Газета № 7654, 13.06.2018

Александр Бородюк: "Позвал Денисова в сборную, а он ответил: "Не приеду и все"

5 июня 2009 года. Москва. Александр БОРОДЮК, Владимир БЫСТРОВ, Роман ПАВЛЮЧЕНКО и Игорь ДЕНИСОВ на тренировке сборной России. Фото Алексей ИВАНОВ Александр БОРОДЮК с сыном Антоном. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Александр БОРОДЮК. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" 18 июня 2008 года. Инсбрук. Россия - Швеция - 2:0. Гус ХИДДИНК (в центре), Александр БОРОДЮК (справа) и Андрей АРШАВИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Май 2012 года. Александр БОРОДЮК (справа) и Дик АДВОКАТ на тренировке сборной. Фото Алексей ИВАНОВ
5 июня 2009 года. Москва. Александр БОРОДЮК, Владимир БЫСТРОВ, Роман ПАВЛЮЧЕНКО и Игорь ДЕНИСОВ на тренировке сборной России. Фото Алексей ИВАНОВ

Начистоту с бывшим игроком и тренером национальной команды

Александр БОРОДЮК
Родился 30 ноября 1962 года в Воронеже.
Нападающий. Воспитанник воронежского футбола. Выступал за команды "Факел" (1979), "Динамо" Вологда (1980 – 1981), "Динамо" Москва" (1982 – 1989), "Шальке" (1989 – 1993), "Фрайбург" (1994 – 1995), "Ганновер" (1996), "Локомотив" (1997 – 1999), "Торпедо-ЗИЛ" (1999), "Крылья Советов" (2000).
Обладатель Кубка СССР (1984) и России (1996/97).
Лучший бомбардир чемпионатов СССР 1986 и 1988 годов.
В списке 33 лучших футболистов сезона СССР – 2 раза.
В составе национальной сборной сыграл 15 матчей, забил 5 голов. Олимпийский чемпион-1988.
После окончания игровой карьеры стал тренером. Возглавлял молодежную сборную России (2006), "Торпедо" (2013 – 2014), "Кайрат" (2016), сборную Казахстана (2017). Входил в тренерский штаб сборной России (2002 – 2012). В двух матча исполнял обязанности главного тренера сборной России.
Смог вывести "Торпедо" в премьер-лигу, завоевав бронзовые медали ФНЛ (2013/14). С "Кайратом" – обладатель Суперкубка Казахстана (2016).

Под занавес восьмидесятых он, в статусе олимпийского чемпиона, пополнил ряды легионеров немецкого чемпионата. Бомбой для футбольной Германии это ни стало. Но вскоре фамилия Бородюка зазвучала. В шахтерском Гельзенкирхене он сразу же стал любимцем фанатов местного "Шальке", ласково окрестивших отчаянного форварда "Горби", как в ту пору звали на Западе советского генсека Михаила Горбачева. Именно после решающего гола русского нападающего, его новый клуб из второй лиги вернулся в компанию сильнейших. По итогам сезона-1993 авторитетный Kicker включил Александра в тройку лучших игроков чемпионата. Тогдашний тренер немецкой сборной Берти Фогст признался: "Жалко, что Бородюк не немец. Ему бы точно нашлось место в сборной Германии".

Мне довелось в ту пору побывать в Гельзенкирхене у своего давнего друга, снять с ним и крошечным Антошкой сюжет для "Футбольного обозрения" Первого канала и договориться сделать то же самое лет через двадцать. И вот отец и сын – в гостях у программы "Начистоту".

УЕХАЛ В ГЕРМАНИЮ БЛАГОДАРЯ РАЗМОЛВКЕ С БЫШОВЦЕМ

– Чем же на данный момент занимается тренер Александр Бородюк?

– После того, как пришлось расторгнуть контракт с Федерацией футбола Казахстана, взял небольшую творческую паузу: съездил в Германию, в качестве эксперта бываю на телевидении, у вас в редакции.

