11:30 30 мая | Футбол — РФПЛ
Газета № 7647, 02.06.2018

Сергей Рыжиков: "С Бердыевым тет-а-тет говорил три раза. Первый - когда Карпин позвал в "Спартак"

Сергей РЫЖИКОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" 21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА (в центре) в "Рубине". Справа - Курбан БЕРДЫЕВ. Фото Александр ВОЛГИН 5 декабря 2016 года. Москва. "Спартак" - "Рубин" - 2:1. Встреча двух вратарей - Сергея РЫЖИКОВА (слева) и Артема РЕБРОВА. Фото Алексей ИВАНОВ Апрель 2017 года. Сергей РЫЖИКОВ (справа) и Серхио САНЧЕС с судьей Кириллом ЛЕВНИКОВЫМ после гостевой победы над "Локомотивом". Фото Никита УСПЕНСКИЙ 21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА в казанском клубе. Фото Александр ВОЛГИН 2014 год. Сергей РЫЖИКОВ (слева) и Игорь АКИНФЕЕВ в сборной России. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Сергей РЫЖИКОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

Гостем авторской программы обозревателя "СЭ" Александра ЛЬВОВА, стал бывший вратарь сборной России Сергей РЫЖИКОВ, который после десяти сезонов покинул "Рубин". Первую часть интервью мы опубликовали вскоре после того, как казанский клуб объявил об уходе Рыжикова. Теперь – полная версия.

– Мы тесно не общались ровно пять лет. И, что-то не припоминаю – у вас эти наколки на руке были? – интересуюсь у своего гостя, который, только переведя дух, сделал глоток горячего чая.

– Были, были, – улыбается Сергей. – Просто в меньшем количестве.

– Если не секрет, для чего они – на фарт?

– Да нет. Просто когда я жил в одном номере с Ромой Шароновым…

– … он оказался мастером художественного тату.

– Не совсем так. Но однажды говорит мне: "Ну, что ты, Рыжий, как колхозник ходишь. У всех есть тату, а у такого вратаря, как ты, нет. Сделай хотя бы одну, а потом уже не остановишься". Ну, я и решился.

– А что эти рисунки означают?

– Тигр – зверь-красавец, который мне очень нравится. А это обезьяна, в год которой я родился.

– А я думал – это кто-то из тренеров, который не уважал талант вратаря Рыжикова.

– Ценю юмор. Слава Богу, такие мне не встречались (смеется). А лев – моя супруга по гороскопу.

– А наколки "не забуду мать родную", часом, нет?

– Нет. Это в сердце должно быть (смеется).

– Кроме этих наколок, за минувшие пять лет что произошло в жизни голкипера Сергея Рыжикова хорошего и плохого?

– В целом все хорошо. Девочки растут, все здоровы.

– А Сергей Рыжиков-младший, который занимается в академии "Рубина", мячи по-отцовски ловит?

– С этим тоже все в порядке – растет еще один Рыжиков в перчатках.

21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА (в центре) в "Рубине". Справа - Курбан БЕРДЫЕВ. Фото Александр ВОЛГИН
21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА (в центре) в "Рубине". Справа - Курбан БЕРДЫЕВ. Фото Александр ВОЛГИН

СТРАШНО ХОЧУ ИГРАТЬ

– Тогда давайте о самом главном – вы уходите из "Рубина"?

– Да. Уже известил генерального директора клуба Сайманова, что продлевать контракт не собираюсь.

– А предложение сделать это поступало?

– Да.

– Ваш ровесник Карадениз тоже ушел по собственной воле?

– Именно так. На прощание он сказал мне: "Все, больше не могу, устал".

– А вы?

– В отличии от него, я полон сил, страшно хочу играть и абсолютно готов к этому. Могу с уверенностью сказать – я не наигрался!

– А почему бы не продолжить карьеру в "Рубине"?

– Решение, которое я обсудил с женой Машей, своим агентом Алексеем Сафоновым, окончательное. После десяти лет в Казани я просто хочу сменить обстановку. И хотя это замечательный город, жить здесь мы не собираемся. Собираемся на родину, ближе в родителям.

– Родина – это Шебекино белгородской области?

– Да. Это двадцать пять километров от Белгорода, где сейчас строим жилье. Словом, решил новый вызов судьбе бросить. Хотя в конце апреля "Рубин" предложил продлить контракт.

