Газета № 7446, 15.09.2017

Валерий Сарычев. Шин Уй Сон и корейский договорняк

7 сентября. Москва. Валерий САРЫЧЕВ в редакции "СЭ". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 1990 год. Валерий САРЫЧЕВ в игре за московское "Торпедо". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
7 сентября. Москва. Валерий САРЫЧЕВ в редакции "СЭ". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

В гостях у "СЭ" побывал бывший вратарь московского "Торпедо", который уже 25 лет живет и работает в Корее

Отыграв последний чемпионат Советского Союза (его "Торпедо" стало третьим и вышло в Кубок УЕФА), Сарычев уехал в Южную Корею – на просмотр в "Ильву". В 32 года. Тогда сложно было представить, что в Корее Валерий отыграет еще около 10 лет, станет лучшим вратарем лиги, перейдет на тренерскую работу и даже получит гражданство.

В Россию он приезжает раз в год. Обычно после окончания сезона, в межсезонье.

Сейчас прилетел в начале осени на пару недель – в разгар чемпионата. Впервые за 25 лет корейских лет Сарычев без работы.

– Почему? – первый вопрос гостю.

– Так как я работаю с вратарями, то человек – зависимый. Нужен главный тренер. Есть два известных специалиста, с которыми работаю, но они пока без дела. Один ушел из молодежной сборной, а со вторым мы не смогли стать чемпионами в клубе. Он ушел, а я с ним. Был недавно вариант в Японии, в женской команде, но я отказался. Одному не хотелось туда ехать. Мы должны были попасть в "Чонбук", но тренер, несмотря на коррупционный скандал, остался – выиграл Лигу чемпионов Азии.

СНАЧАЛА НЕ ПОНЯЛ, ЧТО МЕНЯ ПРОЗВАЛИ "РУКОЙ БОГА"

– Давно у нас не было таких экзотических гостей – людей с корейским гражданством. Как вас правильно называть? Что написано в паспорте?

– Мы же в России – поэтому и будем использовать русские имя и фамилию. А в Корее звали бы уже соответствующе. Хотя там у меня есть два имени. Когда начинал, фамилию Сарычев они разделили на три части – Sa Ry Chepu. Для простоты, чтобы легче было выговаривать. Они всегда стараются сократить. И получилось, что Sa Ry – мое имя, а Chepu – фамилия.

– Представим, что вы сейчас разговариваете с корейскими телезрителями. Как бы сейчас представили себя?

– (следует короткий монолог на корейском языке, который вы можете посмотреть в видеоверсии беседы на сайте "СЭ").

– Это очень интересно. А что вы сказали?

– "Здравствуйте. Меня зовут Sa Ry Chepu". А еще меня называют Шин Уй Сон. Это второе имя. И если люди услышат любое из них, сразу поймут, о ком речь.

Свободно уже говорите по-корейски?

– Нет! Не считаю, что свободно. Всё понимаю, могу общаться... Но хорошо знаешь язык – это когда, допустим, приходишь на местное ток-шоу и спокойно разговариваешь. А я так не могу. Поэтому не оценю свои знания как достаточные, чтобы уверенно себя чувствовать. Но в футбольной работе хватает – меня понимают. А это самое главное.

– Что сложнее: русскому человеку выучить корейский, или наоборот?

– Мне лично корейский дается достаточно сложно. Когда я приехал в эту страну, не знал ни одного иностранного языка. Так английский пошел намного быстрее и легче, чем местный. Хотя жил в Корее, старался его понять и на нем много общаться. Но возникли сложности.

– Говорят, иностранцы в России первым делом учат русский мат – он богат и разнообразен. А корейский мат вы выучили?

– Конечно! А как без него?

– Он тоже так красочен, как наш?

– Нет. Русский мат – номер один в мире. С ним никакой другой не сравнится, ведь он специфический, оригинальный и очень существенный. И все используется конкретно по ситуации. А в Корее можно одно слово применять по всем направлениям.

– Какое же?

– Что мы, будем ругаться матом? (смеется).

– На корейском же. Никто не поймет.

– А вдруг корейцы увидят? Подумают: вот ненормальный. Но хорошо, скажу: "щибаль".

– Что это значит?