– Почему контракт пришлось расторгнуть?

– Заставили обстоятельства. Сначала были вынуждены уйти генеральный директор Каныш Аубакиров и президент Сеильда Байшаков, с которыми у меня были прекрасные отношения и понимание. А с теми, кто пришел им на смену, найти в работе какой-то компромисс и взаимопонимание не представлялось никакой возможности. Затем на одном ручном интернет-портале, усилиями, какого-то умственно нездорового субъекта, началась откровенная травля. И это при том, что большинство журналистов Казахстана порядочные люди. Тем не менее, я желаю национальной сборной успехов и хорошей игры в Лиге наций.

– Теперь будете осторожны в выборе новой работы?

– Придется. Как говорил Валерий Васильевич Лобановский – отрицательный опыт, тоже опыт.

– А еще Моуринью сказал, что если тебя хвалят, то ты хороший тренер, а если критикуют – то очень хороший.

– Не зря его зовут Особенным.

– Недавняя поездка в Германию подняла настроение?

– А оно и не было плохим – такова тренерская жизнь. Что касается поездки, куда был приглашен с сыном на встречу легенд клуба, то провел замечательное время с теми, с кем когда-то играл в "Шальке".

– Что говорили про отца в "Шальке"? – поинтересовался я Антона Бородюка.

– Уже в аэропорту Дюссельдорфа его узнали на паспортном контроле. А на стадионе вокруг папы все время собиралось по 10-15 человек, что-то у него спрашивали, чем-то интересовались. Один из его друзей по команде мне рассказал: "Мы обалдевали над твоим отцом. Ты знаешь, что он лишил "Баварию" чемпионства? Мы сыграли тогда с ней 3:3 и твой папа забил два гола. Причем последний – на 90-й минуте. Поднял спокойно руку и пошел к центру поля. А если бы забил немец, то он бы от радости запрыгнул на трибуну".

– А кому именно вы забивали тридцатитысячный гол бундеслиги? – возвращаю в те времена уже Бородюка-старшего.

– "Карслруэ", метров с 30 в девятку.

– Премиальные, наверное, были тройные?

– Какие премиальные, ведь мы тот матч проиграли. И я не понимал почему меня все поздравляют. Потом, когда объяснили, что вошел в историю, стало приятно.

Александр БОРОДЮК с сыном Антоном. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Александр БОРОДЮК с сыном Антоном. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

– Самых известных ветеранов "Шальке", с кем повидались, назовете?

– Андреас Меллер – чемпион мира и Европы, Йенс Леманн – дважды лучший вратарь Европы, Клаус Фишер – легенда "Шальке" и немецкого футбола, Хельмут Кремерс – чемпион мира-74. Выпили пива, вспомнили молодость.

– Помнится, за вас "Шальке" заплатил 850 тысяч марок и комбайн. Как это получилось?

– В общей сложности за меня заплатили миллион. Идея моего перехода принадлежала Хельмуту Кремерсу и Клаусу Фишеру. Она возникла после игры с "Торпедо", где я забил и отдал пас. Прислали менеджера и сделка состоялась. Я, конечно, не был в курсе всех ее деталей. Сказали, возьми бутсы и вылетай в Германию. Я уже начал тренироваться, когда Bild написал, что кроме денег "Шальке" купил "Динамо" автобус, три машины, кнопочные телефоны. А еще почему-то в контракте оказался и комбайн. Ко мне потом подошли Кремерс с президентом клуба и говорят, что мы все понимаем, но причем здесь какой-то комбайн? А я откуда мог это знать?

– Наверное, самое неприятное из воспоминаний о Германии, это случай, когда в игре с "Брауншвейгом" вам распороли живот?