– В финансовом отношении условия в нем были хуже?

– Да. Но дело не в деньгах.

– В 37 лет сложнее вести переговоры по условиям контракта, чем, скажем, в 30?

– Конечно. Мы с Сафоновым две недели думали и все-таки сошлись во мнении, что менять уже принятое решения не стоит. Тем более, что финансовая ситуация в клубе не из лучших и обременять его своей персоной не стоит.

– Может, еще причиной ухода стало и то, что всю вторую половину сезона играл Джанаев?

– А я этого и не скрываю. В 37 лет ждать своего часа в запасе – не для меня. Я хочу зарабатывать деньги игрой, а не получать их, сидя на лавке.

– Кто в "Рубине" решает, кому доверить место в воротах – тренер вратарей Виталий Кафанов или Бердыев?

– Честно говоря, не знаю. Думаю, что последнее слово все-таки за Курбаном Бекиевичем.

– Из 10 лет в "Рубине" вы семь проработали с Бердыевым. Это не дает возможности по-человечески поговорить с ним и выяснить в чем причина того, что он не видит вас в составе?

– У нас с ним очень добрые отношения. Но не в моих правилах задавать такие вопросы главному тренеру, поскольку только он имеет право принимать решения, кому выходить на поле, а кому – нет. Знаю, что единственный способ переубедить его – это работа на тренировках. Извините, но так уж я воспитан.

5 декабря 2016 года. Москва. "Спартак" - "Рубин" - 2:1. Встреча двух вратарей - Сергея РЫЖИКОВА (слева) и Артема РЕБРОВА. Фото Алексей ИВАНОВ
5 декабря 2016 года. Москва. "Спартак" - "Рубин" - 2:1. Встреча двух вратарей - Сергея РЫЖИКОВА (слева) и Артема РЕБРОВА. Фото Алексей ИВАНОВ

КАРПИН ЗВАЛ В "СПАРТАК"

– Спрос на голкипера Рыжикова есть? Мне ваш агент Алексей Сафонов сказал, что 6-7 клубов интерес к вашей персоне проявляют.

– Алексей Николаевич мне тоже говорит, что так и есть. Но до конкретных переговоров дело пока не доходило.

– А что скажете об интересе к вам со стороны "Спартака"? Вы, вообще, представляете себя в "Спартаке" в 37 лет?

– И не только в "Спартаке". У меня есть силы, мотивация, желание играть. Я ведь, по сути, и заиграл-то в большом футболе только в 27. А потому не успел устать от него.

– Как вам нынешние спартаковские вратари – Селихов и Ребров?

– Отличные ребята и хорошие голкиперы. С Артемом мы вообще друзья, в сборной еще встречались. Жаль, что Селихов получил такую травму. Но такова футбольная судьба.

– Ну, а как вы себе представляете свой приход в "Спартак"? Жили себе Селихов с Ребровым, не тужили. И вдруг появляется 37-летний дядька, который хочет отобрать их хлеб. Вот вся дружба и врозь…

– Везде, где бы я не играл, у меня были прекрасные отношения с конкурентами. Тем более, что вратари – адекватные люди.

– А многие считают по-другому…

– Я имею в виду адекватные в своем кругу. Хотя я знал вратарей, которые не разговаривали между собой в одной команде. Думаю, у меня все будет нормально. Хотя говорить об это рано.

– Восемь лет назад вас уже приглашали "Спартак", за который вы с детства болели. Почему не срослось?

– Было дело, приглашал Валерий Карпин. Когда Бердыев об этом узнал, то мне тут же сделали такие же условия, которые предлагал "Спартак". И когда я отказался, спартаковцы пригласили Диканя.

– Пока идет поиск клуба, где продолжить карьеру, вы усиленно грызете гранит тренерской науки. Хотите получить лицензию категории Pro?

– Нет, пока только А. Pro на очереди.

– Почему вы не хотите в будущем, как Кафанов, работать в команде только с вратарям, а решили пойти по стопам Станислава Черчесова?

– Работа с вратарями – очень важный островок в структуре тренировочного процесса. Но маленький. А мне хотелось масштабной деятельности. Может это и нескромно, но мне кажется, что располагаю качествами, позволяющими это сделать.

