00:00 26 октября | Футбол
Газета № 7770, 26.10.2018

Когда нисходит вдохновенье

19 марта. Ереван. Стадион "Раздан". "Арарат" - "Бавария" - 1:0. Бьерн Андерссон (с мячом) прорывается сквозь строй защитников хозяев.
19 марта. Ереван. Стадион "Раздан". "Арарат" - "Бавария" - 1:0. Бьерн Андерссон (с мячом) прорывается сквозь строй защитников хозяев.

Летопись Акселя Вартаняна. 1975 год. Часть третья

Весна 1975-го перенасыщена событиями: еврокубки, сборная, открытие чемпионата… Ни одно без внимания не оставлю, опишу в анонсированной последовательности.

Жребий вознамерился существующий в природе закон равновесия сохранить. Если на первых двух этапах создал ереванцам режим наибольшего благоприятствования, дав на съедение соперников удобоваримых, легко проходимых, то в четвертьфинале воздвиг препятствие практически непреодолимое – мюнхенскую "Баварию". С Киевом, наоборот, проверив его жизнеспособность на "орешках" разной степени крепости, отдал ему на растерзание самого из семи уцелевших тщедушного, худосочного, турецкий "Бурсаспор". Распоряжайся им, как посчитаешь нужным, кушай на здоровье. Приятного аппетита. Можешь не благодарить.

"Бавария": вывеска старая, содержание новое

"Арарат" в самом престижном турнире тусовался, Кубке чемпионов. С него и начнем. Вернее, с соперника, далеко за европейскими границами известного. Помимо всего прочего, звездами небосклон футбольный в 1974-м усыпал, кои золото в придачу к новому Кубку мира (старый, отданный навечно сборной Бразилии, выкрали) получили. Но все это, как говорится, мемуары. В футбол играют не с вывеской, не с титулами и медалями, а с конкретной командой – здесь и сейчас. А сейчас "Бавария", сохранив, за небольшим исключением, прежний состав, значительно утратила былую силу.

В сезоне-1974/75 после 20 прошедших в бундеслиге туров ютилась на 14-м месте, проиграла половину из сыгранных матчей – десять. Разность мячей у чемпиона ФРГ трех последних лет и актуального владельца Кубка чемпионов унизительная: 29-36. Почти по два мяча за игру пропускала оборона, состоящая из чемпионов мира. Звонкие пощечины (1:3, 2:5, 1:6) от соперников заурядных стали обыденностью. Катастрофическую ситуацию объясняли огромными физическими и психологическими нагрузками. Игроки провели в течение сезона за клуб и сборную в общей сложности 129 матчей. Люди устали. Капитан команды Беккенбауэр, человек-компьютер, совершал необъяснимые ляпы. Глубокий кризис переживали Шварценбек и Герд Мюллер, человек-гол, агрегат для добывания голов. Забил он к тому времени за сборную 68 мячей в 62 играх, в чемпионате – 269 в 314, в еврокубках – в среднем по одному, 45 в 45.

Хенесс, перенесший после перелома ноги тяжелую операцию, не так давно приступил к тренировкам. Брайтнер из-за интриг Беккенбауэра, требующего вывести его с Хенессом из сборной, перешел в мадридский "Реал". Из чемпионов мира только вратарь Майер сохранил приличную форму. Провальное выступление в чемпионате привело к смене тренера. Удо Латтека, с ним "Бавария" добыла груду драгметалла, освободили от занимаемой должности. Но и при новом наставнике, Диттмаре Крамере, команда ни разу еще не выиграла. Спад формы после череды громких побед – явление естественное, но столь глубокого падения мало кто мог ожидать. Приобретенные игроки сборных Дании (Хансен) и Швеции (Торстенссон и Андерссон) проходили период акклиматизации в новом коллективе. Знакомились с аборигенами, притирались друг к другу.

Никак Виктор Маслов, желая сыграть с "Баварией" (см. "СЭ" за 19 октября), знал о ее бедственном положении. Об этом можно судить по реплике Виктора Александровича сразу после жеребьевки. На вопрос корреспондента ереванского "Коммуниста" (от 24 января): "Довольны ли вы?" – ответил без раздумий: "Вполне. Я предполагал, что нашим соперником будет "Бавария". Противник, по-моему, вполне подходящий". Поводов для радости все же не было. В каком бы бедственном состоянии ни находилась "Бавария", мастера высочайшего класса способны были собраться на один-два матча.