– Если перевести на русский, то я даже не сказал бы, что это мат. Но у них это достаточно серьезное ругательство. Если дословно, то что-то связанное с ногой. "Твою ногу", – как-то так. Или, допустим, "Кэ-сэ-кки" – "сукин сын".

– Есть известная история, рассказанная Владимиром Абрамовым: когда Заваров приехал в "Нанси" из "Ювентуса", его прозвали "свеклой". По-французски – "blette". Причина понятна: Заваров часто произносил "blette" при своих и чужих ошибках на футбольном поле...

– (Смеется). Всё понятно. Вы хотите узнать, не связано ли мое прозвище в Корее с матом? Нет, моё связано чисто с футболом. Причем сначала оно было именно прозвищем, а потом уже стало именем.

– "Рука бога"?

– Да. Произошло это в 1992 году. Помню, что узнал случайно. Смотрел выпуск новостей по центральному телевидению. Вижу – идут новости спорта после очередного тура. На экране – моя фотография. А я уже начал распознавать, как пишется Sa Ry Chep на корейском. И вижу, что рядом появилась другая надпись. Ничего не понял. На следующий день приезжаю на тренировку, все ребята подходят и говорят: "О-о-о-о! Шин Уй Сон!". Ну, думаю, Шин Уй Сон и Шин Уй Сон. А значит-то это что? Мне никто не перевел, русский в команде никто не знает. Потом проходит время – и узнаю, что это "рука бога". Оказывается, болельщики придумали.

А потом, когда мне дали возможность получить местное гражданство, долго размышляли, какое имя взять. Нужно ведь обязательно корейское. И один вариант рассматривали, и другой... А потом тренер говорит: "А чего мы вообще голову ломаем? Есть же у тебя Шин Уй Сон. Давай его и оставим". Так и пошло.

– И в паспорте у вас тоже написано "Рука бога"?

– Нет. В паспорте Сарычев, только на корейском. Не стал менять имя, просто теперь к нему часто добавляют еще и Шин Уй Сон. А в народе обе фамилии популярны.

МОИ ТРЕНЕРЫ ДВАЖДЫ БИЛИ СУДЕЙ

– Вы ведь до сих пор очень узнаваемы в Корее?

– Даже сейчас узнают, представляете? Хотя прошло уже 12 лет с момента, как завершил карьеру. Иногда заходишь в магазин – встречают, общаются, желают удачи. А когда играл, все было еще сложнее (смеется).

– Говорят, во многих азиатских странах отношение к иностранцам сильно меняется в лучшую сторону, когда выучишь их язык и традиции?

– Скажу именно про Корею. К примеру, иностранца приглашают в страну, чтобы он помог в определенной области. В моем случае – в футболе. Позвала команда, которая была почти всегда последней или предпоследней, и тут при мне она сразу же, в первый же год, занимает второе место, отставая от лидера на одно очко, выигрывает Кубок. Следующий сезон – чемпионство. Третий – опять золото. Четвертый – чемпионство. Пятый – победа в Азиатской Лиге чемпионов, Суперкубок Азии и Межконтинентальный кубок. И все вокруг смотрят и думают: за счет чего команда выигрывает, кто внес вклад, проявил себя ярче всех?

В эти моменты человек, который приехал из-за рубежа, становится в глазах народа тем, кто сделал результат. Допустим, у Хиддинка было то же самое. По поводу его приглашения долго спорили – нужен он или нет. И тут Гус делает результат, выводит сборную в полуфинал ЧМ-2002. Всё! Он становится национальным героем. Его имя вписано в историю золотыми буквами, и никто и ничто его имидж именно в Корее уже не испортит. Даже скандалы. На веки веков человек становится легендарным. Могут даже памятник ему поставить.

– Хиддинку поставили?

– Я не видел. Но, может, где-то и есть. В том же музее спортивном. Я туда как-то заходил, там есть бюсты местных выдающихся личностей, поднявших Корею на определенный уровень и принесших огромную пользу. Если взять меня, внутри страны я как-то повлиял на результат одной команды, и меня признали не только специалисты, а народ. Дали мне в благодарность кличку, превратившуюся теперь в имя. Вот что для корейцев важно, когда речь идет об иностранцах. А освоение местного языка идет уже потом. Хиддинк ведь тоже не знает корейского!

