00:00 17 ноября 2017 | Футбол
Газета № 7498, 17.11.2017

Тест для космонавтов

Тренерский дуэт киевского «Динамо» - Валерий ЛОБАНОВСКИЙ (слева) и Олег БАЗИЛЕВИЧ - в роли пионеров. Фото Ефим ШАИНСКИЙ
Тренерский дуэт киевского «Динамо» - Валерий ЛОБАНОВСКИЙ (слева) и Олег БАЗИЛЕВИЧ - в роли пионеров. Фото Ефим ШАИНСКИЙ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1974 год. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Тема второй главы объявлена в прошлой публикации. Если кто запамятовал, напомню – подготовка команд высшей лиги к 36-му чемпионату СССР. Без промедления приступаю к делу.

НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ!

Не спешите уличать меня в плагиате. Толстовская фраза актуальна в нашей стране во все времена. Сегодня употребляю ее (от греха подальше) исключительно в контексте футбольном.

При описании весенних тренировочных сборов неизменно всплывали в памяти некрасовские строки: "Выдь на Волгу: чей стон раздается над великою русской рекой?" Они вполне могли служить эпиграфом к теме – с географической поправкой: стон раздавался с побережья Черного моря, где готовились к сезону десятки команд высшей и первой лиг советского футбола. Каждый раз с садистскими подробностями я описывал страдания и стоны бегавших по изувеченным гаревым площадкам и огородам. В дождливую погоду превращались они в болото, в морозную - в ледяные катки. Без тени смущения называли их полями.

Казалось бы, не трави душу, хоть разок закрой глаза, пройди мимо. Ан нет, не могу молчать, не сопереживать, не откликнуться на человеческое страдание. Раз уж не в состоянии помочь, надо хотя бы посочувствовать людям. Одному невыносимо трудно, потому и делюсь с вами, уважаемые читатели, вместе – легче.

В 74-м ни внешний облик, извините за выражение,полей, ни внутреннее их содержание не изменились. Кто их породил, тот и убивал, а воскрешать не собирался – не было ни желания, ни средств. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Некоторые клубы, кто побогаче, строили базы за свой счет. Со временем расходы окупались. Не выкладывать же за аренду "товара" просроченного, далеко не первой свежести от 18 до 25 рублей в час. В свое время обзавелись базами ростовский СКА (в Кудепсте), "Локомотив" (в Адлере), динамовцы Москвы (в Гаграх)… Такие же планы возникли и у киевлян.

Откроется сезон 12 апреля, чтобы встретить его во всеоружии, команды по давно установившейся традиции в конце марта – начале февраля потянулись на юг, как тогда говорили, "месить грязь". Поскольку такая работа сопряжена с затратой огромных физических и волевых усилий, в отличной готовности участников первенства по двум основополагающим компонентам игры сомнений быть не могло.

И количество так называемых полей не удовлетворяло страждущих заниматься сколь трудоемким, столь и полезным делом, что создавало длиннющие очереди. Регламент жесткий – на тренировку командам высшей лиги отводили не более полутора часов в день. Исключений ни для кого не делали. Корреспондент "Советского спорта" Алексей Леонтьев рассказывал, как тренер чемпионов Никита Симонян хотел было в конце строго лимитированных занятий предложить футболистам еще несколько упражнений, но решительный голос коллеги из "Пахтакора" Вячеслава Соловьева напомнил о "падении флажка" на часах "Арарата". Пришлось немедленно освободить поле.

Зато для занятий "физикой" никаких ограничений – ни во времени, ни в пространстве. Бегай вволю по горам и долинам, отжимайся, ворочай булыжники, покуда сил хватит. Тренеры с каждым годом увеличивали в подготовительный период физические нагрузки не только из-за нехватки полей или методических рекомендаций (читай, приказов), "спущенных" сверху. Того требовала жизнь. Интенсификация игры, универсализация, значительное увеличение объема работы на поле невозможны без качественно иного уровня физической готовности. Над этим преимущественно и работали тренеры, не щадя живота своего, тем более футболистов.

Испытания южными базами прошел весь состав высшей лиги. Ежели появлялась возможность потренироваться в нормальных, цивилизованных условиях, без раздумий и с нескрываемым удовольствием отправлялись за кордон на разные сроки – кому как повезет. Повезло шести. Начну с двух команд Никиты Симоняна – нынешней и прошлой.