– Я проводил тогда первую встречу. Выходил один на один, а вратарь пошел на меня прямой ногой. Кровь хлестанула по всему телу. Фишер хотел меня поменять, но я отказался. А в конце еще и гол забил. И когда в раздевалке ребята увидели залитую кровью майку, я впервые услышал от новых партнеров аплодисменты. Немцы признают и ценят тех, кто не щадит себя поле. Не зря Фишер говорил: "Если ты иностранец, то должен быть на голову сильнее остальных, а как только встанешь вровень с немцем, то предпочтение отдадут ему". Это заставляло постоянно доказывать, что ты сильнее.

– Решение через семь лет покинуть Германию объяснялось усталостью?

– Наверное. К тому же подоспело приглашение от Валерия Филатова и Юрия Семина перейти в "Локомотив", за что им и сейчас огромное спасибо.

– Вы же в Германию с Владимиром Лютым приехали. Он решил остаться, а вы…

– Знаете, там многие ребята остались. Буланов, Юра Савичев, тот же Лютый. А меня постоянно тянуло домой.

– Футболист Бородюк всегда считался не конфликтным. Почему же не сложились отношения с Бышовцем в "Динамо" и с Бергером в "Шальке"?

– Да, разногласия были с обоими тренерами. Но не будь их с Анатолием Федоровичем, может, не уехал бы в Германию.

– Бышовец в "Динамо" не ставил вас в состав?

– Поначалу играл у него и в клубе, и в сборной на Олимпиаде. Но в какой-то момент мы перестали понимать друг друга, и все поменялось. Вероятно, он хотел обновления команды, или еще чего-то.

– А с Бергером что произошло?

– Я тогда в "Шальке" стабильно выходил в стартовом составе. И вдруг в Штутгарте Бергер говорит, что здесь мы будем играть от обороны. Так я оказался в запасе. В следующем матче дома я забиваю и мы выигрываем. Обычно выигрышный состав не меняют. Но в Дортмунде он опять меня не ставит. Я вспылил, вышел из автобуса, сказав, что если я не играю, то и никуда не поеду.

– По-немецки говорили?

– Да, конечно. Ну и еще пару слов соленых по-русски добавил. В итоге забрал вещи и не поехал на игру. А потом и вовсе улетел в Москву.

– Но затем все-таки вернулись в "Шальке"?

– Было интервью, в котором сказал, что уйду в первый же клуб, который предложит мне переход. Так я оказался во "Фрайбурге".

– По сей день считаете себя правым?

– Сейчас, конечно, можно говорить, что был не прав. Но игроком это не всегда сознаешь.

ХИДДИНК РИСКОВАЛ, ВЫСТАВЛЯЯ НА АНГЛИЮ ЗЫРЯНОВА И ПАВЛЮЧЕНКО

– В свою нынешнюю профессию пришли уже со сложившимися принципами?

– Естественно. Если ты работаешь тренером, то в интересах команды должен находить с игроком какой-то компромисс.

– Это главный ваш принцип?

– Абсолютно верно.

– Кто в этом плане пример для вас?

– Хороший был период, когда я заканчивал в "Крыльях Советов" у Александра Тарханова. Он умеет ставить игру, хороший тактик. Работая с ним, многому у него научился. И хорошего результата добились – заняли пятое место. А потом было предложение от Валерия Газзаева, когда он принял сборную.

– Это была неожиданность?

– Конечно. Хотя у нас еще игроками очень хорошие отношения сложились. Когда я молодым пришел в "Динамо", Газзаев был уже капитаном и много мне помогал, поддерживал, говорил, что у меня хорошее будущее.

– Считается, что характер у Газзаева непростой.

– Как и у всех талантливых людей. Но к тем, с кем работал, всегда относился с уважением и всегда находил компромисс. Он и открыл мне дверь в сборную. Затем трудился в ней с Георгием Ярцевым, Юрием Семиным. Этот десятилетний этап научил тому, как разговаривать с футболистами, вести себя с ними.

– В понимании обывателя, второй тренер – это человек на подхвате.

– Ошибочное мнение. Выдающийся тренер Хиддинк тоже начинал помощником. То же самое и Зидан, который уже с тремя трофеями Лиги чемпионов. Сначала ты учишься. И не сидя за компьютером, а осваивая профессию на практике. Ведь чаще футболисты общаются именно со вторым тренером, обсуждают с ним самые разные вопросы. И это обогащает тебя, делает мудрее.