– Тамошние болельщики – какие они? Какая у них особенность?

– Они менялись в течение моего пребывания в этой стране. Сначала, в первом сезоне, удивлялся играющей на стадионе музыке. Идет матч, а она не смолкает на протяжении всех 90 минут. Установлены большие динамики, народ приходит, смотрит матч и слушает мелодии. Потом, видимо, музыкальное сопровождение запретили. У клубов начали появляться собственные фанаты. Раньше их не было – люди, скорее, переживали за определенных звезд или своих игроков, которые выделялись. Или за сборников, имевших в народе большой приоритет. А сейчас все примерно то же самое, что и в Европе: командные активные поклонники, которые так же размахивают флагами, кричат, матерятся.

– Оскорблений с трибун много?

– Если сравнивать с Россией, то, кажется, там все-таки чуть либеральнее зрители относятся.

– А что кричат судье?

– Ох! Много чего. Если тот накосячит, даже подраться с ним могут, побить. Правда, не болельщики.

– А кто?

– В мое время арбитров били тренеры.

– Ваш тренер тоже?

– Да. На моей памяти это случалось два раза.

– Что за истории?

– 1992 год. Играем в Ульсане с "Хендаем". Уступаем в счете 1:2. Две минуты до конца. Соперник сел в оборону, хочет удержать победу. Идет длинная передача от нашего центрального защитника в район линии штрафной. Наш нападающий, с соперником, не успевающим и находящимся за спиной в двух-трех метрах, скидывает грудью хавбеку. Тот набегает, сильно и точно бьет с 20 метров слета. Мяч от штанги залетает в ворота. 2:2! Футболисты "Хендая" разочарованно падают на колени. Упустили победу.

Пауза.

И тут судья свистит. Показывает – штрафной. В нашу сторону. Никто не понял, в чем дело. Даже соперник. А арбитр не объясняет. Штрафной с той точки, откуда наносился удар. И все. Самое интересное, что рядом с нашим форвардом даже не было никого. Тут тренер поднимается со скамейки, подходит к бровке, зовет всю команду и уводит с поля. Скандал. Истекли две оставшиеся минуты, раздается финальный свисток. "Хендай" выиграл – 2:1. Мы стоим на беговой дорожке, возмущаемся. А наш тренер, напротив, спокоен. Смотрит, как судейская бригада идет тройкой в раздевалку. Как только те подошли к боковой линии, он сначала что-то сказал (опять же – спокойно), тот молчит. И тут тренер как дал ему головой – прямо в лицо! Арбитр упал.

Итог – штраф и дисквалификация. По-моему, на 10 матчей отстранили нашего тренера. И еще сняли два очка с команды. Мало того, что не заработали заслуженный балл, так еще и не досчитались.

– А второй случай?

– Там был, по-моему, опять же матч с Ульсаном, только кубковый. Кажется, полуфинал. Счет 0:0. Минут за 5-10 до конца проход по флангу, чужой нападающий выбегает на подачу, бьет головой и промахивается. Сам, без посторонней помощи, никто не мешает. И тут судья свистит. Пенальти! В итоге проиграли 0:1. Ну, наш второй тренер и врезал арбитру после матча.

– Это коррупционные истории? Не просто же так судьи чудили? Что с ними потом было?

– Скажу так: сначала тоже думал – предвзятость. Такие вещи есть в любой стране. Домашняя игра, фактор своего поля как-то влияет на действия рефери. Но потом понял, что некоторые арбитры даже если захотят подсуживать, все равно не смогут. Они просто не умеют судить!

ОДНАЖДЫ УЧАСТВОВАЛ В ДОГОВОРНОМ МАТЧЕ

– Случались в чемпионате Кореи разбирательства, когда кто-то попадался на взятках, на ставках?

– Конечно. Даже пару лет назад громкая история была. И в прошлом году серьезный резонанс возник. Там ведь всё очень строго: если человек попался, то всё: ему надо или уходить самому, или его дисквалифицируют пожизненно. Но все зависит от того, насколько взялись за дело. Вот несколько лет назад в истории, где футболисты за деньги участвовали в тотализаторах, обеспечивали определенный результат, порядка 50 человек дисквалифицировали. А трое из них даже покончили жизнь самоубийством. Не сами игроки, а люди, связанные с тотализатором.