– С кем сейчас в аудиториях на лекциях просиживаете?

– О, у нас мощная компания! Братья Комбаровы, Глушаков, Ещенко, Кузьмин, Хазов, Калешин, Бобер, Кержаков, Джубанов, Анджинджал, Корниленко, Корытько, Калачев, Габулов, братья Березуцкие, Игнашевич.

– Видите сколько конкурентов получить команду! И что дальше? Как пел Высоцкий: "А где на всех зубов найти? Вот и безработица!".

– Ничего. Как говорит моя жена – получи диплом, пусть будет (смеется).

ВДРУГ ЕЩЕ РАЗ С МЕССИ НА ПОЛЕ ВСТРЕТИМСЯ?

– Тренер, работу которого вы возьмете за образец – Бердыев?

– Естественно. Я рос вместе с "Рубином", в котором работали Бердыев и Кафанов.

– Что бы вы переняли у тренера Бердыева? Жесткость?

– Нет, доскональность. Он разбирал, все разжевывал до мелочей. Сначала обозначал, какой игровой скелет должен быть у команды, а потом уже, что называется, наращивал мышцы. Бердыев знает, как добиться результата, все объясняет доступно. Это тренерский дар.

– Но при этом он закрыт и авторитарен. Это создает сложности в общении?

– Только для тех, кто еще не привык к Бекиевичу. Вот сейчас он меняется – "Рубин" стал проводить открытые тренировки.

– Это он взял с собой из "Ростова"?

– Да. И каждый четверг в "Рубине" – открытая тренировка для журналистов. Перед туром тренер и кто-то из игроков дают интервью. Такой вот европейский подход.

– Отношения между вами за время его отсутствия поменялись?

– Думаю, что-то изменилось. Все-таки Бердыева три года не было в "Рубине"

Дмитрий Лоськов вспоминал, что Юрий Семин после паузы в "Локомотиве" вернулся более спокойным. А Бердыев?

– Курбан Бекиевич стал сдержаннее реагировать на ошибки игроков. Хотя раньше на теоретических занятиях мог так полыхнуть, что хоть пожарных вызывай.

– Только на теории?

– Нет. Мог и в раздевалке в перерыве жестко одернуть.

– Как Фергюсон бутсами не кидался?

– До такого не доходило. Но если его что-то не устраивало в игре, мог по полной напихать.

– В выражениях не стеснялся?

– До мата не доходило. Может быть, одно-два междометия у Бекиевича и проскакивало. Не более.

– Зато после легендарного матча с "Барселоной" Бердыев уж точно сиял.

– После игры мы все порадовались. Но были настолько измотаны, что просто молча сидели в раздевалке. Ни у кого сил не осталось – ни эмоциональных, ни физических. И тут заходит Курбан Бекиевич: "Ребят, а чего вы сидите молча? Вы вообще-то "Барселону" обыграли". Мы переглянулись, но сил уже реально ни у кого не было (улыбается).

– Теперь на пенсии будете рассказывать, что Месси вам не забил.

– (Смеется.) Для начала надо завершить карьеру. Вдруг мы еще пересечемся с ним на футбольном поле, и он забьет?

– Почему после возвращения Бердыева сезон не стал для "Рубина" прорывом? Помешало отсутствие денег?

– Не думаю. В позапрошлом году деньги у нас были. Но тогда, при Хави Грасии, заняли только девятое место. Купили дорогих футболистов, но ничего не выиграли. Что касается Бердыева, то ему достался не тот "Рубин", который он хотел видеть. Пришлось все переделывать на ходу: кого-то продавать, с кем-то договариваться, кого-то приглашать. В итоге получился переходный сезон. А вот в предстоящем чемпионате, думаю, Курбан Бекиевич выстроит отличную команду. Да мы уже и весной играли неплохо.

– На ваш взгляд, даже с нынешним составом "Рубин" способен забраться довольно высоко?

– Да. Мы в этом сезоне отстали от занявшей шестое место "Уфы" всего на шесть очков. Обыграй команду Семака, а также "Динамо", оказались бы выше, попали бы в еврокубки и выполнили задачу. А так – оба раза сыграли 0:0. Видите, не хватило всего четырех очков. А все из мелочей складывается.