– Для главного тренера хороший помощник – это?..

– Тот, с кем можно проверить свои идеи, поспорить. То самое связующее звено, которое необходимо, чтобы руководить командой.

– Перед каким матчем сборной состав рождался особенно тяжело?

– Пожалуй, перед встречей с Англией в "Лужниках". Тогда компьютерные показатели физического состояния Зырянова оказались не очень хорошими. Но мы видели, как он тренируется, как играет. Но самое главное, Костя в середине поля мог наладить игровой ритм, подержать мяч, сыграть индивидуально. Ну, как его было не ставить?

– Получается, споря с цифрами, вы рисковали?

– И не раз. Перед матчем с Англией Павлюченко опоздал на 15 минут к отбою. Думали-гадали, ну, что с ним делать? В итоге решили, что надо ставить, поскольку он в хорошей форме. И Рома забил два мяча. После игры Гус говорит: "Представляешь, Саша, что было бы, если бы его на лавку посадили?" (Смеется.) Я очень многое почерпнул у Гуса и Дика. И объединяло их искреннее отношение к нашей стране, о чем они и сейчас говорят в своих интервью.

– Это потому, что у них в России зарплата была выше, чем в других местах?

– Не знаю, я их денег не считал. А вот то, что Гус и Дик с высочайшим уважением относились и относятся к России, видел и чувствовал.

18 июня 2008 года. Инсбрук. Россия – Швеция – 2:0. Гус ХИДДИНК (в центре), Александр БОРОДЮК (справа) и Андрей АРШАВИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
18 июня 2008 года. Инсбрук. Россия – Швеция – 2:0. Гус ХИДДИНК (в центре), Александр БОРОДЮК (справа) и Андрей АРШАВИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

– Вернемся к российским тренерам. С каким из них в сборной был самый стрессовый момент в работе? Может, это матч с Португалией в отборочном цикле на Евро-2004?

– Похоже. Вы знаете, что мне больше всего после того поражения не понравилось? То, как некоторые потом говорили гадости про Ярцева. Понимаю, что это неизбежно – таковы издержки нашей профессии. Но привыкнуть к несправедливости никак не могу. А грязь в его адрес, была верхом несправедливости.

– То поражение можно считать стечением обстоятельств?

– Скорее всего. Восемь ударов – семь голов?! Это был убийственный стресс для самого Георгия Александровича, которому стало плохо в раздевалке. Пережить такое по силам только очень сильному человеку.

– Помнится, у вас и с Хиддинком был матч, в котором все висело на волоске.

– Против Андорры в отборочном цикле на Евро-2008, когда хорваты параллельно играли с англичанами. Там тоже была стрессовая ситуация: не складывалась игра, Колодин не забил пенальти, шаткий счет – 1:0…

– А вы с Хиддинком, вообще, думали, что хорваты выиграют в Англии, или уже поставили крест на Евро?

– Об этом вообще не думали – делали свое дело, и все. Гус еще и потрясающий психолог. В Барселоне, перед матчем с Андоррой, команда ждала накачки. А он устроил два дня восстановительных мероприятий, а сам пошел со мной и Игорем Корнеевым играть в сквош. Таким был его психологический ход после поражения от Израиля. Футболисты почувствовали, что никакой паники нет, и Хиддинк контролирует ситуацию. А на установке Гус уверенно заявил: "Мы должны достойно завершить этот отборочный цикл".

– Вы и англичане играли параллельно. Кто-то сообщал вам результаты по ходу матча?

– Конечно, мы сидели на телефонах и были в курсе, как складывался матч в Англии. У нас с Корнеевым пульс под 200 зашкаливал! А Гус – само спокойствие. Он видел, что мы переживаем и негромко сказал: "Мой юный друг, если будете так волноваться, до моих лет не доживете". И лишь потом, когда уезжал из Андорры в Голландию, вздохнул: "По-моему, я закончу с футболом. Иначе долго не протяну". Только тогда я понял, скольких сил ему стоило не выдавать своего волнения. В таких ситуациях тренер не имеет на это права.