– Не выдержали позора?

– Да. Это ведь репутация. Если твоя вина официально доказана, то всё, тебе дорога везде закрыта.

– Вам хотя бы раз предлагали деньги?

– Никогда! К иностранцам не подходят, это очень опасно. Люди договариваются с местными игроками, которые знают кухню. А как подойдут ко мне? Они же не подозревают даже, какой будет реакция. У меня нет агентов, через которого можно действовать, я не играю на ставках и никогда этого не делал. В СССР ведь не было такого вообще.

А вот местные попадались. И потом всплывали истории. Я работал у Пусане, там дисквалифицировали на год парня. Спрашиваю его: "За что? Тоже участвовал в тотализаторах?". Отвечает: "Да, мне предложили деньги. 10 миллионов в местной валюте. Но я отказался!".

– Тогда за что наказали?

– На него донесли. Когда вышли на агента, занимавшегося этими делами, он всех сдал. Рассказал, кому предлагал: одному, другому, третьему. А взял ты или нет – это уже не так важно. Ты попался. Тот парень не брал. Но ему предложили. Поэтому и дисквалифицировали на год. Может, там еще и итоговый результат матча совпал с тем, который с него изначально просили. Через 12 месяцев футболисту вновь разрешили играть.

– Что же ему нужно было делать? Прийти с повинной?

– Самое смешное – это то, что люди, которых ловят и арестовывают, в ходе допроса все друг друга сдают (смеется). Это не наша российская система. Вот только попался человек – и все, кто замешан был в каких-то делах вместе с ним, обязательно получит вызов для дачи показаний.

– Проводится предупреждающая работа вообще с игроками?

– Обязательно. Перед каждым сезоном приезжает президент федерации и все объясняет.

– Странная схема получается. Можно заслать человека в конкурирующий клуб, предложить его футболисту сдать игру, а потом донести это в соответствующие органы. И того накажут, даже если он честен.

– Не то чтобы совсем странно... Если футболиста наказывают – значит, какие-то моменты все-таки были, подозрения где-то оправдались. Плюс еще и все перестраховываются. Вот сознается, допустим, агент: "Да, я этому игроку предлагал. Мы вроде договорились, он почти дал согласие, но потом в последний момент передумал". Но всё равно сомнения по поводу этого человека уже будут. Вот тот парень, о котором я выше рассказал, как раз так и ответил мне: "Был контакт, согласовывали дело, но потом я решил отказаться".

– 10 миллионов – большие деньги?

– Нет, не очень. Но, возможно, и результат у футболиста просили обеспечить не какой-то глобальный. Может, не гол специально позволить забить, а, допустим, определенное количество фолов совершить или желтую карточку получить.

– Вы сами хотя бы раз в Корее участвовали в договорном матче? Или, может, подозревали, что участвуете?

– Лично со мной не договаривались, но я на самом футбольном поле понял, что что-то нечисто. Это был 1995-й год. Мы второй раз подряд стали чемпионами, в последнем матче сезона играли на Кубок. А этот турнир там тоже по круговой системе: каждый встречается с каждым по разу, лучшая команда по очкам завоевывает трофей. Нет системы плей-офф.

Так вот. Есть знаменитый корейский футболист, выступавший в прошлом в ФРГ, Бум Кун Ча. У него был огромный авторитет, ведь он очень проявил себя за рубежом, а это всегда там сильно ценится. Когда в 1990-м Бум Кун Ча завершил карьеру и вернулся на родину, почти сразу начал тренировать "Ульсан Хендай". Говорят, сильно изменился в характере. Это распространенное явление в Корее – люди, и без того популярные, если вдруг еще и получают высокую должность, начинают считать себя пупом земли. Мне ребята и рассказали, что наш главный тренер, которого тоже уважали в стране, очень уж этого Бум Кун Ча не любил. Ведь тот приехал из Германии, начал всех учить, как нужно в футбол играть, применять немецкие традиции по поводу и без, жена на него влияние оказывала...