В ее пользу и ранние сроки четвертьфиналов – 5 и 19 марта. В ФРГ сезон в разгаре, у нас еще не начинался. А условия, в каких готовился "Арарат" (о них рассказано в прошлой публикации), не способствовали обретению нужных игровых кондиций. Магия имени все же давила на психику, потому и с тревогой ожидали предстоящего в Мюнхене матча. Между тем шансы если не на благоприятный, то хотя бы на обнадеживающий исход все же были, что игра и подтвердила.

Не дотерпели

На состоявшемся в Москве собрании команды с напутственным словом и пожеланием успеха выступили председатель Спорткомитета Армении Р. Асатрян, новый начальник Управления футбола страны Анатолий Еремин и его заместитель Никита Симонян, под руководством которого "Арарат" в 1973-м добился наибольшего в своей биографии успеха, выиграл первенство и Кубок. Второго марта ереванцы вылетели в Мюнхен, а на следующий день провели две тренировки в присутствии многочисленных зрителей, журналистов, специалистов и тренера "Баварии" Крамера. Он не счел необходимым делиться впечатлениями от увиденного.

Сказать, что "Бавария" на протяжении всего матча имела неоспоримое преимущество, не сказать ничего. Этому способствовало и пассивное поведение ереванцев, изначально настроенных на удержание нулевого счета, согласных и на минимальный проигрыш. Сугубо оборонительная игра, бездеятельность обычно мобильных, активных полузащитников, разрыв связей между линиями… Расчет на контратаки не сработал: ни тебе скорости, ни внезапности. Что хозяевам оставалось? Совершенно верно, атаковать. Делали это без присущего им прежде блеска. Владея территорией, мало что реального создали, когда же угрозы возникали, исходили не от Мюллера, растворившегося среди своих и чужих, а от молодого да раннего Румменигге, будущей звезды. Забить ему не позволил голкипер Алеша Абрамян, безусловно, лучший игрок в составе обеих команд.

Время шло, нули на табло мирно посапывали. Хозяева разнервничались, сбились на навал, что было на руку "Арарату". До осуществления мечты оставалось всего ничего – 12 минут. И тут грянул гром. Громовержец, он же недолечившийся Хенесс (тренер поднял его с лавки после перерыва), при попустительстве подуставших, потерявших концентрацию защитников, выполнил возложенную на него миссию отменно: пробил с разворота сильно и точно в нижний угол. Мастерство не пропьешь. 0:1. Терпимо. Продержаться бы. Не довелось. Дрогнул безукоризненно игравший Абрамян, неверно заняв позицию, проморгал запущенный Торстенссоном "парашют". Минуты через три исправился, не дал Мюллеру воспользоваться единственным за 90 минут шансом. Из таких позиций Герд с закрытыми глазами забивал. Два пропущенных в концовке мяча ситуацию осложнили. Не настолько, чтобы счесть ее безнадежной. Ответ получим во второй встрече, в Ереване.

Герд Мюллер обещал забить

Столица Армении бурлила, разговоры о футболе с неизбежными прогнозами не умолкали на улицах и площадях, в кафе и городском транспорте… 75 тысяч билетов разлетелось вмиг. Значительная их часть кассы стадиона миновала: распределялась высшими партийными и комсомольскими организациями. Надежды на благоприятный исход связывали не только с темпераментной поддержкой трибун, но и с улучшающейся с каждым днем формой игроков. За две недели ребята заметно прибавили, разбегались, раззабивались, что продемонстрировали в последней перед ответной игрой встрече с прошлогодним призером "Черноморцем". Победили крупно по счету и убедительно по игре – 3:0. Все еще тревожило физическое состояние игроков: выдержат ли предложенный с первых минут немцам темп? Что предложат, сомнений не возникало.

"Бавария" прилетела в Ереван спецрейсом в понедельник, за два дня до матча. Во вторник утром гости провели получасовую разминку на старом стадионе, Республиканском, а во второй половине дня – полноценную тренировку на месте предстоящей встречи, красавце "Раздане". Тогда и вправду был хорош: молод (1971 года рождения), привлекателен, глаз не отведешь. Время неумолимо, делает свое черное дело, разрушает здоровье и тело. В сегодняшнем старичке сложно угадать некогда пышущего здоровьем юношу.

