Газета № 7665, 26.06.2018

#АвтоГол. Степное Матюнино. "Калоши-то сними…"

21 июня. Анненково. Семья КОРЕЛЕНОВЫХ на фоне собственного дома-музея. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Бюст Владимира Ленина, прикрытый аквариумом. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Бригада "СЭ" продолжает путешествие по России. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
21 июня. Анненково. Семья КОРЕЛЕНОВЫХ на фоне собственного дома-музея. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

Спецбригада "СЭ" во время ЧМ-2018 путешествует по городам России. Свою седьмую остановку Дарья Иваева и Юрий Голышак совершили в Ульяновской области

АВТОГОЛ
Поехали! Юрий Голышак и Дарья Исаева путешествуют по Руси //
Письмо первое. Акулова гора. "От такого благословения саудовцы падут…" //
"За пустырь Глушаков отдал 2 миллиона долларов…" //
Остановка третья. Краснодар. "Рамос? Знаем, знаем! Футболист испанский?" //

Кому махал ручкой Криштиану? //
"Игра наших - это бомбаладзе!" //
Красно-белые пижамы, бесовщина и Яшин на девятиэтажке

Москва, милая Москва, как ты там? У нас катаклизмы. Преследует какая-то бесовщина. Все кажется сном. Самара провожает надписью на стене: "Осторожно, на улице люди" – я уже не удивляюсь и не страшусь.

Видимо, это и есть критическая точка – наш водитель Ильич завел календарик, похожий на гинекологический. Украдкой зачеркивает дни до окончания поездки. Озадачивается вдруг: "А как же космонавты живут по году?"

Наверное, все мы скоро переругаемся. Пожелаем друг другу гореть в аду. Возможно, до Москвы доедут не все. Но пока крепимся. Со стороны кажется – становимся дружнее.

Москва! Надо мной издеваются. Ни в грош не ставят. Прошу фотографа Дарью Дмитриевну сообщить, когда наступит середина нашего путешествия. Надо будет джинсы сменить.

– Вывернешь те же наизнанку – и наденешь? – равнодушно предполагает она.

Или вот история – прислала редакция подмогу. Симулирующего накануне призыва хромоту юнкора Сусова. Наполняю вечером стакан, желаю запить таблетку. Вдруг голос:

– Вы сейчас туда челюсть положите?

За что мне такое?

21 июня. Деревня Анненково. Геннадий Николаевич КОВЕЛЕНОВ в своем музее.

***

Держим путь на Саранск. Проплывают за окном фургончика Жигулевские горы – а за ними следом степи. Курганы. Ржаные поля. Красота неописуемая, тишина. Покосившиеся избы.

Останавливаемся у деревни Степное Матюнино. Как говорится, на дальней станции сойду. Бродим по полю, где рожь выше колена. Не желаем уезжать, такая благодать. Еще километр-другой – снова останавливаемся. Прямой эфир для "СЭ-Live". Только высунулись – Господи, что это? Из автомобиля не выйти! Мошка облепляет лицо, спину, весь наш бедный фургончик. Как здесь люди живут?

Селяне живут перебежками. Успевая материться, как старшина на переправе. А потом отплевываются мошкарой.

Вот и я бегу одышливо, словно за поездом, к задорной избушке. Прицеливаюсь объективом: щелк-щелк… Вижу вдруг – да здесь не только резные ставенки, здесь дело почище. В глубине двора крапива – а из нее выглядывает постамент. На котором прикрытый аквариумом Владимир Ильич! Не обманывают ли меня глаза? Это вам не лейденская школа живописи, это Русь подлинная, затейливая.

Вот заметил наш фургон хозяин:

– Не может быть! "Спорт-Экспресс"? Да я ж ваш самый преданный читатель. Был вашим представителем по Турниру детских команд в Ульяновске. Ну-ка, заходите. Покажу вам чудеса.

Что ж, идем. Греха в этом нет.

– Я – Ковеленов Василий. Это брат мой, Александр. А это отец наш, Геннадий Николаевич. 85 ему, бывший десантник. Вон станок собрал токарный своими руками…

Станок действительно стоит – а у дедули недокомплект пальцев. Возможно, это как-то связано.

– Я чемпионат мира смотрю, – сбрасывает дед Геннадий кошака с рук. Чтоб не мешал жестикулировать. – Все вам расскажу!