– Не пропустить ни одного гола в матче – по-прежнему визитная карточка Бердыева?

– Да. Сейчас "Рубин" играет в пять защитников. Как говорится, впереди голик, сзади нолик – вот и три очка (улыбается).

Апрель 2017 года. Сергей РЫЖИКОВ (справа) и Серхио САНЧЕС с судьей Кириллом ЛЕВНИКОВЫМ после гостевой победы над "Локомотивом". Фото Никита УСПЕНСКИЙ
Апрель 2017 года. Сергей РЫЖИКОВ (справа) и Серхио САНЧЕС с судьей Кириллом ЛЕВНИКОВЫМ после гостевой победы над "Локомотивом". Фото Никита УСПЕНСКИЙ

ДО ДРАК НЕ ДОХОДИЛО, НО ОБСТАНОВКА БЫЛА НАПРЯЖЕННОЙ

– В свое время уход с поста президента Татарстана Шаймиева как-то отразился на положении "Рубина"?

– Шаймиев любил футбол, уважал Курбана Бекиевича. У них сложились очень теплые отношения. Считаю, президент уделял много внимания спорту в республике, особо выделяя "Рубин". А вот его преемника Минниханова я только один раз видел на базе.

– Может быть, эта любовь Шаймиева к Бердыеву после смены власти и сыграла с тренером злую шутку?

– Не исключаю. Такое бывает не только в футболе, но и в жизни. Ведь убирали Бердыева в 2013 году некрасиво. Да и не вовремя. Хорошо, что спустя три года опомнились.

– А что скажете о Хави Грасии? Например, Соломон Кверквелия в разговоре со мной назвал его клоуном.

– Не знаю. У Соломона свое мнение. Мне этот тренер нравился. Нравились его тренировки. Тяжело, когда собирают команду без наставника. Ведь многих игроков не он приглашал. Ему просто приводили футболистов. Но самое главное, рядом с Грасией не было человека, который бы ему помог быстрее адаптироваться. К примеру, у нас вечерняя тренировка заканчивалась в шесть часов, а ужинали мы только в 8.30. Вот такие были странности. Мне Сесар Навас потом говорил, что так принято в Испании.

– Может, и вино испанское пили во время ужина?

– До этого не доходило. Мы следили за режимом. Только когда в Испании были на сборах, разрешалось в ресторане заказать по бокалу вина.

– При Грасии 11 футболистов подписали открытое письмо, заявив, что испанец не дает им нормально тренироваться, отправляет бегать по кругу…

– Это все шло не от тренера, а от генерального директора. И Грасия не мог повлиять на эту ситуация. Просто не оказалось рядом человека, который ввел бы его в курс дела и объяснил, что российский футбол очень сильно отличается от испанского. Причем, не только на поле.

– Он жил в своих испанских миражах?

– И хотел реалии испанского футбола примерить на российские. Не получилось. С другой стороны, мы набрали с ним столько же очков, сколько и с Бердыевым. Потому я и сказал, что прошедший сезон был для "Рубина" переходным.

– При Грасии случались стычки между россиянами и легионерами?

– До драк не доходило. Но каждая группа игроков как бы жила в своем мирке. Испанцы, пришедшая молодежь, ветераны.

– Понимали, что в такой ситуации чего-то добиться нереально?

– Понимал, но верил до последнего. Мы в полуфинале Кубка проиграли "Уралу", потом недалеко были от Лиги Европы, но я уже понял: этот сезон окажется пустым. Надеялся, что руководству хватит мудрости оставить Хави Грасию еще на год. За такой срок команду не построишь. Тем более, с игроками, которых тебе навязали. А таких было больше половины.

– Чем же испанец тогда не угодил Кверквелии?

– У Соломона свое видение. Может, наше мнение о Грасии другое, потому что я играл, а он нет. И он имеет на него право. Опять же, Соломон не рассказывал, а я не знаю всего, что ему говорил Хави, что говорил генеральный директор Фахриев.

– Не было ощущения, что в тот момент все в клубе превратилось в какую-то мельницу по перемалыванию игроков, контрактов?

– Того отношения к игрокам, как раньше, не было и в помине. В тот год одни скандалы были, каждый месяц.

– Какие?

