы все для этого сделаем. Главный залог успеха – наличие хорошего стадиона. Благодаря чемпионату мира мы этот стадион имеем. Рассмотрим увеличение финансирования клуба. В этом сезоне "Олимпиец" выступает не так, как нам бы хотелось. Но они дебютанты лиги! Будем работать над стратегий развития. Но перемены им нужны.

Откуда-то из подтрибунья прислушивался к речи первого человека области Николай Николаевич Писарев. Надеюсь, перемены не коснутся его персоны. Он хороший.

На всякий случай спросили и у губернатора про годовое содержание стадиона. Вдруг сведения у спикеров разойдутся. Но все приблизительно срослось:

– На 2019-й год около 300-350 миллионов рублей. Уже со следующего года, считаем, можно увеличивать коммерческую отдачу от стадиона. Будем содержать с помощью федерального бюджета. Для выхода на самоокупаемость нам необходимо иметь команду премьер-лиги и 20 матчей в год. Плюс, концерты, выставки и конгрессы. Сдача в аренду под коммерческие помещения.

Мне стало спокойно и хорошо.

***

Попутно выяснилось, что Глеб Никитин понимает по-английски. Отвечал, не дожидаясь перевода. Не всякому губернатору это по силам.

– Как восприняли ошибку в официальном буклете? Два Кремля…

Глеб Сергеевич не дослушал:

– Плохо восприняли!

Помолчал немного – и разъяснил:

– Вот он – человеческий фактор. Дизайнер допустил ошибку. Сейчас она будет исправлена. Уже исправляется!

Мне хотелось спросить: "Дизайнер расстрелян?" Но я удержался.

А Никитин тем временем чуть скорректировал генеральную линию:

– Мы уведомлены, что эта ошибка будет в ближайшее время исправлена. Все буклеты будут заменены.

– Есть еще одна ошибка, – не унимался самый наблюдательный из репортеров. – Мы видели в аэропорту. Мордор…

– Относитесь с юмором! – исполняющий обязанности губернатора несколько побледнел и повысил голос. Видимо, доложили уже и о "Мордоре-Новгодоре". – Я считаю, это в значительной степени повысило интерес к нашему городу по всей стране. Конечно, эта ошибка тоже будет исправлена. Думаю, уже исправлена!

***

Следом вышли к микрофонам прекрасные люди – вот Николай Писарев. Сообщивший, что на таком поле "можно созидать". На время пресс-тура фраза станет мемом – "можно созидать".

– Поле намного лучше, чем в первой игре. К третьей тестовой вообще станет отличным.

– Вы прошли миллион стадионов как спортсмен. Есть, с чем сравнивать?

– Мне этот стадион напоминает Лужники после реконструкции. Хоть и меньше по вместимости. Подождем, когда заполнится до отказа.

Вышел и Сергей Павлов. Футбольный мир знает – где б Сергей Александрович ни работал, поле у этого клуба будет отличным.

– Этот стадион чем-то похож на наш, волгоградский. На таких надо играть в хороший футбол. В Волгограде сейчас здорово ходят, болеют. Доброжелательная обстановка.

– Часто у новых стадионов проблема – газон.

– В Волгограде – отличный!

– А здесь?

– Немножко похуже, мне кажется. Но мы смотрели запись их первого тестового матча – тогда газон был еще хуже. Сейчас другое дело. Вполне рабочее. К чемпионату мира будет идеальное. Тем более, весна затянулась в этом году.

– "Ротор" ведь не вылетит?

– Если судить по второму кругу – мы вообще шли четвертыми. В сегодняшнем матче меня даже ничья не устраивала, все замены были нацелены на атаку! Но что-то совсем впереди не получилось…

***

…мы бродили по тому самому пансионату "Борский", где будет жить Уругвай. Веселенько выкрашенное, свежее здание. Дышит новизной. В холле шарфы "Зенита", "Юве", "МЮ" и парочка особенных – с финала Кубка УЕФА-2008 и с Евро того же года. Вот был сезон так сезон для нашего футбола. Пусть Уругвай знает!

До этого проехали двойной кордон. Ответственный за шлагбаум суров. Судя по перстню – обладатель Кубка Стэнли.

Встречает нас глава администрации Бора Александр Киселев и министр спорта Нижегородской области Сергей Панов. Тот самый – легендарный баскетболист ЦСКА. Говорят о чем-то, а я гляжу на ботинки министра и не могу оторваться. Вспоминаю кроссовки Сабониса 56-го размера. Здесь ненамного меньше.

Внутри все очень культурно. Почтовые ящички на первом этаже – для записок от персональных поклонниц. На занавесочках в комнате отдыха Paris, бесконечный Paris. Лучше б Montevideo. Но все поправимо. Это не буклет перепечатывать.

Рассматриваю 4 "люкса" особенно пристально. Ох, хороши.