Мифу о радостях в старости не верьте. Его молодые создали. Острослов Бернард Шоу одно преимущество презрелых годов подметил: "Старость – единственный способ прожить долго". Прав старик, не возразишь.

Немцы, полагаю, наслаждались живописной природой, в коей "Раздан" родился и жил, дикой зеленью среди живописных скал, нежились под ласковыми лучами ереванского солнца. Занятия прошли четко, организованно, без пауз, на одном дыхании. После небольшой разминки разбились на две группы, по семь человек в каждой, и азартно выполняли (в одно касание) известное в футбольной среде упражнение, именуемое "квадратом" (2х5). Пока товарищи развлекались, Майер в течение получаса истязал себя: метался в воротах под градом летящих в него "булыжников", утомившись, отходил в сторонку и усердно работал над развитием гибкости и ловкости.

Журналисты окольцевали небесных светил, засыпали вопросами. Звезды охотно вступали в беседу. Шварценбек, похвалив "Арарат" за стойкость в защите, не сомневался: запаса в два мяча для итоговой победы достаточно. Герд Мюллер тоже комплиментарно высказался о ереванской обороне, особенно о личном "телохранителе" Саркисяне. Забить, однако, обещал. Беккенбауэр признал игру "Баварии" с "Араратом" лучшей в сезоне. Тренер Крамер с капитаном солидарен.

И наш коуч Маслов ребятами доволен, "растут как на дрожжах", настрой запредельный. Сомнения в исходе все же одолевали. Трудно в начале марта конкурировать на таком высоком уровне, хватит ли сил?

"Только этого мало"

Смысл вынесенной в подзаголовок строки, рефреном звучащей в стихотворении Арсения Тарковского, раскроется позже.

Начал "Арарат" резво, более чем. Скопировав рисунок с мюнхенской игры, оккупировал чужую территорию, куда то и дело врывались и защитники. Особенно Григорян с Мирзояном, по разу проверившие бдительность Майера. Зепп в порядке.

Несмотря на жесткую персональную опеку, хозяева несколько раз были близки к цели, но, как и Абрамян в Мюнхене, спасал Майер. На 34-й минуте он все же капитулировал. В 1937 году при­ехавшие в СССР баски показали высший пилотаж: многоходовые комбинации головой разыгрывали, били мощно и точно, как ногой, и забивали. Нечто подобное в миниатюре продемонстрировали ереванцы в эпизоде с забитым голом. Иштоян завершил фланговый проход дальним навесом, Казарян головой направил мяч в штрафную площадь, а Андреасян, перепрыгнув Беккенбауэра и Шварценбека, опять же головой аккуратно положил мяч в левый от Майера нижний угол – 1:0. Впереди час времени, забивая с такой периодичностью, можно решить вопрос. Не все потеряно.

Андреасян, будто орошенный обильными черноморскими дождями, расцвел, напомнил себя сезона чемпионского. Главное действующее лицо ереванского спектакля, несмотря на плотную, порой жестковатую опеку, легко, не замечая сторожей, передвигался по полю, покрывал большие расстояния, от своей штрафной до чужой. Изобретал, подыгрывал, организовывал, защите помогал, атаку поддерживал и, как видите, забил. На волне успеха ереванцы организовали настоящий штурм, а защитники немецкой крепости, обычно в себе уверенные, надежные, запаниковали, хаотично отбивались, не успевали за своими "подопечными". В таком ключе проходила концовка первого тайма и начало второго.

С течением времени скорости снизились, напор иссякал. Случилось то, чего Маслов опасался, – горючее кончалось, забарахлил, зачихал мотор. Издержки весеннего периода. А немцы за полтора часа создали один реальный момент, когда Мюллер, обещав забить, слово не сдержал, промахнулся.

На пресс-конференции по выражению лица Крамера трудно было определить его внутреннее состояние. Радость в связи с решением задачи он прятал глубоко, в душевных недрах, а проигрыш, пусть и в отдельно взятом матче, больно бил по самолюбию. Часто люди, особенно дипломаты, вообще политики и обслуживающие их СМИ (в этом перечне женщины вне конкуренции), используют язык для сокрытия истинных мыслей. Крамер, похоже, говорил, что думал:

"Арарат" сегодня сыграл намного лучше, нежели мои подопечные, которые забыли, как играют в современный футбол… Мы не имеем морального права праздновать общую победу. Нас прижали к собственным воротам, нам продемонстрировали превосходство во владении мячом, нас превзошли в движении. Советские футболисты должны были выиграть эту встречу с более внушительным счетом. "Арарат" за две недели встал на ноги, мы же словно бы присели".