– Вот, с этим письмом. Многие ребята писали в Палату (о разрешении споров. – Прим. "СЭ") и нам запрещали регистрировать новичков. Внутри коллектива тоже были трения. До драк не доходило, но обстановка была напряженной. Тяжелый был год.

– В "Локомотиве" Кверквелия доказал, что он игрок с большой буквы.

– Он и в "Рубине" был хорош. А сейчас просто подтвердил свой класс. Получилось, что на место Соломона Грасия привел Санчеса, который играл у него в "Малаге". Потому и сделал ставку на своего. Я и тогда считал, что Кверквелия хороший защитник, в расцвете сил, высокий, быстрый, с пасом. И я рад, что он с "Локомотивом" стал чемпионом. А мне с Грасией было комфортно работать. Просто не нашлось человека, который бы подсказал Хави, что такое российские реалии. Или, может быть, ему подсказывали, но он сам не захотел слушать.

БИЛЯЛЕТДИНОВ СОЗДАВАЛ КОМАНДУ ПОД СЕБЯ

– В "Рубине" работал еще и Ринат Билялетдинов, который пытался создать интересную команду. Но его неожиданно убрали. Как вы восприняли эту историю?

– С Ринатом Саяровичем мы на второй год вышли в Лигу Европы. Открыли новый стадион, болельщики начали ходить на матчи, появилось много молодежи в составе – Оздоев, Набиуллин, Канунникова пригласили, Камболов пришел, Кверквелия. Но пошла серьезная распродажа игроков, тот же Еременко ушел в ЦСКА. Остались только я, Соломон, Карадениз и Кузьмин. Все остальные ушли. Билялетдинов создавал команду под себя.

– Может быть, он был чем-то неудобен новому руководству клуба?

– Я тоже слышал, что между ними были какие-то трения. Мы прошли в Лигу Европы, а в чемпионате не пошло. И когда на третий сезон потерпели шесть поражений в семи турах, руководство решило расстаться с Саярычем. Думаю, что дело не в нем, любого тренера убрали бы за такие результаты. Его сменил Чалый, который начал по-своему выстраивать игру, отношения с ребятами. Не могу сказать, плохой он или хороший. Но мне тоже с ним было комфортно. Когда ты играешь, то снисходительно относишься к нюансам работы тренера.

– Хорошо, но вас, как капитана, разве не волновало, почему футболисты вроде бы играют, а команда – нет?

– Волновало. Но решение по главному тренеру принимает руководство клуба, а не игроки. Может, в других командах игроки могут прийти к начальству и сказать: "Мы не можем работать с этим тренером". Но в "Рубине" такого не было, и, наверное, никогда не будет.

– У вас лично когда-нибудь возникал конфликт или недопонимание с кем-то из тренеров?

– Нет. Я не конфликтный человек. И всегда стараюсь принять точку зрения того, с кем приходится выяснять отношения. Стараюсь понять, что у этого человека есть свое видение ситуации, которое тоже имеет право на жизнь. Если я чувствую, что кто-то ко мне несправедливо относится, то не иду к нему выяснять отношения. Просто стараюсь делать свою работу еще лучше. А тренер потом пусть делает выводы.

– С вами, как с капитаном, кто-то из тренеров советовался по поводу готовности футболистов?

– Чалый иногда говорил: "Серый, посмотри, ну он не тянет". Я отвечал: "Вы – тренер, вам и определять состав. Для меня самое главное, чтобы все, кто выходит на поле, "тянули".

– Какой сезон из десяти считаете самым удачным для вас в "Рубине"? Тот, когда впервые стали чемпионами?

– Пожалуй. Хотя, в 2008-м мы стали чемпионами, но не играли в Лиге чемпионов. В 2009-м было и то, и другое, в 2010-м мы не стали первыми, но опять играли в Лиге чемпионов. Наверное, назову лучшим все-таки 2010 год, когда я провел 17 матчей на "ноль". У нас тогда была железобетонная защита.

– Кто тогда играл?

Сашка Орехов и Навас. Шаронов тогда порвал кресты. На флангах были Кузьмин и Калешин. Ансальди, не помню, уехал тогда в "Зенит" или нет.

– Сейчас Калешин и Шаронов играли бы в сборной?

– Я же не Станислав Саламович. А потому не оцениваю игроков (смеется). У сборной сейчас самые чувствительные потери – в обороне. И я, как и все, надеюсь, что в команду вызвали достойных ребят.

