00:24 11 января 2013 | Футбол — РФПЛ

Юрий Красножан: "Я тренер, а не интриган"

Юрий КРАСНОЖАН. Фото Никиты УСПЕНСКОГО, "СЭ". Фото "СЭ"
Юрий КРАСНОЖАН. Фото Никиты УСПЕНСКОГО, "СЭ". Фото "СЭ"

После увольнения из "Локомотива" он промолчал. То же самое произошло, когда случилась отставка в "Анжи". Третий подобный случай подряд остаться без ответа не мог. Вчера бывший главный тренер "Кубани"  ответил на вопросы журналистов, в том числе "СЭ".

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ
из Москвы

ПОДСТРАИВАТЬСЯ НЕ ЗНАЧИТ ПРОГИБАТЬСЯ

- Когда тренер уходит в отставку, его обычно спрашивают о планах. У вас они в такой ситуации могут быть?

- Ничего исключать нельзя, но до июня вряд ли буду что-то планировать. Нужно с холодной головой проанализировать все произошедшее, а для этого требуется время.

- А зачем вам это анализировать?

- В первую очередь, чтобы найти свои ошибки. Не ковыряться, не копаться, а просто понять: почему? И определить, что я поменял бы в своей работе там, где был тренером. Сейчас я скажу, что не поменял бы ничего. Поменял бы только в "Анжи", но не в "Локо" и "Кубани". Но со временем эта оценка может претерпеть некоторые изменения. Я не собираюсь заканчивать свою работу. У меня есть силы и желание. Но надо выносить уроки. В первую очередь для себя.

- У этих трех историй есть что-то общее?

- Три разных случая, которых объединяет разве что моя фигура. Не думаю, что здесь стоит говорить о заговоре или чем-то подобном. Это разные истории.

- Красножан не умеет подстраиваться под руководителей?

- Не они ко мне идут работать, а я к ним, поэтому подстраиваться так или иначе нужно. Но это тоже можно делать по-разному. Подстраиваться и прогибаться - разные вещи. В любой ситуации нужны четкие критерии работы, которые обговариваются на встречах еще до подписания контракта. Важно понять, что главный тренер приходит работать на благо клуба, и у него есть свой взгляд на то, как должен строиться процесс той работы, которая доверена ему.

- Может быть, дело в том, что после успехов в Нальчике вы так и не смогли влиться в систему работы больших клубов-корпораций, подстроиться под их законы?

- Футбольные и общечеловеческие законы едины, в них не надо вливаться, их нужно соблюдать. Мне претят любого рода интриги. И если величина клуба определяется наличием в нем многочисленных интриг, то - да, в подобной работе я, по всей видимости, слаб. Мне кажется, тренер и интриган - разные вещи.

ОВЧИННИКОВА НЕ ЧИТАЛ

- Что за "несовместимость во мнениях со спортивным директором" привела к вашей отставке?

- То, о чем объявил клуб, не может быть причиной. У нас не было никаких непреодолимых противоречий со спортивным директором Доронченко. Он был одним из инициаторов моего приглашения в "Кубань". Если говорить о футболе, то наши мнения по тому или иному вопросу довольно часто совпадали. Разногласий хватало, их не могло не быть. Но настолько ли они критичны, чтобы быть причиной расставания? Вряд ли. Значит, дело в другом.

- В селекции?

- Мы вместе обсуждали трансферную политику, программу на ближайшие несколько кампаний. В общении между нами противоречий не было. Во всяком случае, на словах.

- А вы читали книгу Сергея Овчинникова, где он довольно жестко отзывается о Доронченко?

- К сожалению, нет.

- Могли бы почерпнуть много интересного. В частности, о трансферной деятельности спортивного директора.

- Кстати, то, что писали про мое желание якобы поменять полкоманды, - чистой воды миф. В "Кубани" 29 игроков выходили на поле, из них 4 вратаря. Есть люди в аренде и в дубле, кого хотелось подключить к тренировкам основы. При таком количестве (30-32 человека) игроков тренер превращается в массовика-затейника. Поэтому предложение трудоустроить лишенных игровой практики футболистов мне кажется абсолютно логичным.

- Руководство с этим не согласилось?

- Насколько я понял, многие предложения доносились наверх в искаженном виде. Если речь шла о том, что за три трансферных окна нужно найти новое место работы 13 футболистам, то эти слова преподносили так, будто тренер считает, что нет команды и надо срочно покупать новых игроков. При этом на совете директоров я вынес на обсуждение три позиции на усиление - центрального защитника, опорного полузащитника и нападающего. Все с этим согласились.

- Расскажите о хронологии вашей отставки.

- 22 декабря мы общались с Доронченко, договорились о встрече с инвестором, строили планы, дискутировали. А вот затем что-то изменилось. Никто ничего не сообщал, но появилось очень странное ощущение, будто что-то витает в атмосфере. Это можно понять по необычному поведению людей, по убранным взглядам, намекам. Перед Новым годом мне позвонили люди, непричастные к "Кубани", и сообщили, что зреет такое решение. Потом уже об этом заявил клуб.

- Как прошло прощание с игроками?

- Оригинально. Не руководители клуба объяснили команде, в чем дело, а я сам. На многих лицах было написано недоумение. Попрощались нормально, обнялись, проводили аплодисментами, и я ушел.

- Как оценили бы потенциал вашей "Кубани"?

- Команда может бороться за место в еврокубках. Во всяком случае, мы шли именно в этом направлении. За три с лишним месяца мы многое поменяли, но процесс только начинался. Два месяца зимней подготовки могли сделать команду сильнее.

