Газета № 7602, 06.04.2018

Алексей Сорокин: "К атакам британских СМИ выработался иммунитет"

Вторник. Москва. Генеральный директор оргкомитета "Россия-2018" в гостях у "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Вторник. Москва. Генеральный директор оргкомитета "Россия-2018" в гостях у "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Йозеф БЛАТТЕР. Фото Александр БОБРОВ, "СЭ"
Вторник. Москва. Генеральный директор оргкомитета "Россия-2018" в гостях у "СЭ". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Генеральный директор оргкомитета "Россия-2018" Алексей Сорокин побывал в гостях "СЭ", рассказав, за сколько будут освобождаться "Лужники", чувствовал ли хоть раз угрозу отъема у России чемпионата мира​, и что делается для борьбы с такими негативными явлениями, как расизм и истребление собак.

ОБ ОТКРЫТИИ СТАДИОНА В ЕКАТЕРИНБУРГЕ

– 1 апреля состоялся первый матч на новой "Екатеринбург Арене", построенной к чемпионату мира. Как все прошло с точки зрения организации?

– На взгляд оргкомитета, очень неплохо. Мы тестировали многие сервисы, которые станем осуществлять во время ЧМ-2018. Имеются в виду работа с командами, арбитрами, функционирование VIP-зон и VVIP-зон, деятельность волонтеров, мобильная связь и еще целый ряд аспектов. При этом замечу, что нельзя считать оргкомитет организатором встречи в полной мере, и это распространяется на все тестовые игры. Часто нашу ответственность пытаются преувеличить, но было бы неправильно полагать, что только "Россия-2018" организовывает подобные мероприятия. Большую часть сейчас берут на себя клубы, а мы до 14 июня выступаем в качестве соорганизаторов. В данном случае, посмотрели как функционирует стадион, в целом остались довольны. И загрузка трибун, и выгрузка после финального свистка прошли хорошо, особенно, для первого матча, никаких очередей не образовывалось.

Конечно, выявились и какие-то негативные моменты, отметили их для себя. Например, люди в соцсетях жаловались на холод и применяли формулировку "сооружение для южных широт". На мороз повлиять не можем, а что такое для южных или северных широт, не понимаю. Есть открытый стадион и закрытый. Но, главное, что уже понятно как все будет выглядеть во время чемпионата мира именно на этой арене. Большое преимущество заключается в том, что объект возведен в центре города, это не требует экстремальных транспортных мер. К тому же место для екатеринбуржцев намоленное, словом, больших сложностей здесь не ожидаем.

– Вы упомянули соцсети. Сами ведете Твиттер?

– Да. Набиваю сообщения и передаю через коллег.

– То есть лично видите то, что пишут болельщики?

– Именно так. Плюс сотрудники присылают все, что публикуется по теме чемпионата мира в Инстаграме, Фейсбуке. И мои руководители тоже доводят такую информацию.

– Виталий Мутко тоже завсегдатай соцсетей?

– Я не сказал Виталий Леонтьевич, я сказал – руководители, у меня их много. Отзывы людей мы видим. Не только слышим от знакомых, а читаем в социальных сетях. Здесь механика того, как именно получаем информацию, вторична. Главное, что получаем срез общественного мнения.

Что касается Екатеринбурга, в курсе жалоб не только на холод, но и на очереди в точках питания. Подправим. Очень важно понимать, что тестовые матчи потому так и называются, чтобы понять, что и где тонко. И к ним не нужно относиться как к какому-то завершенному действу. Пробуем разные схемы, то же самое делает город. И ничего страшного, если в ходе таких игр появляются шероховатости. Лучше выявим их сейчас, чем во время чемпионата мира.

– Верно ли, что "Екатеринбург Арена" – отличница, что там все происходило в срок?

– Более того, в каких-то моментах опережала ряд стадионов. Но в каждом случае это настолько сложные организмы, с таким количеством деталей и все очень разные. Поэтому по адаптации у нас есть ряд мелких замечаний к абсолютно каждой арене. Пока среди них нет ни одной, на сто процентов готовой к чемпионату миру. Во время инспекционных визитов каждый раз что-то выявляем, но это "что-то" легко устраняется. То же самое происходило бы в любой стране мира на любом стадионе, ведь требования к сооружениям для чемпионата мира особые.

Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ОБ ОЧЕРЕДЯХ В ПЕТЕРБУРГЕ

– Организация тестовых встреч не полностью лежит на оргкомитете. Значит, большие проблемы с проходом на трибуны в Санкт-Петербурге на матч Россия – Франция, это не к вам?

– Понимаете, наша задача не распределить ответственность и не наказать кого-то, цель – сработать как единая команда. Имею в виду город, собственника стадиона и оргкомитет. Сюда могут добавляться еще какие-то действующие лица, например, служба эксплуатации сооружения, если она не слита с владельцем арены. Словом, есть набор групп организаторов. И вот все они обязаны стать одним механизмом. В том числе и ради этого существуют тестовые игры. Итоги которых потом обсуждаем все вместе.

– И все же, с чем была связана ситуация, когда люди попадали на сектора только в середине первого тайма? Тем более, речь об арене, где прошло множество встреч "Зенита" и значительная часть Кубка конфедераций, включая финал.

– Безусловно, разбирались в причинах. Тут сказалось несколько факторов, как объективных, так и субъективных. Начну со времени начала игры – люди ехали с работы в будний день, с вещами, в теплой одежде, что увеличивает время досмотра. Его осуществляли курсанты МВД – делали это тщательно, но сталкиваются они с подобным далеко не каждый день.

В ходе чемпионата мира проход на трибуны будет происходить несколько иначе, другие сотрудники станут проводить досмотровые мероприятия. Плюс летний период, когда объективно тратится меньше времени на осмотр. Мы же все помним Кубок конфедераций – тогда все было быстрее. Так что на чемпионате мира подобные ситуации не повторятся, абсолютно в этом уверен. Еще следует учитывать, что если львиная доля болельщиков придет на арену за десять минут до стартового свистка, захлебнется любой стадион. Поэтому продолжаем призывать зрителей приезжать заблаговременно.