21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА в казанском клубе. Фото Александр ВОЛГИН
21 мая. Казань. Прощальный матч Сергея РЫЖИКОВА в казанском клубе. Фото Александр ВОЛГИН

НЕ ДУМАЛ, ЧТО УЙДУ ИЗ "РУБИНА" И ЗАВЕРШУ КАРЬЕРУ В ДРУГОМ КЛУБЕ

– Чем стал для вас минувший сезон?

– Сезоном разочарований и сомнений. Самый тяжелый, наверное, из тех, что были у меня в "Рубине". Какая-то химия нарушилась у меня с тренерским штабом. С моей стороны, наверное, было недопонимание.

– Со штабом или с Бердыевым?

– За семь лет, что работал с Бердыевым, разговаривал с ним тет-а-тет два или три раза.

– По какому поводу?

– Один раз когда Карпин приглашал в "Спартак", он меня вызвал. Второй – после поражения от "Уфы" в конце октября прошлого года. Когда мы проиграли 1:2 и я пропустил со штрафного.

– Сочли себя виноватым?

– Понимаете, я, как вратарь, могу найти сто причин того, что был не виноват. Тренер, наверное, посчитал иначе.

– Дасаев был такой же.

– Имел право – он великий (смеется).

– Вы пришли, чтобы объяснить ситуацию или извиниться?

– Пришел сказать, что я тоже переживаю и понимаю, что уровень моей игры не тот, на котором могу играть. Бердыев объяснил свое видение ситуации, сказав, что если буду еще больше трудиться, все встанет на свои места.

– Чему вас научил этот сезон?

– Никогда не сдаваться, верить в себя до конца и работать, работать и еще раз работать.

– До этого вы себе ничего подобного не говорили, поскольку были безоговорочно первым номером.

– Наверное. Но ничто не вечно под Луной. Люди меняют отношение к тебе, ты меняешь отношения к ним. А иногда и к себе. Я не думал до этого года, что уйду из "Рубина" и закончу карьеру в другом клубе. Но, дай Бог, еще поиграю.

– И получите заряд еще на пару лет?

– Как минимум. Казалось бы, все и всем уже доказал, а теперь по новой. Значит, так судьба распорядилась.

Акинфеев вот всю жизнь доказывает, что он лучший, и не устает. Как думаете, если Игорь после чемпионата мира завершит карьеру в сборной, кто может его сменить?

– У нас вообще сильные вратари: Селихов и Ребров – в "Спартаке", Шунин – в "Динамо", Гильерме, Коченков, Медведев – в "Локомотиве", Лунев – в "Зените".

– Кому из них вы бы отдали предпочтение, если бы были тренером сборной?

– Тяжелый выбор. Прежде всего, я бы посмотрел на работу вратарей на тренировках.

– Вы забыли самого опытного – Габулова.

– Да, его тоже стоит рассматривать.

– Но он в Бельгии что-то многовато пропустил и многие удивились, когда его вызвали в сборную.

– Черчесов же его все время вызывал. Значит, верит в Володьку. Игорю опытный вратарь на замену нужен. Если что, то Володя сыграет и, думаю, будет выглядеть достойно в сборной.

Недавно я общался с Миодрагом Божовичем и попросил его назвать тройку лучших игроков сезона. Он включил в нее Гильерме. Удивило?

– Гильерме – вратарь чемпиона России. И, наверное, должен входить в тройку лучших футболистов сезона.

– Можете выделить ключевые вратарские качества Гильерме?

– Хорошо читает игру, точно вводит мяч, прыгучий, у него отличные физические данные.

– Соответствует уровню сборной?

– Думаю, да.

– Четыре года назад вы ездили в составе сборной в Бразилию на чемпионат мира. Какие впечатления остались в памяти?

– Двоякое. С одной стороны, незабываемая атмосфера, с другой – мы оказались чужими на это празднике.

– Ожидали, что выступление сборной получится таким безликим?

– Нет. Ни я, ни ребята даже не задумывались о том, что возможен провал.

– Ясно, что к провалу никто не готовился. Но ощущение тревоги, неуверенности, которая ощущалась в игре, моментами возникало?

