20:30 30 октября | Фигурное катание

Как теперь обыграть Загитову? Новые правила изменили фигурное катание

Алина Загитова. Фото AFP
Алина Загитова. Фото AFP
Несмотря на перемены, фавориты все равно чувствуют себя комфортно.

Едва ли не главным вопросом перед началом сезона был следующий: как изменения в правилах, принятые в июне на конгрессе ISU, изменят фигурное катание, в какую сторону оно станет эволюционировать, и кто выиграет от перемен. Прошло два серьезных турнира – этапы серии "Гран-при" в США и Канаде, и можно делать первые выводы. Пусть пока и предварительные – с окончательными лучше подождать до конца сезона, когда пройдет чемпионат мира.

Какие были изменения и зачем?

Напомним, что главных изменений было два. Первое – изменение "стоимости" прыжков (четверные стали стоить меньше) и системы бонусов/штрафов за исполнение элементов (то, что в протоколах называется GOE). Если коротко, то она была расширена с "-3"/"+3" до "-5"/"+5".

Зачем это было сделано? В последнее время много говорилось о том, что, мол, фигурное катание превращается в соревнования "попрыгунчиков", а из него уходят артистизм и красота. Мнение спорное и, на мой взгляд, не совсем верное, ибо фигурное катание всегда было техническим видом спорта, как, например, спортивная гимнастика или прыжки в воду – кто лучше исполнит технические элементы, и у кого они будут сложнее. Но, действительно, старая система судейства поощряла риск – было выгодно вставлять в программу как можно больше сложных элементов.

Показательный пример – четверной лутц, один из самых сложных и дорогих прыжков. Раньше он "стоил" 13,6 балла. Даже при жестком падении и максимальном штрафе – "-3" балла, получалось 10,6 балла. Плюс от итоговой оценки за технику отнимался еще один балл за падение. Тогда как идеально исполненный тройной лутц с максимальными бонусами приносил 8,1 балла. Поэтому многие шли на риск и старались исполнять не до конца освоенные элементы. И порой случалось так, что на соревнованиях побеждал тот спортсмен, кто упал меньше других, что, конечно, никому не нравилось.

Теперь же четверной лутц стоит 11,5 балла. Исполнив его идеально, можно заработать бонусами 5,75 балла, то есть в сумме получается 17,25 балла. Но если упадешь, то можно получить минус 5,75 – то есть выходит 5,75. Тогда как базовая стоимость тройного лутца – 5,9 балла. То есть теперь поощряются не риск, а надежность и качество исполнения элементов.

Второе главное изменение – введен лимит количества прыжков, исполняемых во второй половине короткой и произвольной программ, базовая стоимость которых будет умножаться на коэффициент 1,1. Теперь это один последний прыжок в короткой программе и три последних – в произвольной. То, что назвали "реформами против Загитовой", хотя первой активно практиковать перенос прыжков во вторую часть программы начала еще Евгения Медведева.

Как это теперь работает?

Борьба ISU за надежность, похоже, приносит плоды – рисковать фигуристы – в первую очередь речь идет о мужчинах-одиночниках – действительно стали меньше.

На американском этапе "Гран-при" из 12 участников только один попытался сделать в короткой программе четверной лутц – это был хозяин льда Винсент Чжоу, как раз таки имеющий репутацию "попрыгунчика". Он хотел исполнить его в каскаде с тройным тулупом.

Только три фигуриста попытались исполнить два четверных в короткой программе – это все тот же Чжоу, а также Морис Квителашвили, представляющий Грузию, и канадец Кевин Рейнолдс. Успеха им это не принесло: Чжоу стал шестым, Квителашвили и Рейнолдс – 11-м и 12-м соответственно. Чисто исполнен не был ни один из этих прыжков.

Наконец, только двое заявили каскад "4-3". Это Рейнолдс и чех Михал Бжезина. У последнего он получился – он чисто (на "+2,97" балла) исполнил каскад из четверного сальхова и тройного тулупа, стал вторым, и в итоге сохранил это место и по итогам всего турнира.

Что удивительно, и, наверное, показательно, чемпион мира-2018 американец Натан Чен, владеющий мощнейшим прыжковым контентом (в произвольной программе на Играх в Пхенчхане он чисто исполнил космические шесть (!!!) четверных), делал каскад из двух тройных – лутца и тулупа.

В произвольной программе на четверной лутц пошли только двое – Чен и Чжоу. Причем последний пытался исполнить его дважды – в каскаде и одиночно, но оба раза арбитры заминусовали элемент, во втором случае усмотрев еще и недокрут. А Чен ограничился только тремя четверными – но и особой нужды рисковать у него не было.

На этапе в Канаде картина повторилась. В короткой программе из 12 участников только один – россиянин Александр Самарин – делал четверной лутц. Только двое пытались сделать два четверных – японец Шома Уно и канадец Роман Садовский, ставший последним. И только трое – Уно, Садовский и Нам Нгуйен из Канады – исполняли каскады "4-3".