"АРАРАТ"…

Чемпион страны провел два зимних подготовительных этапа – в Ереване и в Сочи, а в 20-х числах февраля отправился в Ливан, где был гостеприимно принят местными организациями и многочисленной армянской диаспорой. Результаты турне, несмотря на внешнее (цифровое) благополучие (+4 =0 -1, 14 – 2), тренера не удовлетворили. В интервью ереванскому журналисту Никита Симонян сказал: "Арарат" не набрал лучшей формы, после прошлого сезона команда не может напрячь все силы. В этом причина неудовлетворенности после игр в Ливане. Матчи провели неровно. Многое беспокоит, особенно оборона и отсутствие целостности коллектива, нет слитности ансамбля, как в прошлом году, когда соперник не знал, откуда ждать неприятностей" ("Коммунист" от 8 марта).

…И "СПАРТАК"

Несколько недель команда готовилась в Сочи. В 8 часов утра футболисты спускались во двор обжитой гостиницы "Камелия" со скакалками и жгутами. Оттуда – на берег моря. Вратарь Александр Прохоров, демонстрируя несомненный поэтический дар, подбадривал товарищей: "Утро в порядке, начинаем с зарядки". И еще: "Чем зарядка дольше, тем аппетит больше". Тренировка часовая, однако энергозатратная – интенсивные гимнастические упражнения чередовались беговыми: вырабатывали скорость и совершали рывки – свыше двух десятков на разные расстояния. Ветераны аппетит нагуляли, а молодым, не привыкшим к таким нагрузкам, есть не хотелось.

– Слишком у них утомленный вид, – упрекнул Николая Гуляева заведующий отделом совета ДСО профсоюзов Сергей Полевой.

– Так должно быть, нагрузки здесь значительно выше, чем в группах подготовки. Это очень трудно, но пусть привыкают, – объяснял Николай Алексеевич собеседнику.

Удача москвичам улыбнулась: наметилась загранкомандировка, не столь продолжительная, как у "Арарата", зато более качественная. Послали "Спартак" в капстраны – в ФРГ и Англию, где сыграл в течение трех дней два матча: 22 февраля попал под каток "Гамбурга", находившегося на 11-м месте в Бундеслиге, – 0:6, а 25-го обыграл на островах "Дерби Каунти" – 3:1.

ПОЛНОЦЕННАЯ "ПЯТЕРКА" Льву ЗЕНЧЕНКО

Советские посольства и полпредства в зарубежных странах (особенно в недружественных капиталистических) внимательно следили за спортивными результатами и поведением соотечественников. Отчеты (доносы) отправляли в святая святых – в ЦК КПСС. Общий тон записок (так они на номенклатурном языке назывались) зависел прежде всего от результата. Разгром, учиненный "Гамбургом", ошеломил бдительных надсмотрщиков, и они тут же настучали на спартаковцев. Мало того что уронили честь и достоинство советского коллектива, допустили чудовищную политическую ошибку – не возложили цветы к могилам советских граждан и к памятнику Эрнсту Тельману. Цитирую: "Проявив неуважение к памяти вождя немецкого пролетариата, они занимались личными делами". То есть отоваривались в магазинах.

В ЦК партии потребовали вразумительного ответа. Пришлось Николаю Гуляеву писать объяснительную записку, в коей подробно изложил причины проигрыша: команда не так давно приступила к тренировкам на воздухе. В связи с нелетной погодой футболисты провели бессонную ночь в аэропорту Адлера, летели в ФРГ с пересадкой, почти трое суток не спали. Утомленные, уставшие, не успев восстановиться, вышли на поле. В первом тайме держались (0:1), во втором не выдержали физически и все пять мячей пропустили со "стандартов", причем два – с пенальти. Зато выиграли в Англии. Но это уже никого не интересовало. Что же до возложения цветов, инициативу в свои руки взял начальник Управления футбола Лев Зенченко. Сыграв на контратаках, Лев Кириллович в отосланной записке в Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС обвинил во всех тяжких работников Генконсульства. Угощу вас самыми вкусными кусками из его "выпечки":