– Стройку стадиона в Санкт-Петербурге много критиковали, а теперь ареной довольны...

– Приходят зимой, на трибунах курточки снимают... А до этого разговоров было... Классика!

– Если бы и на других аренах чемпионата мира были крыши, они бы из-за этого стали намного дороже?

– Да. Возведение закрывающейся крыши влечет за собой существенное удорожание проекта. Я даже слышал, что речь идет о 20-30 процентах от общей стоимости проекта.

– Стоит ли крыша того?

– Сложно сказать. Многим не нравится

– Что именно?

– Слышал такое мнение: убивает атмосферу футбола. Эта дискуссия похожа на ту, что ведется вокруг видеоповторов.

Стадион "Лужники" и стадион "Санкт-Петербург".

О ТОЛЧЕЕ В "ЛУЖНИКАХ"

– За сколько будет начинаться запуск на трибуны на чемпионате мира?

– За три-четыре часа. До игр предложим болельщикам определенную развлекательную программу, которая станет несколько серьезнее, чем на предыдущих турнирах. Сейчас идет обсуждение последних деталей с ФИФА.

– 23 марта состоялся матч Россия – Бразилия, и не было ясно, был ли учтен печальный опыт игры с Аргентиной, когда люди покидали "Лужники" очень долго. Ведь болельщики стали уходить уже во время второго тайма.

– Не соглашусь, что только это стало залогом более быстрого освобождения трибун. Применялась кардинально другая схема. И больших нареканий не последовало.

– В чем главные отличия?

– Лучше распределялись потоки, более пропорционально между станциями метро МЦК, открылся южный вестибюль "Спортивной", в подземку пускали бесплатно, чтобы ускорить процесс. Такая практика сохранится и во время чемпионата мира.

– А почему после матчей всегда закрыта на вход станция "Воробьевы горы"?

– По требованиям безопасности. Если ее задействовать, то возникнет опасность переполнения платформы "Спортивной" – люди в основном едут в центр, и если с "Воробьевых" вагоны станут прибывать битком, то на следующей станции никто в них не протиснется. И народ начнет скапливаться на перроне. К тому же, если станция находится на некотором удалении от стадиона, то это неизбежно немного растягивает поток, давая образоваться давке.

– Представим картину: стартовая встреча ЧМ Россия – Саудовская Аравия, на трибунах 80 тысяч человек. Как быстро они покинут лужниковскую арену?

– Надеемся, за 10-15 минут. Держать сектора на чемпионатах мира не принято.

– И даже порядок выхода объявлять не будут?!

– Ну если выпускать всех сразу, то в этом нет смысла. После Бразилии люди покинули чашу за 11 минут. Даже если посчитать тех, кто ушел раньше, хотя я не согласен, что количество ушедших было критичным, получится где-то минут 15. Может быть, 17.

– Существуют стандарты по времени выхода со стадиона?

– Их нет. Есть только стандарты эвакуации.

– Какие они у "Лужников"?

– Независимо от стадиона этот параметр – 8 минут. Эвакуация – это принудительный быстрый выход в связи с определенной ситуацией.

Дмитрий КОМБАРОВ, Лионель МЕССИ и Харри КЕЙН.

О ЦЕРЕМОНИИ ОТКРЫТИЯ

– Кто же исполнит официальный гимн ЧМ-2018?

– Пока не могу сказать. Нам официально это неизвестно. Мы что-то только слышали, но пока это недостоверно – лишь ходят слухи. В течение апреля все станет известно. Могу приоткрыть завесу – на открытие и на финал ориентиром для нас является комбинация российских и западных звезд.

– То есть, будет по артисту?

– Два или четыре, не знаю, пока ничего не согласовано до конца.

– Будет ли в церемонии открытия что-то необычное?

– Ее формат чего-то совсем уж необычного не предполагает. Это не цирк, здесь есть ограничения, связанные со стадионом. Нам надо сохранить поле, сделать все при дневном свете и не очень долго – чтобы это не превращалось в концерт. Все будет компактно, ярко и будет отражать особенности чемпионата мира.

– Режиссер-постановщик будет тот же, что и на предыдущих церемониях (Феликс Михайлов. – Прим. "СЭ")?

– С уверенностью могу сказать, что будем сотрудничать с Первым каналом.

– Длительность шоу – минут 15?

– Возможно, даже меньше.

– На плакате чемпионата мира изображен Лев Яшин. Считаете ли правильным пригласить на церемонию его вдову Валентину Тимофеевну?

– С одной стороны, вы правы. И в наших мероприятиях она принимала участие. Причем неоднократно. Вопрос в том, что мероприятия бывают разные. Есть такие, где, допустим, участие гендиректора адекватно, а бывает и наоборот. Надеюсь, мы найдем формат, который подойдет Валентине Тимофеевне. Если говорить о церемонии открытия, то на 70 процентов она будет состоять из музыкальной части.

– Почему некоторые мероприятия проводите в программе "Вечерний Ургант"? Это же юмористическая передача. Когда чемпионат мира ассоциируется с юмористической программой, он сам становится смешон.

– Во-первых, юмор уместен везде, ничего страшного в нем нет. Во-вторых, программа рейтинговая. В-третьих, не согласен, что мы многое проводим в "Вечернем Урганте". Пока таких передач было две. В целом это подбирается с учетом времени показа, рейтингов, охвата аудитории, а юмор точно не повредит. Мы же не про налоговую систему РФ рассказываем. Футбол и юмор идут рука об руку.

Вторник. Самара. Строительная площадка стадиона "Самара Арена".

О САМАРЕ

– Некоторое время назад в интернете появились снимки трещин в конструкциях стадиона в Самаре, а чуть позже в сети было опубликовано видео арены, снятое с коптера одного из местных блоггеров. Впечатление это произвело удручающее – вид как у времянки, серьезного недостроя. И это за 72 дня до старта чемпионата мира. Успеют ли строители сдать объект вовремя?