Победа над именитой "Баварией" (пусть не похожей на себя, не в лучшем состоянии) приятна. Крамер не льстил, говорил правду. "Арарат" действительно переиграл сильнейшую в Европе команду, превзошел ее во всех линиях (кроме вратарской, Абрамян получил внеплановый отпуск), был лучшим во всех компонентах игры: быстрее, мобильнее, техничнее, острее, тактически грамотнее… Все хорошо, "только этого мало". В полуфинал вышла "Бавария".

Короткая встреча с "Араратом" подошла к концу. Остался Киев. Он и обеспечит нас работой. Надолго. Сегодня люди были бы этому рады. А в советском прошлом, будем справедливы, при всех изъянах системы Конституция победившего социализма гарантировала гражданам реальное (из множества декоративных) право, право на труд.

Принципом не поступились

Исход поединка с "Бурсаспором" сомнений не вызывал. Не только потому, что советский футбола в те годы на уровне клубов и сборной заметно превосходил турецкий. "Бурсаспор" и в Турции котировался низко. Скромный, мало кому за границами государства известный, плелся на одиннадцатом месте. Единственная достопримечательность – югославский тренер Абдулла Гегич.

В первой игре, гостевой, советский чемпион принципами не поступился, применил выездную модель. Ранг соперника, его реальное состояние, разница в "образовании" для тренеров ничего не значили. Принцип важнее: главное – не пропустить, но и о контратаках не забывать. А там как получится. С соперником, многое гостям позволявшим, контратаковали чаще и смотрелись эффективнее. Но лишь один, в середине первого тайма, выпад материализовался в забитый Онищенко гол. В остальном поведение чемпиона, воспитанного, приученного скромно вести себя в гостях, не изменилось.

Шестого марта "Советский спорт", не желая обидеть лучшую команду страны, слегка пожурил ее: "Поведя в счете и видя, что соперник явно ниже классом, наши игроки и в конце первой, и во второй половине матча играли уверенно, надежно, уважая соперников, но без тех дополнительных волевых усилий, которые могли бы понадобиться во встрече с более сильной командой".

В тот же день корреспондент "Правды Украины" А. Мельник выразил ту же мысль более акцентированно и объяснил причину сдержанности киевской команды: "Динамовцы… затратили для победы ровно столько, сколько требовала ситуация. Причина такого практицизма станет понятной, если учесть, что на стадионе в Бурсе находилась турецкая сборная во главе со старшим тренером… Во втором тайме киевляне закрылись, не находя нужным до поры до времени выкладывать свои козыри. Они без видимого напряжения… сохранили на табло результат, в который мы все так верили".

Это правда (и "Правда" могла быть правдивой). Тренер турецкой сборной Джошкун Озары приехал в Бурсу с 19 футболистами. Они внимательно следили за тренировкой и игрой киевлян. Причину пристального интереса тренера сборной к зарубежному клубу объясню в следующий раз. А пока нам принять турецких гостей надо.

Бледная тень "домашней модели"

Оказавшись в тесном кольце журналистов, Гегич поплакался: плотный график вынудил проводить матчи в спринтерском режиме, игра в Киеве станет пятой за десять дней. Из-за травм потеряли двух ведущих игроков. Удивил неплохим знанием крылатых фраз классиков марксизма. Несколько переиначив одну из них, изрек: "Терять нам нечего, а приобрести мы можем многое". Слава тебе господи, что не весь мир. Дежурные слова, больше смахивающие на браваду (здесь уместно сравнить с монологом героя басни Сергея Михалкова "Заяц во хмелю"), впечатления на слушателей не произвели.

Киевляне, ожидавшие увидеть лучшие образцы домашней модели с обилием забитых голов, заполнили трибуны республиканского стотысячника. А увидели бледную тень ее, я бы сказал шарж. Однако никто не смеялся. Да, хозяева владели территорией и, естественно, мячом. Но турки, что удивительно, защищались грамотно, спокойно, цепко, быстро перегруппировав силы, создавали численный перевес на различных участках поля. Темп (его и темпом назвать трудно), предложенный хозяевами, позволял им это делать. Глубоко заблуждается тот, кому показалось, что я делюсь личными впечатлениями,. Изложу три (из множества) коротеньких отрывка из отчетов украинской газеты и киевских корреспондентов союзных.