"В своем объяснении руководитель делегации тов. Векшин В.И. и зам.руководителя делегации тов. Гаров В.В. сообщили, что в день игры (22. 02) представитель Генконсульства предложил руководству команды принять участие в возложении венков на братские могилы советских граждан 23 февраля. Было согласовано, что в гостиницу к команде прибудет к назначенному времени представитель консульства для сопровождения делегации. Однако представитель консульства в назначенное время не явился, команда ожидала его в автобусе около часа, неоднократно пытались связаться с Генконсульством по телефону, но там никто не отвечал (было воскресенье), а водитель автобуса не знал маршрута поездки. Автобус был заказан руководством команды специально для указанного мероприятия и был отпущен в связи с неявкой представителя консульства. За сувенирами в город команда не выезжала.

Генконсульство в течение двух дней не поинтересовалось о причине происшедшего недоразумения.

Одновременно следует отметить, что несмотря на то, что Генконсульство было информировано Совпосольством в Бонне о прибытии команды в Гамбург, в аэропорту делегацию никто из сотрудников консульства не встретил…" (РГАНИ. Фонд 5, опись 67, дело 129).

На документе помета: "В Отделе пропаганды ЦК КПСС ознакомились. Б.Гончаров".

Черные грозовые тучи проплыли мимо. Лев Зенченко, неоднократно получая от нас неудовлетворительные оценки, на сей раз заслужил полноценную "пятерку".

ЦСКА И ДРУГИЕ

Впервые за последние несколько лет армейцы круто изменили маршрут: отказались от облюбованной Болгарии и упорхнули за тридевять земель. Возглавлял команду новый тренер, бывший ее игрок Владимир Агапов. В Северной Америке играли в мини-футбол, с недавних пор в стране советской культивируемый. Выступили весьма успешно: в Канаде (Торонто) обыграли сборную Североамериканской лиги (8:4), в США расправились с "Атомсом" (Филадельфия) – 6:3, а в Сент-Луисе разгромили "Старз" - 11:4. На посошок сыграли в Мехико с чемпионом Мексики "Крус Асуль" в футбол обычный, нормальный. Обошлись без забитых мячей – 0:0.

Второй зарубежный сбор провели в столице Ирака Багдаде. Баланс встреч с "аборигенами" положительный: в четырех матчах три победы и ничья, общий счет мячей – 7:1.

В марте вернулись на родину – в середине месяца вступал в права его величество Кубок СССР. К этому времени подтянулись и остальные путешественники, в их числе "возвращенцы" – одесский "Черноморец" и кишиневский "Нистру", посетившие братскую Болгарию.

Одесситы – в первых числах февраля. На протяжении полутора месяцев тренировались и играли двумя составами. Мастера из пяти матчей в трех победили и дважды проиграли, у дублеров в трех встречах тоже два проигрыша при одной ничьей. "Нистру" прибыл туда позже. Пробыв дней десять, сыграл три матча (+1 =1 -1, 1 – 1).

Шестой клуб, выехавший перед началом чемпионата за рубеж, – киевский. В первых числах апреля (4-го и 6-го) динамовцы дважды встретились в Братиславе с местными клубами – "Слованом" (3:3) и "Интернационалом" (2:2).

ГЛАВНЫЙ ИНСПЕКТОР ОТМЕТИЛ ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Остальные команды, в их числе только что отмеченные, в поте лица пахали, бороздили то, что условно называли полями. Их работу проверяла специальная комиссия Управления футбола, а итоги проверки (на основании отчетов контролеров) подвел начальник отдела команд мастеров при управлении Григорий Пинаичев. С основными выводами из его доклада вас ознакомлю.

Работа большинства команд комиссию удовлетворила. Тренеры строго придерживались требований и указаний методистов, готовились более организованно и дисциплинированно, чем прежде. Значительно возросли объем (по 4 – 4,5 часа в день только практических занятий) и интенсивность тренировок. Отметил лучших – "Шахтер", "Кайрат", "Черноморец", московское "Динамо", особенно "Зенит и "Динамо" киевское. О них разговор отдельный.

"Останавливая внимание на положительных деталях, я не хотел бы, заслонять недостатки", – заявил Пинаичев и перечислил наиболее характерные.

1. Квалификация тренеров в целом возросла, но еще не все отвечали современным требованиям, рекомендации науки использовали слабо.