– По первой части вопроса. На той фотографии нет ничего страшного, это так называемый термокомпенсационный шов, он должен быть именно таким. Подобное есть на каждом стадионе, и это не свидетельствует о дефектах – обычная конструкционная особенность любого спортсооружения. Что касается, визуализации недостроенности арены, то ведь она на самом деле еще не сдана в эксплуатацию. Давайте посмотрим на то, как все в Самаре будет выглядеть после окончания работ и благоустройства прилегающей территории. Пока мы смотрим на не завершенную стройку, которая должна закончиться до 28 апреля в соответствии с графиком, утвержденным Правительством, Минстроем и заказчиком.

– У вас нет сомнений в том, что к этой дате все будет готово?

– Мы верим не только подрядчику, но и профессиональному контролю за ним, осуществляемому на высоком уровне. И нет никакого резона не доверять. При Минстрое действует специальный штаб, там внимательно отслеживают ход работ на всех семи возводимых аренах, есть даже посменные графики на каждый день. Все осознают как важность задачи, так и весомость проведения тестовых матчей. Что касается Самары, то там такая игра назначена именно на 28 апреля. Ожидаем, что к этой дате стадион окажется готов как фактически, так и документально.

– Могли бы "Крылья" и "Спартак" провести в среду встречу 1/4 финала Кубка России уже на новой арене, будь там ситуация лучше?

– Нет. Мы с самого начала планировали 28 апреля.

– Сколько отведете процентов на то, что Самара не успеет?

– Ноль. Там справятся. Сейчас трудятся очень интенсивно.

– Но все же та самая видеозапись не дает покоя…

– Вы не строитель, как и я. Позвольте заказчику и подрядчику вас удивить. (Улыбается.)

– Питерскому стадиону мешали бакланы. А что мешает строить самарскую арену?

– Не могу ответить. Оргкомитет – не Минстрой. Мы занимаемся своими вопросами. О причинах говорить сложно, но мы их понимаем. Летом 2017 года была определенная пауза. Подрядчик какое-то время думал, каким образом достраивать стадион. Мы потеряли два или три месяца. Но потом стали наверстывать.

– А еще на "Самара Арене" нет поля.

– Это так. Рулонный газон приедет из Германии, будет сразу уложен и прошит. Может, прошит не к первому тестовому матчу, но ко второму точно. История знает примеры, когда рулонный газон укладывался за четыре дня.

– Где?

– На одном из стадионов Евро-2016 между играми укладывалось поле. Это не что-то экстраординарное. Если помните, и на финал Лиги чемпионов в Москве, когда были сложности с полем, команда "Лужников" уложила рулонный газон.

– Правда, что самый крутой стадион – в Екатеринбурге, потому что был построен "для себя", а к остальным по внутренней отделке есть вопросы?

– Не совсем так. Если говорить о качестве отделки, включается фактор вкуса. Очень трудно сравнивать. Нет ни одного стадиона, который сразу после строительства был бы готов принять чемпионат мира. Все они разные, а отделка – это дело вкуса. Да и клуб сам под себя может доделать какие-то элементы, когда обоснуется на арене. Где-то, на мой вкус, немного лучше президентская ложа, где-то – спортивная зона, где-то – зал для пресс-конференций.

17 сентября 2017 года. "Самара Арена" (Самара).

О КАЛИНИНГРАДЕ

– Недавно арестовали бизнесменов братьев Магомедовых. В телеграм-каналах появилась информация, что они имели отношение к строительству стадиона в Калининграде. Так ли это?

– С самого начала стадион строила компания "Крокус Интернэшнл". И сейчас он находится в высокой степени готовности – 23 марта стадион получил разрешение на ввод в эксплуатацию.

– У вас есть какие-то подозрения, почему вдруг всплыли Магомедовы?

– Думаю, подозрения должны быть в других органах. Магомедовы могли участвовать в каких-то подготовительных работах, но про это мне неизвестно.

– А за это время в тех самых органах не возникли к вам вопросы?

– К нам? Мы не были связаны с братьями Магомедовыми или их структурами.

– Правда ли, что у стадиона в Калининграде есть какая-то особенность, что строили его по-другому?

– Действительно, проект был немного изменен. Был добавлен металл. Но на надежности стадиона это никак не отразится. Для оргкомитета важно, может ли стадион принять игры. А строители и инженеры для того и есть, чтобы придавать вариативность проекту, оптимизировать его. Было много обсуждений цены. Во время строительства произошли изменения курса валют. А эта составляющая довольно приличная. Поменялась экономическая ситуация, и некоторые проекты оптимизировались. Самое главное, что стадион надежный, обладает всеми сертификатами и пригоден для матчей.

Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

О НАСЛЕДИИ

– У значительной части городов-организаторов турнира нет клубов в премьер-лиге. Это проблема?

– Но многие из них были представлены в премьер-лиге на момент заявки. Больших тревог по наследию чемпионата мира у нас нет. Есть уверенность, что стадионы будут использоваться. Любая новая арена дает приток болельщиков, а по хорошим стадионам люди соскучились. Мы видим, как интенсивно раскупаются билеты на тестовые матчи. Екатеринбург с легкостью продал 18 тысяч билетов. Такую же динамику мы видим при продажах в Калининграде, при том что обычно посещаемость домашних матчей "Балтики" далеко не фантастическая. Но сейчас уже больше 10 тысяч билетов куплено. Новый стадион обеспечивает больший интерес.

– Это эффект новизны.

– Это эффект комфортного пребывания на арене.

– Многим просто интересно посмотреть на новый стадион. Такая же ситуация была в Казани, где сейчас посещаемость гораздо ниже, чем в 2014 году.

– Если вы пришли в ресторан, и вам понравились и кухня, и обстановка, вы же туда вернетесь?

– Но на футболе хорошая кухня – это результаты команды. Если они будут плохими, то никаким комфортном людей не заманишь.