– После работы с российскими тренерами, что изменилось с приходом Хиддинка и Адвоката?

– Пришлось говорить по-немецки, вспоминать язык. Корнеев знает испанский, на котором Гус тоже разговаривает, так что проблем в общении не возникало. А в поведении Хиддинка и Адвоката присутствовала какая-то независимость, которая присуща тренерам такого класса.

– А разве тот же Газзаев от кого-то зависел?

– Нет, Валерий Георгиевич ни от кого не зависел, тут дело в другом… Просто голландцы требовали, чтобы национальная сборная считалась главной командой страны и у нее было все самое лучшее – гостиницы, чартеры и так далее. В этом плане нам очень помогал Роман Аркадьевич Абрамович. Плюс поддержка руководства РФС – на все сборы приезжали Мутко и Прядкин. С приходом Хиддинка поменялось отношение к сборной. Очень многое для сборной сделал и Вячеслав Иванович Колосков. Это, наверное, самый уважаемый и мощный руководитель.

НАУЧИЛИ ГУСА И ДИКА НЕКОТОРЫМ СЛОВАМ НА РУССКОМ. УЛЫБАЛАСЬ ВСЯ КОМАНДА

– Хиддинк и Адвокат разные?

– По характеру – да. Хиддинк более общителен, открыт для прессы.

– А разве Адвокат к прессе относился настороженно?

– Нет, но со стороны так могло показаться. Хотя Дик всегда с журналистами вел себя корректно.

– Восприятие футбола у них одинаковое, или были какие-то отличия?

– Нет, отличий не было, поскольку основа голландской школы – атакующий стиль. Оба любят быстрый футбол, много внимания уделяют физике и переходу из обороны в атаку. Самое главное – они на всех собраниях говорили: "Мы можем обыграть любую сборную". Тем самым внушая, что нужно обязательно верить в свои силы.

– Вы на этих собраниях выступали в качестве переводчика?

– Нет, этим занимался Евгений Савин.

– Установки давали на английском?

– Да. Савин переводил, а уже после этого мы общались с ребятами по каждой позиции.

– Тренер-иностранец, работающий в России, должен выучить язык? Ведь Хиддинк, не зная его, взял бронзу Евро, а Каррера выиграл со "Спартаком" золото.

– В любой деятельности критерием является результат. Если он достигнут, то вопросов нет. Оптимальный вариант, когда тренер знает язык, но это не самое главное. Важнее – отношение к сборной, к стране. Гуса мы, кстати, научили определенным словам, Дик тоже кое-что знал. И вся команда улыбалась, когда они произносили эти слова.

– Какие же?

– Ну, из народного лексикона.

– Матом никто из них не ругался?

– Мы их научили, но Хиддинк и Адвокат – интеллигентные люди, и понимали, когда можно сказать, а когда – нельзя.

– Как вы относитесь к заявлению Романцева, что с российской сборной должен работать только российский тренер?

– У каждого свои убеждения. Я тоже сторонник того, чтобы работали российские специалисты. Но все зависит от квалификации тренера, отношения к стране, в которую он приезжает.

– Говорят, Капелло порой не скрывал своего раздражения по отношению к России.

– Я с ним не работал. Но замечу, что здесь очень важно, кого иностранец возьмет в тренерский штаб. К примеру, Гус наводил насчет меня справки в "Шальке", разговаривал с Юри Мюлдером, с которым мы вместе играли. Потом уже привлек Игоря Корнеева…

– От кого Хиддинк узнал, что вы любитель анекдотов?