2. Занятия по технике и тактике все еще недостаточно приближены к игровой обстановке и носят в основном групповой характер – игроки всех линий выполняют одни и те же упражнения.

3. Неправильно истолковывается ставшее распространенным понятие "универсализация". Это не значит, что надо готовить исключительно игроков-универсалов, одинаково уверенно играющих на любой позиции. Безусловно, функции футболистов расширяются, увеличивается объем работы, но защитники, полузащитники и нападающие остаются, и следует обратить внимание на совершенствование их основных функций.

4. Мало внимания уделяется работе над такими важными техническими приемами, как отбор мяча, обводка, финты, игра головой, удары по воротам из сложных положений…

5. Многие тренеры недооценивают теоретические занятия, в тактической подготовке футболистов имеются серьезные недостатки. Тактические занятия ограничиваются установкой на матчи и разбором игры. Пинаичев предложил наряду со сдачей контрольных нормативов по технике и "физике" организовать проверки и сдачу зачетов в области тактики.

Журналисты обратили внимание еще на один существенный недостаток, присущий многим командам. Как нагружать игроков, тренеры знали, значительно хуже обстояло дело с реабилитацией, восстановлением организма. Как правило, после матчей, раз в неделю, футболисты парились в сауне, и им делали массаж. В остальные дни после тренировок, отнимавших больше физических сил, чем игры, ребята отдыхали, как говорили тогда, "пассивно". То есть были предоставлены себе самим: перебрасывались в картишки или находили занятие поинтереснее, повеселее.

Все познается в сравнении. Многочасовые нагрузки, взятые на вооружение тренерским корпусом, в сравнении с "потогонной" системой, внедряемой Германом Зониным в "Зените" и новыми киевскими специалистами, наверняка воспринимались как приятные прогулки по тенистым аллеям сочинского Ботанического сада.

"ЗЕНИТ"

Приступил к работе еще в начале декабря прошлого года. Прервала ее поездка в ФРГ, где ленинградцы провели три игры со слабыми командами (+2 =1 -0, 9 – 6). Вернулись в канун Нового года, 31 декабря. Весь январь готовились дома, в залах, а в феврале подались на юга. В начале марта корреспондент молодежной ленинградской газеты Юрий Коршак попросил Зонина подвести предварительные итоги. Герман Семенович доволен: проделали колоссальную работу, сохранили курс на интенсификацию, насыщенность занятий. Тренировки в основном трехразовые, даже в дни контрольных матчей часа полтора "пахали". Суммарное время двух занятий, дневных и вечерних, – около пяти часов. Третье – утреннее, круговое.

Что это такое? Игроки делились на три группы. Одна работала над повышением скорости и силовых качеств, другая отрабатывала удары по воротам, третья выполняла тактические упражнения. Через каждые 20 минут группы меняли содержание занятий. А в коротких паузах на расслабление игроки возились с мячом. "Ни одна минута не пропадает зря", – не мог скрыть удовлетворения тренер ("Смена" от 3 марта).

Чтобы ощутимее представить, что собой представляли зонинские тренировки, взглянем на них глазами корреспондентов спортивной газеты. Алексей Леонтьев: "После одной из контрольных игр Зонин собрал футболистов, которые, по его мнению, плохо играли, и провел с ними тренировку по особому плану. Ох и жарко же было на поле! Глаза тренера заливал пот, но он все время подбрасывал игрокам мячи, стараясь направить их так, чтобы футболист до удара по воротам резко повернулся, сделал рывок… И, что примечательно, с каждой минутой темп увеличивался, однако тренер не сдавался. "Двужильный он, что ли? – сказал, еле переведя дух, один из футболистов. – Иной раз лучше сыграть три тайма, чем выдержать такую тренировку…" ("Советский спорт" от 23 марта).

Юлия Сегеневича командировали в ленинградскую команду, дабы поделился впечатлениями с читателями газеты об увиденном и непосредственно от тренера услышанном. Присутствовал Сегеневич на обычной полуторачасовой тренировке, названной им по насыщенности "околопредельной": непрерывное движение, навесы, удары с ходу без подготовки, бесчисленные рывки, единоборства, спецупражнения повышенной сложности… Все это сумасшествие – на максимальной скорости под непрекращающиеся крики Зонина: "Быстрее, еще быстрее!" За воротами стояли шофер "Зенита", медперсонал, добровольцы. Дабы поддержать заданный темп, они немедленно возвращали в поле не попавшие в ворота мячи.