– Совершенно верно. Но этот вопрос уже не к наследию чемпионату мира. Для нас очевидно, что стадионы пустовать не будут, и они обеспечат интерес к футболу. Конечно, многое будет зависеть от руководства клубов и игры команд, но всплеск интереса к футболу будет, это точно. Кроме того, помимо больших стадионов у нас есть огромное количество маленьких стадиончиков, которые во время чемпионата мира будут использоваться как тренировочные площадки. Это тоже наследие. Чемпионат мира бесспорно даст толчок развитию футбола.

– Содержание футбольного стадиона – дорогая вещь. Сколько конкретно это будет стоить, например, в Нижнем Новгороде?

– Порядка 200 миллионов рублей в год – с учетом коммунальных платежей.

– Это будет окупаться?

– Может быть, не сразу, но в итоге будет. Придем к этому эволюционным путем. Стадион можно загружать не только футбольными матчами, но и другими развлекательными мероприятиями. Многое зависит от изобретательности команды, которая управляет стадионом. Плюс, может быть, на первых порах федеральный бюджет поможет в эксплуатации стадионов.

– Какой стадион является образцовым, на ваш взгляд? Не только в России, а в мире вообще.

– Считается, что хорошо эксплуатируются "Амстердам Арена", "Уэмбли", несколько стадионов в Германии. Мне кажется, к оптимальной эксплуатации приближается "Казань Арена". Там есть понимание, что нужно для оптимального функционирования стадиона. Не уверен, что она вышла в плюс, но приближается к этому. Главное – задачи и эффективность их исполнения.

– Что конкретно делают в Казани?

– Они загружают стадион мероприятиями, которые дают прибыль. Там действуют школа вратарей, фитнес-клуб, несколько детских учреждений. Там люди думают, как насытить стадион бизнесом, который приносит деньги. Продают ложи – это значительный источник дохода.

– При этом в Казани плохая посещаемость.

– Я говорю про эффективность работы команды стадиона, о ее замыслах и реализации идей. На сегодня, исходя из условий, в которых существует стадион, делается максимум.

– Не получится ли так, что какой-то стадион придется снести?

– Такого мы не ожидаем. "Белых слонов" точно у нас не будет. Тем более, что арены у нас построены настолько фундаментально, что снести их в любом случае сложно.

– Мы справились с задачей по постройке стадионов лучше Бразилии?

– Средний цикл строительства арен – три года. Поэтому мы не лучше и не хуже. У нас получилось три года и плюс-минус три-четыре месяца. Но надо учитывать, что у нас иной климат. И если брать все эти факторы, то мы выглядим весьма прилично. Если сравнивать цены, то мы тоже не сильно отличаемся. Даже при том, что у нас совсем иные требования к конструкции стадионов – есть учет снеговых нагрузок и прочего.

Стадионы чемпионата мира-2018.

О КРАСНОДАРЕ

– Какой стадион не вызвал проблем в плане строительства?

– Мы не заметили сложностей с первыми стадионами. Может быть, они и были, но мы их не заметили. Это "Открытие" и "Казань". Их построили задолго до того, как мы развернулись. Спокойно прошла реконструкция "Лужников". При том, что задача там была сложная, как и Екатеринбурге – там сохраняли стены, а то, что было внутри, полностью вычищалось. То есть внутри исторических стен это абсолютно новые стадионы с современным оснащением.

– Когда проезжаете или бываете на новом стадионе "Динамо", не закрадывается мысль, что стоило отдать чемпионат мира этой арене, а не "Спартаку"?

– Мы изначально знали, что "Динамо" не проходило по вместимости. Поэтому дискуссий не было с самого начала. У нас в концепции было три московских стадиона, но потом в ФИФА нам очень четко сказали, что такое количество арен в одном городе – это очень сложно с точки зрения потоков, сил безопасности и так далее, то есть факторов, которые не связаны непосредственно со спортивными объектами. И "Динамо" тогда шло в списке третьим.

– За Краснодар не болит душа? Все-таки Галицкий построил стадион-красавец.

– Очень легко рассуждать сейчас, когда эта, действительно красивая, арена уже работает. Но тогда с одной стороны была стройплощадка, а с другой – стадион в Сочи, которого не быть не могло (улыбается). Так что выбор был очевиден.

– А совместить?

– Принятое решение мне кажется справедливым. Было бы не совсем здорово, если бы мы отняли у одного региона матчи чемпионата мира, зато другому отдали бы их в двукратном размере.

Вход в дом, где живет Йозеф Блаттер. ФИФА купила его для Блаттера в 2005 году. Он платит за аренду.

О БЛАТТЕРЕ

– Блаттер в эксклюзивном интервью "СЭ" сказал: "Я создал современный футбол". Согласны с его утверждением?

– Могу подписаться, что при нем футбол и ФИФА стали другими. Здесь его достижения неоспоримы. До прихода Блаттера ФИФА за отдельные трансляции даже платила сама. А в момент его ухода у ФИФА было телевизионных контрактов больше, чем на два миллиарда долларов. Можно размышлять о роли конкретной личности, полемизировать, что это были объективные процессы, с которыми просто совпал цикл правления. Найдутся и его адвокаты, которые скажут, что все успехи ФИФА – замысел именно Блаттера. Но есть факт – организация претерпела радикальные изменения, она стало многократно более могущественной. Совершенно по-другому стали себя чувствовать футбольные федерации. Появились совершенно другие деньги в футболе. При Блаттере футбол превратился в монументальную силу. В некоторых странах футбольные федерации могут сравниться по уровню влияния с политическими ведомствами. Степень заслуг Блаттера – предмет для дискуссии, но то, что при нем произошел прогресс – это факт.

– Как вы отреагировали на его отставку?

– Случилось то, что случилось. Повлиять на этот процесс мы не могли. Стало ли сложнее работать? Нет, не стало. У нас как были партнерские конструктивные отношения с ФИФА, так и остались. Конечно, любая смена управляющей команды несет изменения, но в этом случае они были минимальными. Понятен приоритет ФИФА: основной доход приносит именно чемпионат мира. Важность этого предприятия никто не отменял. Любая смена власти не влияет на ориентир максимально эффективно и успешно провести этот турнир.