Критически оценил увиденное экс-динамовец Йожеф Сабо на страницах киевского издания "Молодь Украiни" (от 22 марта): "Большая самоуверенность не позволяла вовремя включать обороты, а мяч сам по себе, без посторонней помощи, попадать в цель не хотел".

Г. Борисов ("Советский спорт" от 22 марта): "Киевляне грешили однообразными передачами ,и по-настоящему опасных ситуаций у ворот гостей до перерыва не было". С третьим познакомлю чуть позже.

Умиротворенное состояние хозяев воодушевило Гегича. Небольшой фрагмент из подслушанной журналистом установки в перерыве: "Вы видите, что у соперника не клеится игра… Не бойтесь идти вперед. Проигрывать не хочется, но и ничья нас не устраивает. Попробуйте организовать несколько острых контратак". Попробовали. Не получилось. Мало знать, и уметь надо бы, знания в жизнь претворять.

Когда же динамовцы по совету Сабо "включили обороты", туркам не до контратак стало. Защищались, гасили возросшую активность хозяев единственно доступным способом – запрещенными приемами. Один, на 72-й минуте, привел к пенальти, четко исполненному Колотовым. А на 87-й издали пробил Мунтян. Мяч попал в защитника и от него, дезориентировав вратаря Расима, прошмыгнул в ворота – 2:0.

Результат ожидаемый. Однако способ, каким был достигнут, то есть содержание игры с оппонентом, мягко говоря, уровня несопоставимого, удовлетворить не могло и даже вселяло некоторую тревогу. Выразил ее, тщательно подбирая слова, киевский журналист Михаил Михайлов в "Футболе-Хоккее" (№ 12): "Вне всякого сомнения, следующий соперник окажется гораздо более твердым орешком. И вот тут возникает вопрос: если экономная игра, опробованная во встрече с "Бурсаспором", вполне оправдала себя, то значит ли это, что она способна гарантировать успех и в следующем круге? Хорошо бы убедиться, что на вооружении у команды имеется и установка на игру изо всех сил".

Из иной цивилизации

Кто следующий? Жребий ответил дня через два: не чета "Бурсаспору", из иной цивилизации, высоко в мире котируемой, со знаком качества: "Сделано в Голландии". Немедля его представлю: ПСВ, клуб из города Эйндховена. Долгое время пребывал в тени грандов, "Аякса" и "Фейеноорда". Чемпионат страны выигрывал четырежды. Давненько. В последний раз в 1963-м.

Со временем окреп, богатенькие хозяева "прибарахлились", разжились тремя шведами из национальной сборной: Нордквистом, Дальквистом и нашим знакомым Ральфом Эдстремом. Добрым его не назову. Запомнился в 1972-м в товарищеском матче Швеция – СССР (4:4), когда хет-трик соорудил. Все три мяча забил верхней конечностью. Голову даровал ему создатель не только для выражения мыслей и потребностей разных интеллектуальных, но и как мощное орудие (сравнимо с булыжником в руках пролетариата) для заколачивания голов. Природа наделила его высоченным, под два метра, ростом, чем он эффективно, порой эффектно, в воздушных схватках пользовался.

И своими сборниками ПСВ обзавелся. За лучшего вратаря "оранжевой" сборной ван Брекелена владельцы миллион "зеленью" отстегнули. Сумасшедшие по тому времени деньги. Братья ван де Керкхоф, Рене и Вилли, молодые таланты, к сборной привлекались. Талант чуть позже раскроют, но и теперь в клубе на ведущих ролях. Вилли, "мозговой центр", конструировал, изобретал, реактивный Рене по прозвищу Ракета бороздил правую бровку, обыгрывал, навешивал, простреливал, забивал, случалось. В общем, пользу приносил, как и брат, зримую. И на других ребят взгляд тренера сборной все пристальней останавливался.

28 туров в голландском первенстве миновало, а ПСВ, оседлав турнирную вершину, не собирался ее покидать: свесив ноги, нахально посматривал вниз на возмущенных неслыханной дерзостью выскочки "Фейеноорд" и лучший в недавнем прошлом клуб мира "Аякс". Вот так дела.