Небольшой фрагмент из отчета потрясенного журналиста. Людей впечатлительных, слабых здоровьем попрошу удалиться: "Минут за десять до завершения занятия выбился из сил и устало опустился на скамью Хромченков. Его партнер по нападению Жигунов довел тренировку до конца, но в заключительном упражнении на расслабление – отжимание от барьера – силы оставили и его. Припав к барьеру и жадно ловя ртом воздух, он только и выдохнул: "Не могу, сил нет". Между тем, вечером команде предстояло провести в Дагомысе еще одну полуторачасовую тренировку" ("Советский спорт" от 4 апреля).

– Не слишком? – спросил корреспондент тренера.

– Мы в таком режиме четыре месяца тренируемся, – был ответ.

На аналогичный вопрос Зонин ответил и Леонтьеву: "Мы не боимся перегрузок… При регулярном и внимательном контроле тренер имеет возможность видоизменить тематику занятий и нейтрализовать отрицательные явления". В планировании занятий, медицинском контроле активное участие принимала бригада научных работников Института физкультуры имени П.Ф. Лесгафта. По их рекомендации технике уделяли утренние и дневные часы: организм после сна легче воспринимает сложные упражнения. Вечернее время отводилось тактическим занятиям. Кандидаты наук, доценты изучали личность футболистов, психомоторику, быстроту реакции, умение управлять в сложной игровой обстановке своими движениями… Психологи исследовали совместимость, взаимоотношения между игроками и игроков с тренером.

"ДИНАМО" (КИЕВ)

Работа киевских наставников, основанная на глубоко продуманной и разработанной научной методике, получила высокую оценку Григория Пинаичева. Небольшие выдержки из его доклада: "Система подготовки киевского "Динамо" отличается, если иметь в виду средства и методы, от общепринятой. Основной акцент делается на создание оптимальных соотношений высокого уровня физических качеств и эффективных тактико-технических действий. Тренеры добиваются этого посредством различных моделей тренировочных занятий. Содержание очередных тренировок коллегиально обсуждается руководителями команды накануне занятия…

Тренеры киевского "Динамо" поддерживают тесные контакты с кафедрой футбола Киевского института физической культуры. Она оказала помощь в разработке режимов работы, применяемых динамовцами. Научные работники ведут наблюдения за тренировочным процессом".

Пора уже объяснить употребление множественного числа применительно к киевским тренерам и назвать их имена. Об увольнении Александра Севидова на исходе сезона-73 вам должно быть известно из предыдущих глав. Получив бразды правления, Валерий Лобановский настоял на приглашении своего друга и единомышленника Олега Базилевича. Друг и единомышленник, не раздумывая, оставил успешно тренируемый им "Шахтер" и переехал в Киев. Вот как это было. Ссылаюсь на первоисточник, книгу Валерия Лобановского "Бесконечный матч" (литературная запись блестящего журналиста Александра Горбунова), вышедшую в свет в 1989 году в издательстве "Физкультура и спорт".

Получив предложение возглавить киевское "Динамо", Лобановский позвонил Базилевичу. Содержание телефонного разговора – на 72-й странице:

" – Петрович, похоже, есть возможность поработать вместе.

– Понимаю, – с присущим ему юмором ответил он, – тебя выгнали из "Днепра" и ты просишься в "Шахтер", который в турнирной таблице выше?

– Если бы так, – мне было не до смеха. – Речь идет о киевском "Динамо".

– ???

– Да, именно так, мне только что сообщили об этом, – сказал я.

– Отказываться нет смысла, – ответил Базилевич".

Руководство клуба не против приглашения Олега Петровича. Однако возник естественный вопрос – в какой роли? "Еще одного старшего тренера", – в ритме блица сделал ход Валерий Васильевич. Известно, что в штатном расписании не предусматривалась должность второго старшего тренера. Во многих командах старший по совместительству исполнял и обязанности начальника команды. "Не важно, как его должность будет называться на бумаге. Главное – суть", – объяснял Лобановский руководителю. Тот не возражал – Базилевича оформили начальником команды.