– Как-то я рассказал ему один, услышанный от динамовской легенды Владимира Петровича Кесарева, который дал мне путевку в большой футбол: "Сидит мужик и вздыхает – как же мне в жизни не везет. Спускается с небес бог и говорит: "Мужик, помогу я тебе, только при этом твоему соседу – в два раза больше сделаю". Мужик ответил: "Это что же я, попрошу дом – а соседу будет два дома. Попрошу машину – а у соседа будет две. Нет, боженька, лучше выколи мне глаз". Гус – умнейший мужик, улыбнулся и сказал: "Я все понял. И готов к этому".

– К тому, что сильных не любят только слабые?

– И еще завистливые. Я это работая в Казахстане понял.

– Могли ли голландцы полыхнуть в раздевалке? Кинуть бутсой, как Фергюсон в Бекхэма?

– Такого не было, хотя по ситуации могло произойти. Помню, выигрывали в гостях у ирландцев 3:0, которые потом отыграли два мяча. И когда стадион – а там было тысяч 70 – на последних минутах запел, такой стресс был! Мы думали, неужели сравняют? Дик после матча поздравил ребят. И больше ни слова, хотя имел право пар выпустить. Это тренерская профессия. Наверное, любой нормальный человек бы умер, если бы сидел на матче с пульсом под 200, как Ярцев в Португалии.

– Можно считать, что для Адвоката самым болезненным поражением в сборной стал 0:1 от греков на Евро?

– Вне всякого сомнения. Самое обидное, что Дик тогда очень хорошо подготовил команду во всех отношениях, но все смазали необъяснимые ошибки. Адвокат видел потенциал сборной, ее возможности и никак не мог найти объяснение той неудаче.

– Может, голландец не угадал с составом?

– Да тут особо не над чем было гадать. Разве что выбыл Зырянов, и это заметно ослабило наши позиции в середине поля. Но сборная не должна зависеть от одного игрока. Это поражение стало для Дика ударом.

– Он чувствовал, что контракт с ним может быть не продлен?

– Мы эту деликатную тему не обсуждали. Но по нему было видно, что ничего хорошего он не ждет. Возможно, еще до начала чемпионата Фурсенко стоило объявить, что Адвокат продолжит работу в сборной. Это могло стать для игроков дополнительной мотивацией.

– А для Хиддинка самым большим разочарованием стал Марибор?

– Да. И тогда вся подготовка была продумана до мелочей, вся программа выполнена. Но в итоге все решил пропущенный в Москве мяч. Хотя в Мариборе у нас были моменты забить, но Василий Березуцкий и Жирков их не использовали.

– Гром и молнии в раздевалке были?

– Нет. И Гус тогда, и потом Дик в Варшаве держались очень достойно – поблагодарили ребят, сказали, что те сделали все, что могли. Помню, такие великие тренеры, как Сан Саныч Севидов и Эдуард Васильевич Малафеев, часто говорили: "Вы можете выиграть, а можете проиграть. Но главное – отдать игре всего себя без остатка". И тогда в Мариборе, а потом и на Евро к футболистам не могло быть в этом плане никаких претензий.

Май 2012 года. Александр БОРОДЮК (справа) и Дик АДВОКАТ на тренировке сборной. Фото Алексей ИВАНОВ
Май 2012 года. Александр БОРОДЮК (справа) и Дик АДВОКАТ на тренировке сборной. Фото Алексей ИВАНОВ

– Тогда давайте от воспоминаний перейдем к сегодняшней сборной. Как вы относитесь к теме – должен ли быть в ее составе Денисов?

– Есть закон – последнее слово за тренером. А обсуждать, кто прав, а кто нет в разборках между ним и игроком, можно на кухне с тещей.

– Когда вы работали с Хиддинком, с чем-то похожим приходилось сталкиваться?

– Был момент, когда мы обсуждали с Гусом и Игорем Корнеевым брать ли в команду того же Денисова. Обсудили его качества – умение контролировать мяч, вести борьбу с первой минуты и до последней. Потом я позвонил Денисову и сообщил, что мы приглашаем его в сборную. В ответ слышу: "Спасибо, но я не приеду".