– А здесь будет бильярдная. Если придет официальный запрос. Пока пожелание только на словах. А вот тренажерный зал…

Зал крут. Но откуда-то тянет банькой. Так скорее же, скорее туда! Вот где красота!

Заходим в столовую – три тощих пацаненка поперхнулись, увидев такую делегацию. Покраснели. Я думал, это сироты. Оказалось – пятиборцы.

На запасном поле хватает проплешин. Но все обещают исправить.

– Отходит после зимы. Через месяц станет идеальное.

– Неужели идеальное?

– Спрашиваете!

Что ж, поверим.

***

Репортер, начавший минувший вечер в ресторане "Витальич" под скрипочку мсье Доменика, а рассвет встретивший в заведении попроще, "Медных трубах", внезапно заинтересовался качеством реабилитационного центра.

Центр обещает быть на высоте.

– В ходе обмена мнениями… – донесся до меня голос. Это руководитель городского округа Бор собрал корреспондентов вокруг себя. С жаром о чем-то толковал.

Я подошел ближе. Выяснилось, что сборная Уругвая осматривала некую Красную Горку. Но выбрала "Борский".

Если захотят играть в боулинг – пожалуйста, пешком . Освободят для футболистов и бассейн от прочих граждан.

– Чтоб потоки не пересекались.

Это трезво.

– Здесь же, на базе, будет проведена открытая тренировка Уругвая. Это тоже серьезная нагрузка на организаторов и охрану. Для зрителей не так много мест. Поставим трибуну, запустим 500 человек.

– Открытая будет одна?

– Одна. Любая команда на чемпионате мира обязана с момента заезда до первого официального матча провести показательную тренировку.

– Как отбирать зрителей?

– 100 билетов будет отдано команде. 100 отдадим прессе. 300 будет распределено между территорией и министерством спорта. Свои 150 отдадим тем ребятам, которые действительно играют в футбол. У нас есть команда "Спартак", в ней только местные…

– Чемпионат мира пройдет. Что будет с базой?

– Это собственность области. Надеемся, что это будет основная база для клуба "Олимпиец". Не запустим же фигуристов на два футбольных поля!

– К моменту заезда сборной Уругвая персонал увеличится?

– Только за счет охраны. Пропускная система будет гораздо жестче. Сейчас на базе работают 60 человек.

***

Вдруг глава администрации вспомнил:

– Две недели назад у нас здесь был Виталий Леонтьевич! Все осмотрел. Оборудование классное. Уругвайцам будет комфортно.

– Встретите торжественно?

– Мы готовы на все, пожалуйста! Только надо эти моменты согласовать с оргкомитетом. Понятно, хор Пятницкого мы в холле не поставим. Хотя есть у нас фольклорный ансамбль, которому 20 лет. Куда бы ни поехал – без первого места не возвращается. Вот сегодня дают отчетный концерт. Для нас это с одной стороны почетно, с другой – накладно. Их очень много! Когда, хе-хе, везде ездят… Но программу надо предоставить. С футболистами же не только повара приедут, тренеры и медки.

– Еще кто? – ужаснулись на всякий случай мы.

– Еще члены семей! Я так думаю. Попробуйте в этом периметре женщин удержать!

Ага, подумал я. Если Уругвай и впрямь явится с женами и подругами – у команды Черчесова есть шанс. Ах, эти липкие ночи.

– А Уругвай не та команда, которая один раз сыграет – и домой поедет, – голос руководителя крепчал. – Да?

– Да, – кивали мы. Но как-то вяло.

– Поэтому будем готовиться ко всему!

– Жены будут жить прямо здесь? – побледнев, перепросил бразильский репортер. И сам же предложил вариант ответа. – На базе?

– Разумеется… – усмехнулся наш герой. – Ну как это – жена приедет, так где ей жить? В Нижнем Новгороде?

Повисла пауза.

– Конечно же, здесь!

Девушка-директор стояла за спиной городского головы бледная. Кажется, все услышанное стало для нее новостью.

Вмешался в ситуацию откуда-то с высоты министр Панов:

– Пока список делегации неизвестен.

– Но, по крайней мете, так планируется. Да? – глава администрации стоял на своем как герой-панфиловец.

– Про жен я пока не слышал, честно говоря, – Панов говорил самым мягким из голосов, на которые способен. – На сборах с женами – это как-то…

И вдруг сам же смирился:

– По-разному бывает!

– Если такое случится, – директор. – Мы к этой ситуации готовы!

Ну вот все и разрулилось само собой.

***

Сергей Панов устраивается поудобнее – и рассказывает все, что знает. Как уругвайцы демократичны в пожеланиях. Привезут своего шеф-повара, но помогать будут наши.

– Учиться будут! – добавляет Панов.

– Просили мангал, – дополняет девушка-директор, чуть отошедшая от потрясения. – Будут готовить мясо на огне.