Словом, мягко говоря, отношения у них не сложились, и нашему тренеру всегда было очень важно победить "Хендай" и не дать ему возможность что-то выиграть. Кстати, это всегда удавалось при мне.

Возвращаясь к нашей истории. Мы чемпионы, в Кубке уже ничего не светило, выставляли на игры даже молодых ребят. "Хендай" в последнем туре Кубка играл с "Дэо", а мы – с "Пхоханом". "Пхохану" нужно было обыграть нас в два мяча, чтобы взять кубок. А "Дэо" с "Хендаем" бьются, это же две автомобильные корпорации, непримиримые соперники, там невозможно никак договориться. В общем, играем мы, идет первый тайм – 0:0, все нормально. А там "Хендай" ведет 2:0 у "Дэо". Выходим после перерыва, а я смотрю – главный подходит к заднему защитнику и что-то ему шепчет. Потом еще к одному. Мне ничего не говорили, да я и не понял бы. Игра продолжается, я стараюсь не пропустить, что-то даже спасаю, все-таки имидж, но чувствую, что характер игры поменялся, соперник напирает. В общем, забивают нам один, второй, ну и игра успокаивается. Тут у нас выходит молодой парень, его, видимо, не предупредили, как дал в девятку метров с двадцати пяти! 2:1. Ладно, играем дальше, минут 20 осталось. И тут же подача, и головой в падении наш снова забивает – 2:2. Ну тут защитники как зашевелились! И давай пускать. Просто пробегают мимо мяча. Я раз выручил, второй, на третий пропускаю – 3:2, потом 4:2. Думаю, уже неприлично как-то, последняя игра сезона, пора бы заканчивать. Но это еще не все. Пошел мелкий дождик, и у нас парень с угла ударил низом, и вратарь "Пхохан" прозевал – 4:3. Мама родная, последние две минуты это было нечто! Проиграли 5:3. Что там было и как, не знаю, но не догадаться было сложно. Хотя и без доказательств.

– Какие могут быть санкции к команде, если все вскроется?

– А вот в прошлом году ситуация, скандал с "Чонбук Моторс", там все серьезнее. Отрыв был от второго места 9 очков, "Чонбук" должен был чемпионом становиться, но возник скандал с судьями. Арестовали двух самых лучших арбитров Кореи. Выяснилось, что они получали деньги. Судьи всех сдали, и в список тех, кто был замешан, попал главный тренер "Чонбук". Сняли с команды 9 очков. Весь отрыв – и чемпионом команда не стала.

– А правда, что если людей в Корее ловят на коррупции, это часто заканчивается самоубийством? Мол, затронута честь семьи.

– Ну, вот как с бывшим президентом Кореи, который бросился со скалы. Вообще это типично корейская история – каждый преемник начинает расследовать деятельность предшественника. Ситуация постоянно повторяется. Друг под друга постоянно копают.

– В России несколько натурализованных футболистов и, вероятно, их будет больше. Вам когда давали гражданство, не звали играть за сборную?

– Это было первым предлогом, чтобы запустить процесс. Люди что-то говорили, но интерес на самом деле был только клубный. Я получил гражданство в 2000 году, и говорили про 2002-й, про чемпионат мира. Но думаю, это больше пропаганда, чем реальное намерение. Клуб был заинтересован в натурализации, чтобы я не считался легионером. А сборной я вряд ли помог бы в 43 года. Хиддинк все-таки разумный тренер!

КОРЕЙЦЫ МЕЖДУ СОБОЙ ДОГОВОРЯТСЯ. ЕСЛИ АМЕРИКАНЦЫ НЕ НАЛОМАЮТ ДРОВ

– Вас в корейскую армию не могли забрать?

– Меня не звали. А вообще в Корее должны служить все. Каждый мужчина, вне зависимости от возраста, обязан отдать долг родине. Это касается и футболистов. Есть армейский клуб. И это не номинально, там люди действительно проходят военную подготовку. Зарплату не платят, дают какие-то суточные. Есть, кстати, и полицейская команда, но она играет не в высшей лиге.

– Северокорейская угроза ощущается в повседневной жизни?