– Йозеф Блаттер будет на матче открытия ЧМ-2018?

– У него есть приглашение от российского руководства. Не знаю, правда, на какой именно матч. Надеюсь, Блаттер это приглашение примет

– А Мишель Платини?

– Про это не могу сказать.

Среда. Ливерпуль. Беспорядки перед матчем Лиги чемпионов "Ливерпуль" - "Манчестер Сити".

О БРИТАНСКИХ АТАКАХ

– Есть ли у России недоброжелатели в Совете ФИФА или мировом футболе?

– У нашего футбола – точно нет, потому что Совет – это очень специализированная, подчиненная определенной профессиональной этике, группа людей. Политика не играет определяющую роль. Да, у людей могут быть свои политические взгляды, но они никак не отражаются на профессиональной деятельности.

– Почему тогда идет политическое нагнетание?

– А какое оно имеет отношение к футболу? Да, политики говорят, что они не приедут на футбол. Но на стадионе они – болельщики. Мы их любим, уважаем, понимаем их роль в жизни страны, но, когда звучит свисток судьи, они превращаются в болельщиков. И так и должно быть. Мы не можем контролировать, кто приедет, а кто – нет. Но, конечно, жаль, что кто-то использует чемпионат мира для выражения своего отношения к России.

– А кто этих политиков звал?

– Что значит, кто их звал? Для политиков, как и для бизнесменов, вполне нормально приехать, поддержать свою сборную. Для каждой команды выделяются как обычные билеты, так и места в VIP-ложе. И логично, что сборная приглашает на матчи своих лидеров.

Оргкомитет не является стороной, которая кого-то приглашает. Это не наш день рождения, куда мы кого-то приглашаем, а кого-то – нет.

– Вам когда-нибудь задавали вопросы: "А правда, что это вы отравили Скрипаля"?

– Я? (смеется). Нет, не задавали. Я просто общаюсь с людьми определенного интеллектуального и культурного уровня, которые не задают таких вопросов, прекрасно понимая, что в стране-организаторе чемпионата мира это – последнее, что задумают сделать. Да и в принципе учитывая обстановку. Из моих контактов никто таких подозрений не высказывал – ввиду их абсурдности.

– Когда подавалась заявка на проведение ЧМ-2018, просчитывались ли риски того, что Россию будут яростно атаковать в западной прессе?

– Никто тогда не мог предположить, что это так далеко зайдет. Обстановка на момент заявки была более дружелюбной. Тогда все было в плоскости конкуренции. Объективности ради, некоторые СМИ не щадили ни Россию, ни заявки своих стран – принцип конкурентной прессы преобладал над патриотизмом. Не было такого, что мы – мишень, а там – все хорошо. Они не упускали момента уколоть и Россию, и свою страну. Мы всегда работали под пристальным вниманием. Это дисциплинирует.

– Как лично вас это дисциплинировало? Не можете двойную сплошную пересечь?

– Этическую двойную сплошную – нет. Если инцидент происходит в футболе иной страны – это инцидент. Если происходит у нас – система. Если кто-то из иностранцев сравнил заявки двух стран – его неправильно поняли. Если Сорокин – нарушил этический кодекс. Мы знали, что нам не простят ни одной оплошности, поэтому вели себя аккуратно.

– Хоть раз за эти годы у вас были мысли о том, что чемпионат мира реально могут отнять?

– Очень теоретически мы допускали такую возможность. Конечно, не хотелось бы думать об этом, и мы в нашей работе никогда не исходили из такой возможности. Но мы ее допускали.

– В какой период?

– Точно сказать не могу. Мы прекрасно понимали, что время играет на нас – чем дальше, тем в большей степени эти дискуссии улягутся. Так и произошло. Все полностью утихомирилось после Кубка конфедераций, когда все поняли, что а) – мы можем организовать турнир на хорошем уровне, б) – пошли позитивные отклики от футболистов, тренеров, болельщиков. Придраться было не к чему. Потом начались продажи билетов и стало совсем уж невозможно что-то поменять.

– В последнее время в английских СМИ нагнетаются страсти по поводу возможного бойкота. Не было опасений, что кто-то из участников не приедет на чемпионат мира?

– Нет, для этого нет ни одного повода, и мы не встречали ни одного высказывания. Даже наоборот – сейчас все люди, так или иначе связанные с футболом, находятся в полном диссонансе с политиками. И это нормально. Просто кто-то не слышал о принципе "футбол вне политики".

– Глава МИД Великобритании Борис Джонсон, видимо, не знает о таком принципе.

– Видимо, не знает.

– Сборная Англии не просила о дополнительных шагах в плане безопасности на время чемпионата мира?

– Мы обсуждали с представителями британского посольства меры, которые предпринимают наши силовые структуры. Подробно все объяснили. Каждая команда будет в равной степени обеспечена надежной охраной.

– У всех все одинаково?

– Да, все команды будут в равной степени чувствовать себя в безопасности.

– Сборная Англии – самая беспокойная?

– Я бы так не сказал. Нет менее или более беспокойных. Конечно, у каждой команды есть свои особенности, но в целом уровень сервиса для сборных достаточно высок и в повышении не нуждается.

– Самая смешная новость британских СМИ о чемпионате мира с декабря 2010-го?

– Сложно сказать. Было очень много сгущенных красок, когда на основе фейковой новости разворачивалось целое повествование, обрастающее разными деталями, а потом, как в известном анекдоте: "нет дочери – ну, извини".

– Вас это возмущало?

– Нет, никогда не возмущало. Мы с момента подачи заявки к этому привыкли. Есть разные виды изданий. Есть серьезные, не позволяющие себе каких-то фейковых новостей и откровенных инсинуаций. А есть те, для которых нет никаких принципов и устоев. У них разная аудитория. Мы не можем ориентироваться на всех и подстраивать свою деятельность под такую широкую палитру.