Нас ведут в избу – и начинаются чудеса. Древний ГАЗ, "Запорожец" и самодельный трактор. Если уж какой-то немец на тракторе допыхтел до Москвы – то и наши герои могли.

– Заводится?

– Да вот вчера заводили. За пивом ездили. Все своими руками собрал, за одну осень. Вы дальше-то, дальше проходите.

В светелке такое, что мы за головы берёмся. Портреты Сталина, Ленина, гармони, патефоны, алые знамена, приколоченные к стене серп и молот. Даже парашют!

– Куда ж мы заехали?! – восклицаю. – Может, дедушку забросили сюда в 42-м?

Братья хохочут. Дедушка не обижается:

– Вот когда я с десантным отрядом в Венгрии высаживался в 56-м…

Парашюту нашлось объяснение – но я не рад.

– Нет, нет, нет, – прерываю. – Сейчас чемпионат мира, дружба народов. Давайте-ка лучше о футболе.

– Ох, как играли Португалия с Испанией! Лучше не сыграешь!

– Нам-то с Португалией играть можно?

– С Португалией можно. С Испанией – нельзя. Вот в 56-м…

Я напрягся.

– …в 56-м наш футбол впереди всей планеты был! В 58-м тоже! Куда ж все делось? Нету, нету сейчас Феди Черенкова. Нет Илюши Цымбаларя. Алеши Парамонова.

– Я группы сколачивал в 80-х, – вставля-ет брат Александр. – Из Ульяновска ездили в Москву на спартаковские матчи. Против Киева. Ни билетов не было, ничего. Катались на багажных полках с проводницами в обнимку. Эх, время было.

Пробуем завести патефон – в сипении и треске разбирая голос Николая Рыбникова. Музыкальная душа деда не выдержала – взялся за аккордеон:

– Сейчас сыграю – для нашей сборной! Пусть знают, как за нее болеют на селе!

Внезапно подытожив:

– Наш Ульяновск всю вашу Москву кормит.

Играет долго и лихо. Недокомплект пальцев не ощущается никак.

– А я – спою! Тоже для сборной. Может, увидят, посмеются, – расправляет грудь брат Александр. – Про Уругвай у меня песни нет, так я про Болгарию. Но будем считать, что про Уругвай.

– Договорились, – киваю я.

– Где ж вы, где ж вы, очи карие

Где ж ты, мой родимый край?

Впереди – страна Болгария,

Позади – река Дунай…

Всякий новый куплет звучал звонче и чище предыдущего. "Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех!" Александр почти выкрикнул.

Надо было что-то говорить – но мы молчали, потрясенные. Будь я Максимом Горьким, наверняка значительно молвил бы, напирая на "о":

– В этом крике жажда бури, сила гнева, пламя страсти и уверенность в победе.

Но я – не Максим Горький.

Секунду спустя, опомнившись, начали аплодировать. Отбивая ладошки. Дедуля ревниво потянулся за уложенным было баяном.

– Я и на мандолине могу, и на балалайке… Может, выпить нам? В баньку сходить?

Впервые за время нашего путешествия отказываемся выпить – торопимся в Саранск. Хотя зря, конечно. Выпить стоило.

Выходим во двор – братья подписывают тот самый флаг, который достанется тренеру чемпионов мира. Фотографируются с нашим фургончиком.

– Ты калоши-то сними… – шепчет Александр.

Василий скидывает калоши, являя миру носки вызывающей расцветки. Калоши ловким движением задвигает за колесо. Теперь не видно, теперь хорошо.

Мошка облепляет флаг, в который завернулся наш фотохудожник. Меня, кажется, объели до костей. Вот представьте – лицо черное от этих тварей, места чистого нет! Что творилось в Волгограде на матче англичан – это пустяк, оказывается. Пусть Кейн съездит в Степное Матюнино. Настоящее, сермяжное.

– Коровы от нее задыхаются, от этой мошки, – рассказывают веселые братья, отмахиваясь. – Куры дохнут. Да и люди. Только папаню нашего ничего не берет. Хорошо, он не выпивши сегодня – а то вас бы не отпустил, пока про коммунизм не расскажет…

– Дела-а-а, – тянет фотограф Дарьюшка, стоило отъехать.

Мы качаем головами. Вот это чемпионат мира у нас. Сами себе завидуем.