– Мясо какое-то особенное?

– Нет. Все едят!

– Теннисный стол просили, – вспоминает Панов. – Настольные игры – нет. Захотят play-station, в тот же день купим. Как специально под них закупали тренажеры. Осенью уругвайцы уже приезжали, смотрели базу.

Оказалось, смотрели "Борский" Аргентина, Англия, Испания. Даже Австралия. Бродили по всем четырем этажам.

– Мы ничего не скрывали – ни плюсы, ни минусы…

– Что за минусы?

– Нет возможности выйти и пешечком дойти до ресторана, например. Или больших магазинов. Нужен дополнительный транспорт. Но такси здесь будут дежурить.

Этот "минус" некоторые тренеры старой формации держали бы за большущий плюс, подумалось мне.

– Надеемся, мы с Уругваем до победного конца. Еще гордится будем, что у нас жили.

– Ждет вас нагрузка.

– Изощряться придется серьезно. Возможностей удивить спортсменов высокого уровня немного. Но мы учтем все пожелания. Цвета старались сделать нейтральные – вот поэтому желто-зеленая гамма.

– Вся делегация прибудет одновременно?

– Да, 10 июня.

– Сколько стоило строительство этой базы?

– Около 10 миллионов долларов.

– Стоимость обслуживания?

– Порядка миллиона рублей в месяц. Но база может зарабатывать. Как и стадион "Нижний Новгород". Мне нравится история "Альянц-Арены" в Мюнхене, где ложи проданы под офисы. Люди, не отрываясь от работы, смотрят футбол. Здорово же? Хотим перевести большое количество учреждений, которые сегодня разбросаны по городу, на стадион. Наш областной медицинский центр, например. Постепенно жизнь города сместится благодаря стадиону из верхней части на "стрелку". Все? Вопросов больше нет? Что так мало?

Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Провожали нас еще торжественнее, чем встречали – с директором вокзала на перроне, прекрасной дамой. Значок с цифрой ХХ на лацкане.

– Ой, что это? – обрадовался я.

– 20 лет безупречной службы! – улыбнулась Вера Игоревна Крысова. – Хотя на самом деле – уже 27…

К значку присматривался и бразилец. Вот-вот готов был предложить поменяться. Но не решался.

Еще недавно нижегородский вокзал был особым квестом. "Фортом Байярд". Каждый день выходы менялись, доски перестилались. Зато сейчас все прекрасно. Сейчас в этом городе и поскользнуться негде.

– Приехал к нам как-то Никита Михалков, – вспоминают местные репортеры, мои новые друзья. – Вдруг куда-то исчез, встречающие потеряли. Потом видят – уже идет с "ошейником".

– Шею повредил?

– Да, поскользнулся, упал где-то. То ли около гостиницы, то ли еще где…

Сегодня Никиту Сергеевича встречали бы там, где нас провожают. Увечий не допустили.

– Вот это – императорский павильон! – ввели нас в зал неописуемой красоты. – Построили в 1894 году. А через вида года Николай II с императрицей открывали Всемирную выставку. Вот каминный зал, мебель мастера Соловьева…

Я присел на один, поерзал. Пытаясь задницей нащупать бриллианты. Увы!

– А вот – кабинет императрицы.

Замираю от величия момента. Не всякого запустят в покои императрицы. Я ж не Распутин.

На вокзале веселое оживление. Замечаю огромный мяч, расписанный завитушками. Сразу вспоминаю, как служил в газете "Правда" – там в кабинете главного редактора стоял такой же глобус-переросток.

– Весит 400 килограммов! – торжествует Вера Игоревна. – Это нам передал художественный музей города Семенова. Хохломская роспись…

Я готов был слушать вечно – но рассказ перекрыло громовое над ухом: "Электропоезд Нижний Новгород – Гороховец, 4 платформа 12 пути, кроме станции Калининская…"

Я поднимаю глаза на табло и замираю. Там не только электричка на Гороховец, еще и поезд 312. Новороссийск Воркута. Сколько ж он пыхтит через всю Россию? Это просто какие-то соболезнования от "СЭ"…

– Между прочим, мы всех сотрудников отправили на курсы английского языка, – слышу добрый голос директора вокзала. – Мы гордимся электронной очередью. Штат вокзала 210 человек. 187 из них – на досмотре…

Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
Железнодорожный вокзал. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"

***

Я уезжаю, листая альбом "Нижегородские дали". Как там у Довлатова: "Скажите, это дали?"

А за окном мелькают самые что ни на есть "дали". Подплывая, растворяясь в обволакивающих сумерках. Луна в окне все ярче.

Этот чудеснейший город России, конечно, справится. Уж за кого-кого, а за Нижний краснеть не придется никому.

Ручаюсь!

Газета № 7628, 11.05.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...