ТРЕНЕРСКИЙ ДУЭТ

Друзья работали на равных, сообща составляли планы занятий, руководили тренировочным процессом, определяли тактику на каждый матч, состав и многое другое. Валерий Васильевич в многочисленных интервью не уставал повторять: "Мы оба – старшие". Так впервые в высшей лиге осуществилось коллективное руководство. Из провозглашенного партией после смерти тирана курса на коллективное руководство ничего путного не вышло: как показала жизнь, это нереально, в нашей стране – фактически скрытая монархия: все решает один человек. Разве что власть не передается по наследству. Тем интереснее проследить, как смелый эксперимент приживется и что из этой затеи получится в футболе.

Игроки были в курсе. Столкнувшись с нетипичной ситуацией, подтвердили – оба тренера на равных проводили тренировки, оперативно, по мере поступления, разруливали материальные, бытовые и прочие проблемы. На вопрос журналистов, кто главнее – Лобановский или Базилевич, футболисты отвечали: "Оба. Это проявляется в мелочах. Иногда срочно кому-то надо отлучиться со сборов – съездить в институт или проведать семью. Обращаешься к Базилевичу или Лобановскому, и они, не советуясь друг с другом, сразу решают вопрос. Раньше такого не было – все вопросы решал старший тренер".

Лобановский, вы об этом знаете, прибыл в команду за три тура до завершения минувшего чемпионата. Сначала присматривался к ней и только на исходе осени принял боевое крещение – самостоятельно готовил динамовцев к встречам 1/8 финала Кубка УЕФА с западногерманским "Штутгартом". По итогам двух встреч киевляне проиграли – 2:3. В новом сезоне друзья-товарищи приступили к работе по совместно разработанному плану. Начали в первой декаде января в гимнастическом зале "Динамо". Занятия проводил мастер спорта международного класса по гимнастике В.Шаменко. Опробовали все снаряды и батут. Сыграв в мини-футбол, отправились в бассейн водного стадиона "Динамо", где тоже руководил тренировкой профессионал. В программе зимнего сбора и непрофильная легкая атлетика.

Лобановский и Базилевич, когда занятия проводили специалисты, следили за процессом со стороны и обменивались репликами. С журналистами общались охотно, спокойно отвечали на набивший оскомину вопрос о тренерском тандеме. Рассказали о задаче первого периода – до выезда в Гагры заложить крепкий фундамент общефизической подготовки. Глобальную цель провозгласили без излишней скромности: "Создать команду, конкурентоспособную в СССР и в Европе".

"ЛЕХА, БРОСАЮ "ДИНАМО"

Соратники сразу озадачили футболистов новым, нестандартным подходом к привычным, рутинным тренировкам. День начинался с взвешивания и измерения кровяного давления. Ветераны ворчали: "Кому это надо? И без давления пять раз чемпионами были". Тренировкам предшествовали теоретические занятия. За полчаса до выхода на поле усаживались перед макетом и следили за передвижением фигурок. Тренеры объясняли, чем будут заниматься игроки всех звеньев, кому куда бежать, какие упражнения выполнять и т.д. и т.п. Содержание занятий и продолжительность моделировались (научный термин, введенный в обиход тренерским штабом) на макете. И к теории многие игроки относились поначалу скептически. О несомненной пользе новшества мы узнаем чуть погодя из уст журналиста.

О том, что такое тренировки по Лобановскому, рассказывают "пострадавшие". Евгений Рудаков: "Самыми трудными для нас были весенние сборы. Мы узнали нагрузки, каких никогда раньше не испытывали". Позже ребята с ужасом смотрели на фотостенд, выставленный на базе в Конча-Заспе, с запечатленными на нем моментами работы на черноморском "курорте" и, словно не веря глазам своим, спрашивали друг у друга: "Неужели это мы?"