А ты, сборная, знай, как за тебя болеет деревня!

***

Саранск нам не рад. Да и никому, кажется.

Автомобиль останавливают люди с автоматами, долго вертят в руках аккредитации, пропуска. Переглядываются.

– У водителя аккредитации нет?

– Он на футбол не ходит.

Снова переглядываются.

– У нас временные ограничения на въезд автомобилей из других регионов. В связи с чемпионатом мира.

Говорили таким голосом, что я чуть не обгадился. Да и вообще – как-то нехорошо стало на сердце.

Зато Дарьюшка сохранила самообладание.

– Мой храбрый военный… – раздраженно высунулась с заднего ряда. Словно кукушка из часов.

Пропустили моментально. Даже не выворачивая наизнанку чемоданы. А приедут другие люди с билетом, посмотреть футбол – им что, машину бросать в степях? В город просачиваться тайком, через леса? Проникать под видом слесаря – как Фокс? Кажется, кто-то кого-то неправильно понял в этом Саранске…

***

Но каким же пижонистым оказался этот Саранск, каким красавцем! Просто Лас-Вегас. Кто бы мог подумать. Проспекты широченные, храмы до небес. Вдалеке что-то похожее на Капитолий. Иллюминация раскрашивает ночные небеса фиолетовым и синим. Действительно, Мордва великая, прав был фанат Витек.

А главное – почти нет людей, совсем мало машин. Может, здесь военное положение?

Тут ж замечаем у главной площади тот самый фургончик, который встречали уже в Кратово. Три веселых португальца в париках добрались и сюда! Вот это бодряки. А вон и они сами сидят в пивной.

Наутро увидим, что фургон стал главной темой здешних новостей. Вокруг камеры, софиты. Каждый из трех португальцев чувствует себя Криштиану. Нам-то рассказывали задорно, подмигивая, – а сейчас стали важными. Грудь колесом.

Бродят по Саранску слегка одичавшие иранцы. Закусывают прямо на ступеньках магазина "Очки для всех". Что далеко ходить.

"Продай свисток, купи очки" – вспоми-наю я фразу актера Сергея Мигицко для одного арбитра. Вывески кажутся зловещими – "Мордовавтодор", как ни читай, сводится к "мордору". Так – везде.

Откуда-то доносится "семь сорок" – и это совсем странно. На каждом ночном углу по постовому. Пожалуй, безопаснее точку сегодня в России не найти. Патруль за патрулем.

***

– Водка осталась после перуанцев. До вас здесь жили, – хозяйка квартиры водит нас, ошарашенных. – Можете допить.

Конечно же, допьем. Не пропадать же. Лица у нас и так благородного синего оттенка. Я и вовсе стал похож на артиста Буркова к десятому дню странствий. У водителя нашего по утрам выражение лица, будто волосы намотало на фрезу.

Вот это квартира, вот это я понимаю! Работал дизайнер под веществами, судя по всему. В прихожей ствол могучего дерева. Торчит из дупла домовой с лицом доброго идиота.

Латунные самовары. Внезапный бюст Чайковского – а рядом прямо в упаковке "игрушка "рогатка". Возможно, тоже остались от перуанцев.

Глазами ищешь кукол вуду – но вместо них мумифицированные филины и рога вдоль стен. Пойдешь в темноте искать санузел, не отследишь вектор движения – примешь смерть лютую. Вот это кончина так кончина будет для корреспондента.

– Вы смотрели фильм "Полено"? – сдавленным голосом интересуется Дарья у хозяйки.

– Нет.

– Посмотрите…

Все это выглядело прелюдией к фильму ужасов. До того самого момента, пока Дарьюшка не произнесла:

– Хорошо понимаю ваши парадоксы.

Тут же развесила сушиться на рогах носочки столь крохотные, что теперь кажется – проживает здесь официальный карлик чемпионата мира.

Здесь мы проживем три дня и, кажется, они будут комичными. Как и прочие наши дни. Завтра вспомним предыдущие остановки, еще не описанные. Волгоград и Ростов. А дальше – снова на футбол.

Всем поклон!

#АвтоГол. Все материалы рубрики - здесь

Все о чемпионате мира по футболу-2018 в России: календарь, расписание матчей, составы участников, все о 32 сборных, города и стадионы турнира

Газета № 7665, 26.06.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...