– Нет. Тут больше пропаганды. Поначалу я тоже реагировал на все эти моменты, а потом понял закономерность. Когда в КНДР есть нечего, северяне подводят войска. Весной и осенью. Южные что-то дают – рис, коров, и все, до следующего раза. Там ведь экономика слабенькая. Страна вообще пустая, никаких полезных ископаемых – ни на юге, ни на севере. Но юг занимается производством. Повторю – атмосферы страха нет. И вообще сейчас вопрос не в корейцах – северных или южных, а в американцах. Если они дров не наломают, корейцы договорятся.

– На футбол политика оказывает влияние?

– Президент может пойти на игру сборной. Но такого, чтобы члены правительства или представители элиты постоянно присутствовали на футболе, я не видел.

– Корея вышла на ЧМ-2018. Как эта команда сыграла бы с Россией?

– Вничью. Я то же самое и перед прошлым чемпионат мира говорил. Уровень примерно одинаковый. Хотя у Кореи сложностей больше. Ходили даже разговоры в стране, что лучше бы и не выходить на чемпионат, чтобы не позориться. Начались внутренние проблемы. Если бы не узбеки, которые натворили глупостей, корейцы могли и не пробиться из группы.

ГИТЛЕР ПО СРАВНЕНИЮ С МУНОМ – ПРОСТО НОЛЬ

– Вы как-то рассказывали, что владелец "Ильвы" был проповедником.

– Он сектант, а не проповедник!

– Вы же говорили, что по сравнению с ним Гитлер – маленький ребенок. Что он говорил на проповедях?

– (Смеется). Не знаю. Я просто слышал сам стиль проповеди. Он все это преподносил эмоционально, и я наблюдал, как реагировали люди.

– Как?

– Вот история. Наш клуб, в котором играл я и Генка Степушкин (защитник "Ильвы". – Прим. "СЭ"), поехал в Бразилию на сбор. Президент арендовал конференц-зал в дорогом отеле и читал проповедь. Я-то не понимал еще по-корейски, смотрю по сторонам, а кто-то "улетает", кто-то "прилетает". Генке говорю: "Слушай, Гитлер по сравнению с Муном – просто ноль". Он начал смеяться и никак не мог остановиться. Сижу и думаю, что за глупость сказал (смеется).

Потом, в 2006-м или 2007-м, президент арендовал стадион, а там все, как на концерте, – табло, динамики... 70 тысяч зрителей! Народ в трансе. Действительно, секта мунистов сильная. Особенно Япония и Латинская Америка.

– А что за бизнес был у президента?

– Насколько я знаю, он поднялся на продаже оружия. Очень тесные связи с КНДР. Правда, в Корее его не любили. Живой бог… Его как-то не воспринимали. Вообще секты не очень любят (смеется).

Он не жадный человек. Когда мы первый раз выиграли чемпионат, он всей команде на две недели организовал поездку в Америку. Просто, чтобы мы отдохнули в лучших отелях в Вашингтоне, Нью-Йорке... Через год после нашей победы он организовал тур в пять стран Европы – полетели семьями. Подарки персональные были.

– Например?

– И мне, и жене золотые часы преподнес. Кроме того, именной портмоне.

КАРРЕРА ЗРЯ ПРИГЛАСИЛ СТОЛЬКО ИНОСТРАНЦЕВ

– Известно, что вы учились скрипке.

– Было дело (смеется).

– Судя по реакции, не самое приятное дело?

– Я не пошел в выпускной класс. Люблю прогрессивный рок. В советское время у нас были "Машина времени", "Пикник", "Кино" – эти группы меня действительно интересовали. Владимир Кузьмин.

– Как относитесь к группе "Ленинград"?

– Ну какой это прогрессивный рок? Даже не знаю, какой стиль. Я не поклонник. Ненормативная лексика в клипах сразу убивает интерес. Спел бы на нормальном русском языке лучше. Но привлекает людей, раз собирает по три миллиона просмотров.

– Ваша жена и дети не связаны с Россией?

– Дети просто не знают Россию, хоть и хорошо говорят по-русски. Живут в Северной Америке. Там они закончили университеты.

– Представим, вас позовут работать в российский клуб?

– Даже не думал об этом.

– Корея стала родной?

– Не то, чтобы родной. Меня там знают и где-то даже любят, но ощущаю, что все равно останусь там чужим. Всегда говорят: "Мы тебя уважаем, но возьмем лучше своего".