- Возможно, руководство клуба испугалось, что команда может стать слишком "красножановской"?

- Я никакого страха не заметил, но вопрос интересный. Думаю, что до сегодняшнего дня у "Кубани" остался "комплекс Петреску". К слову, как и в Нальчике - "комплекс Красножана". Команда слишком привыкла жить по старым и на определенном этапе успешным правилам, чтобы вдруг меняться. Но разве мы стали меняться в худшую сторону?

ПУСТЬ ОБО ВСЕМ  СКАЖУТ ОТКРЫТО

- Говорят, внутри клуба и без вас наблюдался некоторый раскол.

- Есть офис, делами которого заведует генеральный директор Мкртчян и спортивный департамент, возглавляемый Доронченко. Отношения между этими двумя структурами оставляют желать лучшего, и эта напряженность, мягко говоря, не способствует нормальной рабочей атмосфере. При этом приятно удивила работа менеджмента. В бытовом плане всегда полный порядок, автопарк в клубе такой, что позавидовали бы и в Европе, перед каждым матчем устраиваются отличные шоу - возможно, лучшие в России. Считаю, что спортивному департаменту есть чему поучиться, и этого мнения никогда не скрывал. Но опять же - интриг не люблю и этого деления на "лагеря" не приемлю.

- Пресловутая независимость сыграла злую шутку?

- На мой взгляд, взаимозависимость важнее независимости. Свое право быть самостоятельным я отстаивал везде, но в то же время готов выслушивать точку зрения другого человека. В команду я приходил не как Красножан, а как тренер "Кубани", который должен работать в тесном взаимодействии с другими службами. То же самое могу сказать и про предыдущие клубы. Понимаю, что руководители тоже участвуют в строительстве команды, в ее жизни. Но все должны понимать, что есть вещи чисто тренерские - планировать тренировочный процесс, определять состав, проводить замены и нести за это ответственность. Стоит один раз прогнуться - и все, ты перестаешь быть тренером.

- Прочитав все это, обычный человек спросит: а в чем же действительная причина отставок - из "Кубани" и не только?

 - Я и сам не могу понять! Пусть мне скажут, пусть скажут людям! Вместо этого появляются объяснения с невнятными формулировками, а в общественное мнение окольными путями запускаются различные "версии". Ползут слухи про договорные матчи? Так пусть скажут конкретно, кто под подозрением! Агентские дела? Назовите их! Слабый тренировочный процесс? Говорите о нем! Но нет же, люди с помощью определенных технологий создают нужный им фон, решают свои дела, а официально молчат, отделываясь намеками. Получается, не могу никому ответить, чтобы законными способами защитить свою честь.

ОТВЕТА ОТ СМОРОДСКОЙ НЕ ПОЛУЧИЛ

- Вот мы и плавно подошли к ситуации с "Локомотивом". Почему вы тогда решили не выносить сор из избы?

- Решил, что работа должна говорить сама за себя. Не видел смысла оправдываться, тем более что официально никто никаких обвинений мне так и не предъявил. Хотя я просил назвать причины.

- Клуб распространил формулировку "допущены упущения в работе".

- Я с ней не согласился и просил ее расшифровать. Этого делать не захотели, но биться головой об стену я не стал. Хотя, возможно, стоило.

- А вам лично Ольга Смородская объяснила, в чем дело?

- Нет. Я тогда сказал ей: если вы не хотите со мной работать, почему нельзя было сказать мне об этом прямо? Ответа не получил.

- Ни один из игроков "Локомотива", с кем приходилось на вашу тему общаться, не отзывался о вас плохо. Почему не заступились?

- Приятно, что такая оценка есть, но на ваш вопрос ответить сложно. Может быть, посчитали, что это не их дело.

- Работа в "Анжи" - ошибка?

- Сам приход туда был ошибкой. Но от самой работы я многое вынес. Не финансово, как сейчас говорят, а профессионально. Да, раньше я не имел дела со звездами, в "Анжи" с ними поработал. Тоже важный опыт.

- Но вам, мягко говоря, не помогали наладить с ними общий язык, не так ли?

- Пожалуй, что так.

- Уход из "Анжи" - ваше решение?

- Моя инициатива.

ПЛАНИРУЮ ВСТРЕЧУ С ТОЛСТЫХ

- Три подряд странных ухода. Такие ситуации вообще-то ломают. Не придется ли в следующем клубе работать с оглядкой?

- Свои взгляды на футбол я пересматривать не собираюсь, но предыдущий опыт нельзя не учитывать.

- Но после таких отставок, какими бы ни были их истинные причины, репутация ставится под вопрос. Вы согласны с тезисом, что заслуживаете лучшего имиджа?

- Я хотел бы иметь репутацию, сформированную не в угоду кому-то, а основанную на оценке моей работы, поступков и общения со мной.

- Нет у вас ощущения, что наша футбольная каста теперь вас будет отторгать?

- Если в ней царят такие законы, пусть отторгает.

- Не планируете встретиться с Николаем Толстых?

- Хотел бы. И у нас такая встреча запланирована.

- Не насчет работы в РФС случайно?

- Нет. Думаю, будем обсуждать текущую ситуацию.

- Представьте, что ваш будущий работодатель, наводя о вас справки, позвонит в "Локомотив", "Анжи" и "Кубань"…

- А я его сам об этом попрошу.

- Какой главный урок вы для себя вынесли после всех этих историй?

- Внимательнее подходить к выбору. В следующий раз надо идти к сильным руководителям, сильным менеджерам, которые не позволят оклеветать своего тренера.

Материалы других СМИ