– Чем ближе чемпионат мира, тем больше будет атак со стороны британских СМИ?

– Больше уже не будет. Мне кажется, чем ближе чемпионат мира, тем больше будет футбола и больше подробностей, относящихся к турниру, а уж когда начнется матч открытия, все внимание будет только на футболе, на спортивных результатах. Для нас в медийном отношении счастливая пора наступит с момента начала чемпионата мира.

– У вас нет чувства, что многие иностранные СМИ действуют по заданию, когда пишут о нашей стране и о чемпионате мира?

– На этот счет не могу точно сказать, по заданию они действуют или нет, по велению души или по каким-то другим причинам. Мы видим в отдельных случаях предвзятое отношение. Но мы можем противопоставить этому только свою эффективную работу. А на каждый вызов отвечать бессмысленно. Тем более, когда он не имеет отношения к действительности.

– Если бы чемпионат мира получила Англия или какая-нибудь другая страна, вокруг нее тоже пытались бы создавать негативную атмосферу, или все-таки причина именно в России?

– Не знаю, не могу точно сказать. Это зависит от конкретной ситуации от конкретной страны. Но мы видим исторически, что очень много публикаций было и про ЮАР, и про Бразилию. Очень много так называемых страшилок, которые улетучиваются сразу же после начала турнира. Это нормально. Ажиотаж, стремление поточить перо на таком поводе…

– Поймать хайп?

– Да, если более современно говорить – поймать хайп.

Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

О ТРАНСПОРТЕ

– Появятся ли дополнительные поезда для болельщиков между городами? Люди жалуются, что сейчас очень мало удобных рейсов. Условно – из Питера в Волгоград добраться можно, но приедешь за два дня до матча.

– Есть определенное количество бесплатных поездов. Маловероятно, что их количество увеличится. Мы с самого начала предупреждали, что на всех бесплатных поездов не хватит. Это некий подарок Российской Федерации болельщикам как отечественным, так и зарубежным. Поезда финансируются Минтрансом России. Это дополнительный стимул для всех болельщиков, но он не носит вселенский характер. Существуют естественные системные ограничения – все эти поезда существуют в дополнение к фоновому графику поездов. Это не значит, что если ты не попал на бесплатный поезд, то нет никакого шанса добраться до города. Есть еще небесплатные самолеты – но "Аэрофлот" запустил акцию, когда они становятся почти бесплатными. Есть небесплатные поезда, автобусы и масса других способов добраться. Нельзя это воспринимать, как обязательство Российской Федерации всех перевезти бесплатно на тот или иной матч. Это некое приятное дополнение к обычной транспортной схеме чемпионата мира, так к этому и нужно относиться.

– Вы сказали про почти бесплатные самолеты. Правда, что "Аэрофлот" просит пять рублей за перелет?

– Насколько мы слышали, такая акция будет применяться. За пять рублей будут билеты на самолет для болельщиков сборной России, летящих на ее матчи и обладающих билетами на данные игры.

Вторник. Москва. Открытие магазина официальной атрибутики ЧМ-2018.

О ЖИЛЬЕ

– Как отреагировали на очень высокие цены на отели, частные квартиры в разных городах? Просят пару миллионов рублей за пару ночей…

– Можно просить и пять за ночь.

– А вы не хотите выступить против?

– А мы выступили, но в ином качестве. Правительство России выпустило распоряжение о контроле за ценами на гостиницы. Сейчас все отели держат себя в определенных рамках, а дальше всем управляет рынок. Дорогие квартиры не будут востребованы. Это саморегулирующаяся система, которая приведет к естественному снижению стоимости. Если есть номера в гостиницах, которые продаются по адекватным ценам, какой смысл брать квартиру за миллион рублей. Если, конечно, это не что-то эксклюзивное. Может, это трехэтажный пентхаус.

– Нет, квартира 36 квадратных метров.

– Блестяще. Тогда привет собственнику квартиры. Он ее продает или пытается сдать? (смеется) Дай бог здоровья всем алчущим! Но со своей стороны мы сделали все, что могли. Цены сбалансированы – и Ростуризм, и Роспотребнадзор следят за тем, чтобы гостиницы соблюдали эти правила. А дальше невозможно проконтролировать каждого собственника квартир, который решил накопившиеся за всю жизнь проблемы реализовать таким образом.

Георгий ДЖИКИЯ (слева) и Александр КОКОРИН.

О БИЛЕТАХ

– Вы довольны темпами реализации билетов?

– Очень довольны. Билеты продаются хорошо, распределено более двух миллионов – осталось не так много. Есть приличное количество матчей, где билетов для широкой публики либо не осталось совсем, либо почти не осталось. Определенное количество билетов поступит в кассы. В целом у нас очень хороший процент проданных билетов – это почти 80 процентов. За 70 дней до начала турнира это приличный показатель.

– На матчах сборной России будут аншлаги?

– Конечно, у нас нет никаких сомнений в том, что стадионы заполнятся на 100 процентов на матчах сборной России. У ФИФА довольно сложная система продаж и распределений билетов. Есть определенные обязательства у ФИФА перед спонсорами, партнерами.

Есть определенные программы, которые она поддерживает. Это не просто массив билетов, которые пускаются в кассы. Это многоэтапный процесс – есть отказные билеты, есть право партнеров выкупа билетов, когда если они не реализуются, то поступают обратно. В двух словах это не опишешь, но темпы продаж хорошие. Приятно, что такое количество болельщиков из-за рубежа приедет к нам. Чуть меньше половины проданных на данный момент билетов получили болельщики из других стран.

– Сколько болельщиков ожидается на матчах в Саранске?

– В Саранске хорошо продаются билеты. На последние два матча (Португалия – Иран и Тунис – Панама. – Прим. "СЭ") даже лучше, чем на первые два (Перу – Дания и Колумбия – Япония).

– Какой матч продается лучше всех?

– Самыми популярными матчами всегда являются игра открытия и финал.