И через десять лет Олег Блохин не мог избавиться от пережитого кошмара. Фрагмент из его мемуаров "Право на гол" (издательство "ФиС", 1984) извлекаю солидный. Он того стоит:

"Весной 1974 года мы по традиции выехали на сборы к Черному морю. Потом эти дни ребята вспоминали с улыбкой и… с содроганием…. У нас появились сразу двое старших тренеров! И все, что они ни делали, казалось вздорным, все воспринималось нами в штыки…

Тренировались мы на юге по три раза в день… Нагрузки повысились раз в пять. Объем, интенсивность, скорость, атлетизм… У меня, например, да, впрочем, и у многих других динамовцев начали сильно болеть мышцы спины, которые никогда раньше так не нагружались… Естественно, новый метод тренировок приживался в команде с большим трудом. Порой предложенные тренерами упражнения вызывали чуть ли не открытый протест у команды.

Помню, приходили на занятия в зал, а посреди него – легкоатлетические барьеры, пудовые гири, тяжелые набивные мячи. После основательной разминки все должны были выполнить тест. Набивной мяч следовало подбросить не руками (руки в это время были заняты другим набивным мячом!), а ногами, потом пролезть под барьером, толкнуть гирю десять раз, еще пробежать, перепрыгнуть через барьер, снова поупражняться с мячом. И все это в быстром темпе, в пределах контрольного времени! Выполнив тест, я прилег на мат и закрыл глаза. Вдруг слышу голос Базилевича: "Устал?" Я взглянул на него, ничего не ответил. А он с улыбкой говорит:

– Отдохни чуток и еще раз попробуй.

– Хоть стреляйте, – говорю ему, – больше не могу!

В тот день, войдя в свою комнату, я швырнул бутсы под кровать, устало плюхнулся в кресло и сказал Буряку:

– Все, Леха, бросаю "Динамо"… Пусть Лобановский свои опыты проводит с другими. Я не могу больше…

В ту весну, кажется, полкоманды собиралось уходить".

Когда после одной, похожей на описанную Блохиным тренировки тренеры торжественно сообщили "испытуемым", что занятия проводились по тесту, разработанному для космонавтов, у ребят ни сил не оставалось, ни эмоций, чтобы испытать чувство гордости.

"ЭСТРАДНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ"

Оценку новой, прогрессивной методике тренировок мы услышали от ответственного работника Управления футбола, болезненного восприятия "драконовских" методов – от самих футболистов. А сейчас предлагаю ознакомиться со взглядом со стороны - с эмоциональным потрясением, испытанным журналистом Валерием Березовским на одной из тренировок киевлян в Леселидзе: "Никогда бы не подумал, что тренировку можно смотреть, как смотрят игру, зрелище… С чем ее сравнить? Пожалуй, она смотрится как некое эстрадное представление, в котором один номер быстро сменяется другим и ни один не похож на предыдущий. Серии упражнений через определенные промежутки времени перемежаются игрой в квадратах разной конфигурации, жонглированием, перепасовкой мяча или ударами по воротам. 104 удара нанес Анатолий Шепель в тот день… Здесь рывок, так рывок: от углового флага до углового флага, а на подходе к воротам, будь любезен, прибавь еще и – по голу!..

Как зрителя, меня поразила удивительная синхронность действий всех участников тренировки, ее отрепетированность, что ли. Потом уже узнал, что так оно и есть – тренировку сначала мысленно проводят за столом, репетируют на макете, чтобы на поле она прошла без сучка и задоринки, чтобы ни одна минута не пропала даром. Таким образом достигается качество и интенсивность занятия" ("Советский спорт" от 2 апреля).

За итогами нового, прогрессивного метода, внедренного друзьями-товарищами в тренировочный процесс во время весеннего сбора, обещал внимательно следить Григорий Пинаичев. Приведу его слова, завершившие анализ работы киевских тренеров на юге: "Если будут засвидетельствованы рост мастерства динамовцев Киева и повышение класса игры команды в целом, то, на мой взгляд, целесообразно по окончании сезона сделать их опыт общим достоянием. Всесоюзное совещание тренеров могло бы в этом случае изучить новое в системе подготовки киевлян и рекомендовать его командам для использования в практической работе".

Мы с вами не станем дожидаться окончания сезона и по ходу его пристально, в мощную лупу понаблюдаем за деятельностью киевского дуэта. А в следующий раз расскажу о наиболее интересных, порой в нарушение действующей инструкции, изменениях в составах команд, о задачах тренеров на сезон. И чемпионат запущу.

Газета № 7498, 17.11.2017
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...