Жребий, дав Киеву передохнуть, заморить червячка, перекусить "Бурсаспором", такой вот сюрприз приготовил. Не шутки шутить обладатель Кубка Голландии в евротурнир пожаловал. Настроенный решительно, сметал на пути к высокой цели все и вся: ирландский "Ардс" (4:1 и 10:0), польскую "Гвардию" (3:0 и 5:1), грозную и мощную в те годы португальскую "Бенфику". По нулям дома и 2:1 в Лиссабоне. Все три победы (две из них крупные) одержаны в гостях. Как в Киеве себя поведет? Это и желали увидеть десятки тысяч жителей украинской столицы, миллионы телезрителей по обе стороны государственной границы и многочисленные, во­оруженные остро заточенными перьями (пользуюсь устойчивым бородатым штампом) журналисты.

"Яркая вспышка большого футбола"

Они и встречали приземлившийся в киевском аэропорту "боинг". Налетев на тренера Райверса пчелиным роем, записали и мгновенно растиражировали короткий его спич: "Прошу иметь в виду, что для нашего клуба самая большая цель сейчас – выигрыш звания чемпиона Голландии. "Динамо" мы видели по телевидению в матче с "Айнтрахтом". Команда сильная, быстрая. Мы надеемся, что дадим хороший спектакль, зрители скучать не будут. Не возражал бы против счета 2:2, 3:3, 4:4". Конечно же, тренер не возражал бы против гостевой результативной ничьей. Более того, мечтал о ней. Реальность (как часто бывает она жестокой) разбила хрустальные мечты вдребезги, рассыпав осколки по газону киевского стадиона. Виновниками этой разрушительной работы восторгались наперебой, осыпали комплиментами, порой чрезмерными, но в целом заслуженными. Несколько примеров.

"Молодь Украiни" (от 12 апреля). Внештатный корреспондент газеты, экс-динамовец Йожеф Сабо, коротко описав игру, резюмировал: 1. Киевское "Динамо" – команда высочайшего класса, способная обыграть любого соперника. 2. Готовясь к сезону, тренеры использовали новейшие достижения спортивной науки. 3. Уровню игры динамовцев могут позавидовать лучшие клубы мира.

К. Михайлов, штатный корреспондент "Вечернего Киева", писал в номере от 10 апреля: "Что касается воли, мужества, скорости, подвижности и высоких бойцовских качеств, преимущество "Динамо" было очевидным".

Пока достаточно. Захлебываясь от восторга, я о самом матче чуть было не забыл рассказать. Так что же натворил, вернее, сотворил наш чемпион 9 апреля на Республиканском стадионе? В двух словах: в блестящем стиле разгромил лидера голландского чемпионата – 3:0. Чтобы рассказать подробнее (в разумных пределах), слов потребуется больше. Ссылаюсь на мнение специалистов. Если в первые четверть часа хозяева не то чтобы побаивались, чуть переоценили возможности ПСВ, то гости несколько недооценили киевлян: действовали подчеркнуто уверенно, на грани вальяжности, самолюбования. Киевляне к ним присматривались, ждали, как поведут себя, какой фортель выкинут. Поняв, что ничего "кидать" не собираются, всерьез за дело взялись.

Голландцы не были к этому готовы и уже на 17-й минуте за свою самонадеянность поплатились. Получив от Мунтяна пас на ход, вихрем пронесся по правой бровке Трошкин. Промчавшись, все сделал по науке: прострелил на набегавшего Колотова, который и завершил простенькую комбинацию. Небольшая деталь: к не совсем удобной передаче (на уровне груди) Колотов успел приноровиться и, наклонившись, головой точно пробил. Умница.

Оказавшись под сильным давлением, голландцы совершили несколько детских ошибок. Сначала многоопытный Нордквист потерял позицию, затем расхваленный нами ван Беверен выронил мяч. Онищенко подарком воспользовался. Третий, тоже на добивании, провел Блохин. Победу крупную, заслуженную Лев Филатов объяснил посетившим киевлян вдохновением, что не так часто случалось. Скажем прямо – по большим праздникам. Филатов, главный критик Лобановского в советский период его деятельности, воздавая должное блестящему специалисту, строго, но справедливо с него спрашивал, когда тот давал весомый для этого повод. Обобщенно выразил свое отношение к киевскому тренеру позже, в 1980-е годы. А пока восторг и восхищение: "Мы все чаще в последнее время сталкиваемся с вялостью, с игрой вполсилы, а иногда с прямым игнорированием душевных категорий, с попытками самонадеянно подменить их категориями техническими. И вот яркая вспышка самого что ни на есть большого футбола, и мы увлечены и покорены прежде всего человеческим смыслом происшедшего на наших глазах события. Нет, никуда не деться от вечных старых истин, одна из которых состоит в том, что выразить свое умение сполна можно, лишь будучи воодушевленным. И спасибо динамовцам за это напоминание" ("Футбол-Хоккей" № 15).