– А если по городам смотреть?

– Сложно сказать, ведь многое зависит не от города, а от матча. Есть игры абсолютно аншлаговые, есть те, на которые билеты чуть хуже продаются. Но в среднем показатели хорошие.

– На последнем этапе продаж билетов болельщики обрушились с критикой на ФИФА – слишком долгое ожидание в очереди на сайте.

– Слышали об этих сложностях. Но мне сложно это комментировать, ведь это платформа ФИФА. Билетный агент ФИФА обладает большим опытом. Если были какие-то технические шероховатости, то можно только принести извинения болельщикам. Однако мне кажется, основным нареканием стало то, что люди не смогли купить билет, а не то, что они столкнулись с техническими сложностями. Но билеты не могут достаться всем – такова природа турнира. Так происходит каждые четыре года. Нам очень жаль, но на один билет слишком большой конкурс. Как в мое время было при поступлении в МГИМО.

– Какой был конкурс?

– Шесть человек на место.

– То есть на один билет на чемпионат мира претендует шесть человек?

– Нет, это была метафора, а не прямое сравнение. Но на какие-то матчи конкурс даже больше. Для определенных категорий на финал турнира конкурс достигает 30 человек на билет.

– На какой процент была расширена квота билетов для российских граждан?

– Она была расширена со стороны ФИФА, но точно не скажу на сколько. Но вы же прекрасно понимаете, что если билеты продаются на все категории, то эта квота может быть расширена только по доброй воле. Никаких экономических причин для расширения более низких категорий у ФИФА нет. Если продаются первая и вторая категории, то в том, чтобы делать билеты более дешевыми, нет никакого экономического смысла.

– Но четвертая категория билетов, предназначенная для граждан России, предполагает самые неудобные места.

– То есть было бы лучше, чтобы четвертая категория была доступна всем, а не только гражданам России?

– Чтобы места были более комфортными.

– Давайте разберемся. Это плод дискуссий с ФИФА, что четвертая категория закреплена за гражданами России. Но какая есть альтернатива? Когда эта категория доступна всем. В таком случае доля российских граждан еще сильнее сократится. Или вы хотите сделать все категории билетов доступными только для граждан государства-организатора? Можно, наверное, но в другой стране какой-то.

– Может быть, стоило распространить четвертую категорию билетов на более комфортные места?

– То есть взять и с дисконтом продать все билеты российским гражданам?

– Но они же заплатили налогами за эти стадионы.

– Совершенно верно. Но и ФИФА у вас эти стадионы не забирает. Они остаются гражданам России, логика ФИФА исключительно в этом. Она приходит на готовую инфраструктуру, на ней проводит чемпионат мира и уходит, платя за организацию соревнований. Ведь оргкомитет финансируется за счет ФИФА. То, за что граждане России, как вы говорите, заплатили налогами, остается им. Будет чемпионат мира или не будет – все равно это останется гражданам. Мы же с вами пойдем на эти стадионы. В "Лужники" мы же ходим на матч Россия – Бразилия, хотя он не имеет отношения к ФИФА. А стадион это новый.

– То есть вы не видите никакой социальной несправедливости?

– Вижу только противоречия с принципами распределения, которые были приняты в ФИФА. У нее есть своя система распределения билетов и формирования цен на них. И эта система не менялась уже довольно давно. Если посмотрите, цены примерно одинаковые независимо от страны. На каком-то этапе наши коллеги поняли, что нет причин менять ценовую политику в России. Они могли открыть все категории для граждан всех государств, и тогда мы получили бы еще меньше билетов. Но они пошли на уступки, за что им большое спасибо.

– Заявок на билеты от болельщиков из стран Западного полушария больше, чем от граждан европейских государств. Вам не кажется странным, что британцев приедет меньше, чем колумбийцев, а немцев – меньше, чем американцев?

– Меня несколько удивило, что США – в пятерке самых покупающих стран. Вместе с бразильцами, колумбийцами, бразильцами и аргентинцами.

– Болельщики из Европы боятся ехать к нам?

– Честно говоря, не знаю. Европа покупает вполне прилично. Тут можно говорить о неожиданно большом спросе на билеты в странах Западного полушария, чем о внезапно малом количестве билетов, покупаемых в странах Европы. Меня удивили колумбийцы, до сих пор удивляют перуанцы, жители США, чья сборная не попала в финальную часть чемпионата мира. Это факт жизни.

Футболисты сборной России разных поколений: Алексей МИРАНЧУК и Валерий КАРПИН.

О ПРИБЫЛИ

– Сколько наша страна заработает на проведении чемпионата мира?

– Нельзя относиться к чемпионату мира, как к бизнес-проекту. Для страны, принимающей турнир, это яркая страница в ее истории, а не бизнес-проект. Так к этому нужно относиться. Кумулятивно посчитать прибыль можно будет через несколько лет.

– Прогнозов не делаете?

– У нас есть несколько концепций на этот счет. На каком-то этапе мы предадим гласности эффект от чемпионата мира – такое исследование у нас есть. Нет такого человека, который скажет, что в совокупности Россия заработает в течение месяца за время чемпионата мира условно 158 миллионов долларов. Нет таких методик подсчета! Страна заработает точно – причем в большей степени после турнира. Но заработает больше по косвенным векторам, чем непосредственно от приезда конкретного количества людей и от потраченных ими денег. Заработает на инвестиционной привлекательности, на улучшенном имидже, на изменении отношения к себе, на туризме в долгосрочной перспективе.

Хотелось бы предостеречь от аптекарского подхода, что доход чемпионата мира – это совокупность долларов, потраченных болельщиками. Прибыль от турнира не так подсчитывается. В расчет должна браться более долгая перспектива, и все это должно считаться на базе экономического факультета МГУ или Академии народного хозяйства.

Алексей СОРОКИН. Фото "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото "СЭ"

О РАБОТЕ В РФС

– Вам предлагали возглавить РФС в декабре прошлого года?

– Нет.

– А намекали?