– Почему?

– Я задал ему точно такой же вопрос. В ответ слышу: "Просто не приеду и все". На том и расстались. А через несколько дней он появился со своим агентом. Мы поговорили и, подводя итоги, Гус сказал: "Игорь, у нас команда уже собрана, и я не могу сейчас из нее кого-то выводить. Проявишь себя – двери в сборную всегда открыты. Но на данный момент это невозможно". Вот как все было. Но тогда журналисты чего только не понаписали!

– Может, Денисов тогда вгорячах отказал?

– Возможно. Но после этого Игорь же приехал для разговора. Но Гус мне потом сказал, что, если кто-то совершил сгоряча какой-то необдуманный поступок и понял свою ошибку, то уже на следующий день должен осознать, что был неправ. А Денисов появился только дней через пять-шесть. Вот почему Хиддинк решил, что тот чемпионат Европы он пропустит. Что касается новой истории – Денисов и сборная, то, на мой взгляд, она тоже раздута. Для Гуса всегда было главным то, насколько все 23 футболиста сборной объединены общей идеей ее победы. А потому каждый из них должен в работе доказывать, что готов хоть на несколько минут выйти на поле и помочь команде.

– Наверное, именно об этом мечтает любой тренер.

– И не зря. На Евро-2008 после первой игры с Испанией Гус посадил Широкова на лавку, объяснив ему, что он должен еще прибавить в работе на тренировках, поскольку это пример для остальных. И хотя характер у него непростой, Роман нас понял. Или ситуация с Аршавиным, который в первых двух матчах не играл из-за удаления с Андоррой. И как Андрей пахал в ожидании своего часа. А когда он наступил, такую игру выдал, что Венгер тут же поспешил с его приглашением в "Арсенал"!

– Сейчас вот то, как работает Игнашевич, в пример ставят. А Жирков говорит, что Cергей в тренировках лучший.

– Меня это не удивляет. Его возвращение – пример для молодых: трудитесь, доказывайте! И на этом чемпионате Игнашевич нам очень нужен.

– Игнашевич вернулся в сборную, а братья Березуцкие своего решения так и не изменили. По-вашему, они действительно могли бы усилить ее оборону?

– Вне всякого сомнения. Это суперзащитники и замечательные ребята. Гус их просто обожал. И ценил в каждом не только игровые качества, но и чисто человеческие. Василия с Алексеем сборной будет не хватать.

– Раз уж мы заговорили о защитниках, то не кажется ли вам, что Мариу Фернандес в сборной выглядит не так уверенно, как в ЦСКА?

– Возможно, это происходит потому, что в клубе у него одни партнеры, а в сборной – другие. А у бразильца русский язык еще не том уровне. Все это создает сложности. Но Фернандес – защитник уровня сборной.

Головин сегодня по праву один из лидеров ЦСКА. Потянет ли он на эту роль в сборной.?

– Бесспорно талантливый парень. У Александра свой стиль, хорошие задатки. И ему уже пора мужать – все-таки играл на Euro-2016. Вообще, в полузащите у Черчесова есть выбор – Зобнин, Дзагоев, Кузяев, Ерохин, братья Миранчуки, Самедов, Жирков. Все разноплановые, голодные до игры. Главное угадать, в каком сочетании их использовать.

ГДЕ ТОТ САМЫЙ КОМБАЙН, НЕ ЗНАЮ. МОЖЕТ, УЖЕ СЛОМАЛСЯ

– Как вы воспринимали разговоры о возвращении в сборную Аршавина, с которым не так давно работали в "Кайрате"?

– Андрей – классный футболист. Но у главного тренера сборной свой взгляд на игру, в которой он видит других исполнителей.

– Более молодых?

– Естественно, Аршавина нынешнего нельзя сравнивать с Аршавиным десятилетней давности. Ведь его козырем всегда был футбол скоростной. А время-то бежит...

– Вы согласны с теми, кто назвал нашу группу – группой жизни? Романцев, например, так не считает.