Завидую человеку, способному точно, емко, выхватив суть, чередуя упреки с восхвалением, выразить основную мысль. Вы, Лев Иванович, аплодировали прекрасной, вдохновенной игре киевской команды, а я, сняв шляпу, Вам. Именно так, с большой буквы.

Вдохновение – особа капризная, надолго не посещает. Важно максимально воспользоваться коротким ее визитом. Чемпиону удалось. В целом игра складывалась неровно. Хозяева могли увеличить счет, гости – его сократить. Голландцы показывали моментами игру экстра-класса: прекрасно взаимодействовали, выполняли тонкие и точные на разные расстояния передачи, добротную технику, атлетизм, умение обороняться и атаковать большими силами. Тогда-то и возникали у ворот Рудакова серьезные угрозы. Из выгоднейшей позиции не попал в цель Керкхоф, который Вилли. Он же, получив передачу от брата, вышел на рандеву с Рудаковым, обвел его и… не попал. А Эдстрем, ему Фоменко дышать не давал, улучив момент, ударил. Штанга "грудью" защитила ворота. Кто-то перебросил мяч через покинувшего пост Рудакова, но кругляш, облизав перекладину (что за манеры!), опустился на сетку с внешней стороны…

Моменты возникали преимущественно в последние полчаса, когда хозяева, удовлетворенные достигнутым, взялись за старое, счет удержать старались. Это не прошло мимо внимания самых доброжелательных обозревателей, находившихся под впечатлением от прекрасных, светящихся счастьем цифр на табло.

Райверс шутить изволит

Лобановский, когда эйфория чуть утихла, упреки принял и с журналистами объяснился: "Конечно, сказался достигнутый счет, игроки не могли не почувствовать, что им почти все удалось, и несколько успокоились. Но главное, конечно, это то, что в начале апреля нам трудно быть готовыми к игре такого высокого накала на протяжении полутора часов. Нам еще придется побороться за общую победу во втором матче… ПСВ-то ведь силен, это теперь не секрет".

Тренеры-прагматики не устают твердить: игра забывается, а счет остается. По натуре романтик, я не мыслю такими категориями. В игре "Динамо" с ПСВ (да и вообще в жизни) запоминаются отдельные прекрасные мгновения. Остановить их невозможно, как и забыть. Помнишь всегда, пока жив, хранишь в памяти, эмоциональной и душевной, переживаешь, проживаешь заново. Время над ними не властно.

Нам еще на пресс-конференцию успеть бы. Повезло. Застали речь несколько растерянного, я бы сказал обескураженного Райверса:

"– Мы хотели забить хотя бы один мяч. В первом тайме до этого было слишком далеко, а во втором от нас отвернулась удача. Киевляне играли лучше и заслуженно победили. Но через две недели на поле ПСВ их ждет тяжелое испытание.

– Нам это известно, – вступил в диалог Лобановский, – тем более что мы знаем богатый потенциал и возможности ПСВ. Но и динамовцы через две недели сыграют лучше, чем сегодня".

Забугровый коллега мгновенно отреагировал на последнюю фразу Валерия Васильевича и угостил аудиторию небольшой порцией юмора:

"– Какое счастье, что встреча состоится не через два месяца. Можно представить, в какой "Динамо" будет тогда форме".

Смех и аплодисменты не позволили ему договорить. Обещание устроить киевлянам серьезное испытание оставим на усмотрение голландского тренера, довольного уже тем, что матч состоится не через два месяца, а всего через две недели. Ну так до встречи, герр, или как вас там, господин (не товарищ же) Райверс. И вас, господа читатели "СЭ", приглашаю в Эйндховен. Из нашего сегодня – через неделю. Очень на это надеюсь.

Газета № 7770, 26.10.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...