– (Смеется.) Намекали средства массовой информации.

– Как отнеслись к намекам?

– Они меня очень позабавили. Потому что на операционном уровне почти невозможно полноценно возглавлять две организации с абсолютно разными задачами. Это возможно только на высоком политическом уровне. В моем же случае получилась бы профанация. Мне кажется, что с большой долей концентрации можно заниматься или чемпионатом мира в должности директора, или же вести похожую деятельность в РФС – заниматься развитием, клубами и так далее.

– Чем будете заниматься после ЧМ-2018?

– Мне пока нечего ответить. Честно: я об этом пока не думал. Мне кажется, во многом моя дальнейшая карьера зависит от качества проведения чемпионата мира.

– А как же Евро-2020?

– Процесс подготовки к Евро мы сопровождаем, не скрою. Накопленный нами опыт позволяет реагировать на определенные запросы, векторы организации. Но на сегодня здесь основная организация – РФС.

– Есть люди, которые занимают пять-шесть должностей. И ничего.

– Повторюсь – это возможно на политическом уровне. На уровне ведения операционной хозяйственной деятельности это сложно.

– Виталий Мутко покинул пост председателя оргкомитета. Насколько он вовлечен в процесс подготовки к чемпионату мира?

– Виталий Леонтьевич, конечно, по-прежнему вовлечен в эти процессы. Он является председателем координационного совета по подготовке к турниру в Правительстве Российской Федерации.

– Отразился ли уход Мутко на деятельности оргкомитета?

– Мы сейчас находимся в такой фазе, что это не могло радикально отразиться. Наверное, на этапе далекого стратегического планирования это могло оказать воздействие. А сейчас нужно просто бежать и что-то делать. Смена руководителя не предполагает радикальную смену курса. Сейчас уже финишная прямая. Идет практически ориентированная деятельность. Хорошо, что и сейчас председатель оргкомитета представляет Правительство. Оргкомитет создавался совместно Правительством и РФС. Поэтому вполне логично, что в оргкомитете присутствует член Правительства. Есть определенные задачи, которые сподручнее выполнять с его должности.

Что говорили о бойкоте ЧМ-2018.

О БОРЬБЕ С НЕГАТИВНЫМИ ЯВЛЕНИЯМИ

– На матче Россия – Франция (1:3) были слышны с трибун уханья в адрес темнокожих футболистов. Найдены ли эти хулиганы?

– Доподлинно личности пока не установлены, но их идентификацией занимаются. Более достоверной информации на данный момент нет.

– Что необходимо сделать, чтобы таких случаев больше не повторялось?

– Если вы заметили, их в последние три года стало гораздо меньше. Работает федерация, работают клубы. Ни одной подобной оплошности нам не прощают. Даже если есть сомнения насчет того, что проступок имел место, это мгновенно представляется как факт, якобы отражающий систему взаимоотношений в обществе. Нужна разъяснительная работа, чтобы люди понимали, что, совершая такие поступки, они вредят стране. И, конечно, необходима неотвратимость наказания. Новый административный кодекс предполагает запрет на посещение матчей для людей, позволяющих себе такое – в том числе пожизненный запрет.

– Вы удивлены тем, что британские СМИ никак не педалируют тему прав геев в России?

– Я даже не думал об этом. Мне есть о чем подумать кроме того, почему британские СМИ обошли стороной российских геев. (смеется).

– Что скажете об истории с истреблением собак. Англичане обеспокоились.

– Обеспокоились не только они, но и представители властных структур. Когда отдельные муниципалитеты размещают в прессе объявления о конкурсах, в которых говорится "утилизация собак", то это неправильно. Мы все это понимаем. Это породило целую цепочку решений, в результате которых эти странные действия прекратились. Уверен, что скоро мы увидим закон, запрещающий подобное обращение с животными. Такой закон давно готов, он практически согласован. Рассчитываем, что он будет принят и положит конец дискуссиям об этом.

Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

БЛИЦ

– Самый напряженный момент в подготовке к чемпионату мира?

– Он еще не настал.

– Самый радостный?

– 2 декабря 2010 года.

– А не считая его?

– Момент окончания финала Кубка конфедераций.

– Сколько обычно спите?

– Зависит от конкретного дня. От шести до семи с половиной часов.

– Какой сборной будете симпатизировать на чемпионате мира, помимо нашей?

– Бразилия.

– Почему?

– Наверное, потому я в этой стране как-то провел пять недель. Сроднился с ними как Мягков с лошадью в "Служебном романе". (Смеется.)

– Любимый бразильский футболист – Неймар?

– Да, Неймар.

– А из российских кто любимый?

– Акинфеев.

– Вам нравится Великобритания?

– У меня нет никаких эмоций относительно этой страны. Ни положительных, ни отрицательных. Если бы я ехал на отдых, то предпочел бы другую.

– Какую?

– Более южную. И с морем, где можно купаться.

– Какая из стран, где вы бывали, произвела наибольшее впечатление?

– Я посетил больше 100 стран. И в каждой что-то находил. Самые большие впечатления? Ангола, Албания, Маврикий. В юности – Франция, безусловно.

– Почему Албания?

– Очень своеобразная страна.

– Вы часто ругались матом, читая заголовки британских СМИ?

– Никогда. У нас выработался иммунитет. Когда вам делают укол, вам, наверное, больно. А человек, который болеет диабетом, этого уже не замечает. Ему уколы делают каждый день, ему уже плевать на них.

– Что бы вы изменили при подготовке к чемпионату мира, если бы была такая возможность?

– Увеличил бы бюджет оргкомитета. (Улыбается.)

– На сколько процентов?

– На 50 точно.

– Какими бы тремя словами вы охарактеризовали чемпионат мира?

– Гостеприимный, разнообразный, интересный.

– Сборная России выйдет из группы?

– Да.

Теперь появится заголовок "Сорокин принимал участие в манипуляциях во время чемпионата мира и поэтому знал, что Россия выйдет из группы". (Смеется.)

Газета № 7602, 06.04.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...