В произвольной на четверной лутц пошел только все тот же Самарин. Больше двух четверных исполняли только двое – Уно и Садовский. Японец вообще сделал четыре четверных, три из них на плюсы от судей, но он напортачил в короткой программе и должен был отыгрываться и рисковать. Интересно, что после всех этих элементов "ультра-си" Уно в концовке дважды упал на тройных прыжках, причем один из них – совсем простой тулуп. Но это не помешало ему выиграть и произвольную, и турнир в целом.

26 октября. Лаваль. Елизавета Туктамышева.

А как было раньше?

А теперь давайте сравним с тем, что было в тот же временной отрезок – на первых двух этапах "Гран-при", проходивших в Москве и Канаде – год назад. В Москве была битва Чена и Юдзуру Ханю. В короткой программе Чен сделал два четверных, один из которых лутц в каскаде с тройным тулупом – сейчас, напомним, был один четверной и каскад "3-3". У Ханю тоже было два четверных. Всего же два четверных в короткую программу помимо Чена и Ханю поставили еще трое – всего пятеро. А каскад "4-3" заявляли четверо.

В произвольной программе четыре человека исполняли четверной лутц. А пятеро делали больше двух четверных прыжков.

На этапе в Канаде состав участников был послабее, чем в Москве. В короткой программе четверной лутц делал один человек, два четверных заявляли прыжка трое, каскад "4-3" – четверо. То есть по двум последним критериям показатели выше, чем сейчас. А в произвольной больше двух четверных прыгали четверо – в этом году, напомним, таких было двое.

Тенденция прослеживается очевидная – рисковать и вставлять в программы сложные, но не вполне отработанные элементы действительно стали меньше.

Какие еще тенденции?

Многие мужчины в короткой программе последним прыжковым элементом, который оценивается с повышенным коэффициентом, стали ставить каскад – причем желательно надежный, без четверного, чтобы не в случае неудачи не остаться без дорогого элемента. На этапе в США, например, так поступили сразу семь человек, в том числе и такой мастер прыжков, как Чен.

Любопытно, что в женском катании ситуация прямо противоположная. Подавляющее большинство девушек как раз начинают с каскада, а последним прыжковым элементом рискуют ставить единицы. В их числе и Евгения Медведева. Замысел понятен – заработать побольше на повышенном коэффициенте. Почему рискуют? Сорвала первый прыжок – осталась без каскада, потому что прицепить второй уже некуда. Пока риск не оправдывается – реализуется негативный сценарий, как это было, например, у Медведевой.

Интересно, что Загитова, против которой, как многие полагают, и направлено это правило, на турнире в Оберстдорфе не рискнула ставить свой убойный каскад из тройных лутца и риттбергера во вторую половину – она открывала им выступление. Правда, в произвольной этот каскад как раз входил в тройку последних прыжковых элементов, равно как еще один каскад "3-2-2" и довольно дорогой тройной флип. Так что свои надбавки она все равно получила, хотя в случае падений есть риск остаться без дорогого элемента и потерять много баллов. Посмотрим, как будет в пятницу и субботу на этапе "Гран-при" в Финляндии.

Кто пока в выигрыше?

Первое впечатление – фигуристы, способные кататься чисто и стабильно, пусть и не владеющие большим количеством элементов "ультра-си".

Хороший пример – Михал Бжезина, занявший второе место на этапе в США. 28-летний чех, выигрывавший бронзу на ЧЕ-2013 и четвертым на ЧМ-2010 и ЧМ-2011, казалось, уже завершает карьеру. В Эверетте он исполнил по одному четверному в короткой и произвольной программах – и это был не самый трудный и дорогой сальхов, но при этом он оба раза опережал того же "попрыгунчика" Чжоу, в том числе и в оценках за технику.

С другой стороны, лидерам, хорошо владеющим несколькими сложными элементами, в каком-то смысле стало проще – им необязательно теперь сильно рисковать, достаточно просто хорошо делать то, что умеешь. Как, например, поступил все тот же Чен на этапе в США.

В какую категорию отнести главную героиню последних дней Елизавету Туктамышеву? Ни в какую. Россиянка делает тройной аксель – редчайший и сложнейший прыжок, который, например, не исполняют Загитова и Медведева. Исполняя его, она рискует. А в Канаде она помимо акселя делала в короткой программе и тройной лутц. По базовой стоимости программа у нее была даже дороже, чем у Загитовой в Оберстдорфе. Элементов "ультра-си" в арсенале Туктамышевой достаточно, в призах она могла быть и при старых правилах, и в при новых – вопрос только в исполнении. Сейчас оно появилось. Но чтобы конкурировать с той же Загитовой или японками, ей нужно всегда кататься на максимуме.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...