– В России не хватает такого подхода, учитывая обилие итальянцев в тренерских бригадах "Спартака" и "Зенита"?

– В принципе в любой стране мира действуют именно так. Ты всегда предпочтешь работать со знакомыми людьми и приглашаешь их с собой. Думаю, что в "Спартаке" сделали ошибку, потому что иностранцам нужно адаптироваться. Вот Каррере это удалось, но у него работали наши. Он зря пригласил итальянцев в таком количестве. Кстати, Слуцкому лучше поработать с незнакомыми людьми, это пойдет ему на пользу. Там совсем другая система, ему придется в нее вписываться, брать оттуда лучшее – и это хорошо.

– Вы раз в год прилетаете в Россию. Что вам кажется диким, а что нравится?

– 27 лет подряд приезжал зимой, а вот летом первый раз. Столько лет не видел лета в России! Москва стала очень красивой, аккуратной, чистой. Я много гулял по центру, летом город особенно красив. Столица резко изменилась.

КИТАЙСКИЙ ЧЕМПИОНАТ – КОШМАР

– Что такое чемпионат Китая – как он видится из Кореи?

– Да кошмар, и кроме денег, ничего нет. Бюджеты сумасшедшие, и все отработанные в Европе звезды едут туда зарабатывать, а футбол не поднимается. Уровень можно оценить по сборной. Раньше китайцы боролись за выход на чемпионат мира. В прошлом отборочном цикле они, по-моему, не попали в финальную квалификацию, а в этом, если не ошибаюсь, закончили на предпоследнем месте.

Одно время я говорил, что Россия пошла по китайскому пути развития футбола: денег очень много, а уровень катился вниз. Нельзя студенту сразу платить профессорскую зарплату. В Китае много местных талантливых ребят, но как только они попадают в профессиональные клубы, сразу получают большие зарплаты. Это убивают мотивацию, и человек не прогрессирует. То же самое происходит в России – футбол не растет, зато все зарабатывают.

– Кто самый сильный легионер корейского чемпионата?

– На данный момент это серб Деян Дамьянович из "Сеула" и бразилец Жаир из "Чоннам Дрэгонс". Конечно, в Корее нет игроков уровня Халка и Витселя, но легионеры достаточно интересные. Там считают деньги, а не разбрасываются ими, как в Китае. Китайцы берут состоявшихся исполнителей, а корейцы приглашают молодых. Предпочтут взять футболиста из второй лиги Бразилии, чем за сумасшедшие деньги Европы, но сравнимого по мастерству.

– За последние годы корейские клубы интересовались россиянами?

– В мои игроцкие годы – часто. Но сейчас корейцы практически не смотрят в сторону России, потому что наши стали очень дорого стоить. И потом… Корейцы же смотрят на уровень наших футболистов, получающих большие деньги. И в результате решили покупать бразильцев из второй лиги.

РЕБРОВ СИЛЬНЕЕ СЕЛИХОВА

– В России с подачи Андрея Канчельскиса время от времени начинают обсуждать вопрос, может ли вратарь стать хорошим тренером. И тем более – тренером сборной?

– В мире много таких примеров. Если у специалиста есть тренерский талант, какая разница, вратарь он или нет?

– Вы считаете, у Станислава Черчесова есть талант?

– Время покажет. Он такой же молодой специалист, как молода и наша сборная. Ему надо дать время. Но в какой-то степени с Канчельскисом соглашусь. Все-таки вратарь – специфическая работа, больше индивидуальная позиция в команде.

– Убедил вас Черчесов на Кубке конфедераций?

– Нет. Убеждает результат, а его не было. Появились проблески игры, но по качеству все равно уступаем. Но дело и в том, что уровень игроков недостаточно высок. На чемпионате мира сборной будет очень сложно.

– В "Спартаке" Каррера некоторое время назад усадил на скамейку Реброва, отдав предпочтение Селихову. Кто, на ваш взгляд, из вратарей сильнее?