– Соглашусь с Олегом Ивановичем. Фаворита в группе нет. Но, все-таки давайте считать им Россию. Все-таки домашний турнир, поддержка болельщиков.

– И судей?

– Вот на это надеяться точно не стоит. Вспомните Кубок конфедераций.

– Слишком горячая поддержка трибун, наоборот, будет давить на наших игроков?

– Если это будет давить, то зачем тогда вообще выходить на поле? Только при такой поддержке и показывать лучшие качества. Да, группа, действительно, ровная. Но нам же не попались в соперники немцы, испанцы или бразильцы. И это уже шанс попасть в плей-офф. А там будем смотреть по обстоятельствам.

– То есть программа-минимум – выход из группы?

– Да. При этом нужно показать качественный футбол. Думаю, эта сборная на такое способна.

– А вы на чемпионате Европы-2008 когда поняли с Хиддинком, что можете "выстрелить"?

– Даже после поражения в первом туре от испанцев (1:4. – Прим. "СЭ") Гус сказал ребятам: "Вы проделали очень хорошую работу и, несмотря на поражение, способны добиться результата. Я это чувствую по тому, как вы готовы физически". И сейчас все зависит от того, какой запас прочности удалось заложить за последний месяц.

– Имея в распоряжении забивных Смолова и Дзюбу, рискнули бы сыграть в два форварда?

– Для этого надо понимать, кто в каком физическом состоянии находится. Если атака с двумя нападающими, то нужно знать, как выстроить среднюю линию, оборону. И какой должна быть игровая схема.

– Два нападающих – это риск?

– Смотря как будет складываться игра. Если нужно отыгрываться, можно и второго нападающего выпустить. Но это уже головная боль Станислава Саламовича.

Александр БОРОДЮК. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Александр БОРОДЮК. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

– Секрет золотого "Локомотива" – мудрость Юрия Палыча Семина?

– Всех – руководства клуба, тренеров, административного штаба, игроков! Даже тех, кто открывает ворота на базе в Баковке. Шофер, который возит команду, массажист, болельщики – все внесли свою лепту.

– Постойте, но в "Зените" и шофер есть, и болельщики…

– Согласен. Значит, что-то в "Зените" не срабатывало. А в "Локомотиве" все работало. Неправильно выделять кого-то одного. Когда я возвращался в "Локомотив", огромную роль в клубе играл Валерий Филатов. Сейчас его забыли. Потрясающий руководитель! Или, допустим, сейчас говорят об "Уфе" и хвалят Семака, Гончаренко. Но почему-то забывают о Колыванове, который вывел команду из второй лиги. Нужно помнить об истоках!

– Назовете тройку лучших футболистов сезона в РФПЛ?

– Сложно… Раньше выделялся Халк, а сейчас сходу и не назовешь.

– По оценкам "СЭ", первый – Смолов.

– Я вам смогу ответить на вопрос после чемпионата мира. Посмотрим, как Смолов и Головин проявят себя на турнире.

– Самая яркая победа тренера Бородюка, которая чаще всего снится?

– Конечно, матч против Голландии на Евро-2008. Выдающаяся игра! Встреча с Англией в Москве тоже врезалась в память.

– Вопрос на реакцию. На встрече ветеранов "Шальке" никто не спрашивал, где сейчас тот комбайн, которым за вас по контракту "Динамо" заплатили?

– Не знаю. Может, где-то бороздит просторы России, а может, уже и сломался.

– Немецкие комбайны не ломаются. Так что, выходит, не зря вы тогда с "Шальке" контракт подписали.

Редакция благодарит "Ресторан на Шаболовке" за помощь в организации интервью.

Результаты опроса

88177 чел.

Какое место сборная России займет в группе на домашнем чемпионате мира-2018?
11.8%
Первое
25.2%
Второе
32.6%
Третье
17.3%
Четвертое
7.9%
Все равно, главное - игра
5.2%
Не буду следить за сборной
Газета № 7654, 13.06.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...