– Может быть. У нас же Широков травму получил, еще не было в составе Дзюбы, который тогда 17 мячей забил и был лучшим бомбардиром, Лешу Березуцкого не взяли.

– Капелло не взял их по каким-то личным причинам?

– Я у Фабио об этом не спрашивал. Но, думаю, да. Ведь Дзюба был здоров, в хорошей форме, забивал. Очень жаль, что мы так ничего и не показали.

– У команды Черчесова больше шансов выступить лучше на чемпионате мира?

– Очень хотелось бы, чтобы это произошло. Но проблемы в обороне тревожат. Выбыли Васин и Джикия, которых Черчесов наигрывал в товарищеских матчах Березуцкие отказались. Хорошо, что удалось Игнашевича вернуть. Остается надеяться, что к началу турнира защита обретет стабильность и эта сборная сыграет лучше сборной Капелло. Ну, а мы за нее уж поболеем!

ПОСЛЕ ФИНАЛА КУБКА-2009 НЕ ВЫДЕРЖАЛ И ВСПЛАКНУЛ

– Представьте, что вас ставят в ворота сборной и спрашивают, каких защитников вы хотели бы видеть перед собой?

– Если по системе Черчесова в три центральных защитника, то, без сомнения, это Игнашевич и братья Березуцкие. А слева и справа на флангах – Жирков и Смольников.

– Из нынешних зарубежных вратарей кто, по-вашему, – №1?

– Извините, но назову сразу троих высококлассных голкиперов – де Хеа, Облак, Буффон. Последнего из уважения. Рядом Ллорис из "Тоттенхэма". Но так как де Хеа выдал свой лучший чемпионат в "Манчестер Юнайтед", именно сейчас он сильнейший в мире. Хотя, и Тер Штеген сыграл сильно в сезоне.

– Кого считает для себя самым опасным форвардом вратарь Рыжиков?

Вагнера Лав с его сумасшедшей техникой и непредсказуемостью.

– А я думал Халка.

– Халк забивал мне только с пенальти. А вот Вагнер чаще с игры огорчал.

– Самый неприятный момент в карьере?

– Пропущенный гол дома в квалификации Лиги чемпионов против "Лиона". Замешкался при подаче углового и позволил забить ответный мяч. В итоге 1:1 и "Рубин" не прошел в группу. Была мечта сыграть на том турнире у меня, команды, всей республики, а я разом ее перечеркнул. И после этого убрали президента клуба с генеральным директором за то, что не решили задачу выхода в Лигу. Но, надеюсь игры в этом турнире у меня еще впереди.

– Вы когда-нибудь плакали из-за футбола?

– Сильно расстроился, когда в 2009-м, в финале Кубка, проиграли ЦСКА. Пропустили гол на 94-й минуте от Алдонина, хотя час играли в большинстве. Вот тогда не выдержал и всплакнул.

– А в жизни плакать доводилось?

– Когда в декабре бабушка умерла. Как она любила футбол, как болела за меня, переживала…

– Вы поменяли номер телефона, который теперь от всех скрываете. В чем причина?

– Мошенничество. Меня развели, как ребенка. Были на сборах в этом году и вдруг приходит сообщение на WhatsApp с фото нашего человека из службы безопасности, мол, перечисли на карточку тысяч сто рубликов, у меня заболела дочка. Я и перевел. Оказалось, что это был какой-то мошенник, раздобывший мой номер.

– Обидно.

– Не мне одному. Олежку Кузьмина так же развели.

– Про кого вы можете сказать – это мой друг?

– У меня друзья не из мира футбола. Их трое и мы дружим больше двадцати лет. Правда, видимся редко – два-три раза в году. Все живут в разных местах.

– А в футболе есть такие люди?

– Виталик Калешин, Карадениз, Кузьмин, Шаронов, Николаич Сафонов. С Артемом Ребровым часто пересекаемся.

– Если вместо Рыжикова "Рубин" пригласит Буффона^ и он спросит у вас совета – идти или не идти, что скажете?

– Возможно, для всего российского футбола это будет хорошо. Но я скажу: "Лучше закончи карьеру и спи спокойно". Думаю, никто не обидится.

Редакция благодарит "Ресторан на Шаболовке" в организации этого интервью.

Газета № 7647, 02.06.2018
Материалы других СМИ