– На данный момент – Ребров, конечно. Да, он иногда допускает необъяснимые ошибки, но нам всегда говорили: "Ребята, ловите то, что рядом. Выручить – это уже потом". Еще есть такой момент. Можно допустить ошибку, которая не повлияет на результат. Например, при счете 5:0 пропускаешь глупый мяч и это никак не влияет. А вот результативная ошибка важна для психологического состояния вратаря. У Реброва как раз бывают ошибки, которые не влияют на результат. Как было в игре с "Зенитом": 1:4 или 1:5 – разницы нет.

Правда, я не понял, зачем в следующей игре Каррера Артема поменял. Может быть, Селихов был в таком порядке. Однако и он допустил две глупые ошибки. С "Локо" два мяча на его совести. Один железно – четвертый, но и второй, когда с отскока забил Миранчук, тоже ошибка. Александр просто не просчитал момент. В то же время Селихова можно оправдать.

– Почему?

– Потому что у него нет игровой практики. Когда вратарь переходил из "Амкара" в "Спартак", я уже тогда сказал, что он делает ошибку. Ведь он полгода практически не играл. Каррера его ставит, хотя ошибки Селихова повлияли на результат и в игре с ЦСКА, и в игре с "Локо".

– Может ли Ребров в сборной выиграть конкуренцию у Акинфеева?

– Насколько я знаю, он говорит, что не хочет занимать место молодых. У Артема своя позиция, и я не могу его судить. Но пока говорил бы просто о том, что Акинфееву нужно создать конкуренцию.

– Кто это может сделать?

– Последние два года считал, что Крицюк – голкипер номер один. Казалось, что у него практически нет слабых мест. Потрясающе играл, когда переехал из Португалии в Краснодар. Почти без изъянов. По потенциалу это самый сильный вратарь, который должен быть первым номером сборной. И Акинфеев по потенциалу сильно ему уступает, но Крицюк не прогрессирует. В то же время Игорь все время держит уровень. Поэтому он номер один.

– Почему после всех ошибок Акинфеева продолжают считать безусловно первым номером сборной?

– Он действительно первый номер, а второго у нас сейчас нет. В этом и проблема. Мне становится смешно – в интервью каждый из вратарей говорит, что Акинфеев – лучший, а мы – вторые. Как будто нет амбиций. Правда, недавно вот Лунев сказал, что хочет занять это место. Только не надо ему петь дифирамбы.

– Кто самый недооцененный вратарь в России?

– Мне кажется, Беленов, хотя ему тоже уже за 30. Странно, что Черчесов отцепил его от Кубка конфедераций, особенно если сравнивать Беленова с Габуловым.

– Оцените эпизод из матча с Мексикой на Кубке конфедераций – кто ошибся в том эпизоде: Васин или Акинфеев?

– Любой специалист вам скажет, что вина полностью лежит на вратаре. Это мяч Акинфеева, он просчитался во всем, а Васин ни при чем. Идет длинный пас с отскоком от земли. Встречный для голкипера мяч, и это уже преимущество для него. Нужно просто выйти с голосом и сыграть. Сложнее было мексиканскому нападающему, он бежал на авось и сыграл до конца.

Акинфеев, скорее всего, крикнул Васину, что играет, тот тормознул. Мяч отскочил от земли, Игорю нужно было выйти, сыграть головой или принять на грудь, и этим ты уже отыгрываешь мексиканца, тот бы просто пролетал мимо. Возможно, наш голкипер хотел обойтись малой кровью, хотел сыграть ногой. Еще может быть, что побоялся столкновения.

– Игра на выходах – слабая сторона Акинфеева?

– Скажу так – это несильная его сторона.

6
Газета № 7446, 15.09.2017
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (6)

сладкий

Не зря Валерия в 17 лет приглашали в клуб высшей лиги СССР "Нефтчи" Баку

04:58 16 сентября

velikiy knyaz

В свое время мне Сарычев очень нравился. Надежный был вратарь

17:37 15 сентября

liti

Молодец!В особенности про сборную нашу!Что ловить им нечего на ЧМ18!

15:21 15 сентября

rustov

Великолепный был вратарь! Здоровья, успехов Сарычеву!

14:24 15 сентября

ведьмедь

И вратарь был хороший,спокойный и надёжный и интервью такое же .Всё по делу.

14:14 15 сентября

Уралмашевец

Хорошее интервью. И комментарии - по делу.

12:56 15 сентября