08:10 9 ноября 2014 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Олег Васильев: "Слава и внимание начали душить Липницкую"

  • Олег ВАСИЛЬЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
    Олег ВАСИЛЬЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Елена<br />ВАЙЦЕХОВСКАЯ
Елена
ВАЙЦЕХОВСКАЯ
1

"ГРАН-ПРИ" CUP OF CHINA

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Шанхая

Тренер Веры Базаровой и Андрея Депутата не скрывал после их проката, что несколько разочарован результатом турнира: весь пьедестал в парном катании заняли китайские спортсмены, в о время как россияне остались четвертыми. Спортсменам Васильев сказал коротко: "Все разборы полетов – в понедельник. Сейчас отдыхайте!"

После чего, собственно, я и включила диктофон.

– Тяжелый день получился, – сказал не дожидаясь вопроса Васильев. Еще и это столкновение у мальчиков, после которого они непонятно зачем вышли кататься...

– Брайан Орсер сказал мне, что до последней минуты не был уверен в том, что выпустит своего ученика Юдзуру Ханю на лед. Очень внимательно наблюдал за его реакциями и пришел к выводу, что спортсмен достаточно адекватен, чтобы продолжить выступления. Считаете, этого делать не стоило?

– Однозначно. Для начала меня сильно удивил тот факт, что Юдзуру после столкновения с Хань Янем вообще вышел на разминку, когда ее возобновили. В то время как китаец продолжал лежать пластом. И вел себя Ханю на последних минутах очень необычно. Много жестикулировал, показывал пальцами куда-то в пространство и для меня это был признак того, что он действительно очень сильно ударился головой и "плывет". Вы, кстати, видели сам момент столкновения?

– Нет. Не знаю уж, к сожалению, или к счастью.

– Ханю и Хань Янь одновременно заходили на прыжок с двух диагонально противоположных углов катка. Метрах в пяти друг от друга повернулись лицом на ход, увидели друг друга, но было уже слишком поздно что либо предпринимать. Никто из них даже руки не успел выставить. Хань Янь попал подбородком в висок Ханю, а тот подлетел вверх, поскольку более легкий, упал на лед и рассек свой подбородок.

Я видел этот момент в видеозаписи, и сразу понял, что при таком столкновении обоим нужно не кататься, а как минимум сутки лежать без движения, чтобы обойтись без тяжелых последствий.

Да, я понимаю, что у обоих спортсменов есть контракты, спонсоры, публика, но помимо этого есть и жизнь после спорта. Да и в самом спорте тоже: наверняка ведь и Ханю и Хань Янь собирались выступать до следующих Игр. Теперь, думаю, головные боли будут преследовать обоих очень долгое время. У меня ведь был очень похожий опыт – с Татьяной Тотьмяниной, когда она упала с поддержки и ударилась головой. Нельзя при столь серьезных сотрясениях мозга ни прыгать, ни вращаться. Когда речь идет об Олимпийских играх – я могу понять спортсмена, который готов пожертвовать чем угодно ради цели, к которой шел всю жизнь. Но делать это на этапе "Гран-при"...

– Все-таки Брайан Орсер, у которого тренируется Ханю, сам был спортсменом, дважды становился вице-чемпионом Игр, выигрывал мировое первенство.

– Не склонен считать, что Орсер сам принимал решение. Он – именно тренер. Которого японская федерация наняла для того, чтобы помогать спортсмену решать технические задачи, не более. И он точно так же подчиняется распоряжениям руководителей федерации. Наверное, Брайан мог возразить. Но не думаю, что эти возражения были бы приняты во внимание.

– То, что случившееся так сильно ударило по психике Максима Ковтуна, вас удивило?

– Меня гораздо сильнее удивило бы, если бы Максим откатался хорошо. Там ведь действительно все было ужасно: когда возобновили разминку, Хань Янь продолжал лежать пластом у выхода со льда. То есть выходить на этот лед спортсменам пришлось в буквальном смысле переступая через бездыханное тело, причем в тот момент вообще мало кому было понятно, жив китаец, или нет. Плюс – лед в крови. Ну и как после этого кататься?

– Сам Ковтун сказал, что получил поистине бесценный опыт, пройдя через это испытание.

– На самом деле это действительно так.

– А что можете сказать по поводу неудачного выступления Юлии Липницкой?

– Я предполагал, что так будет.

– Для этого имелись основания?

– Просто я видел Юлю еще в июле, когда мы вместе с группой Этери Тутберидзе тренировались в Новогорске. Видел, как она себя ведет, как реагирует на какие-то вещи. На мой взгляд, например, не очень правильно, когда Илья Авербух специально приезжает на базу для того, чтобы поставить Юле программы, а потом через прессу узнает, что одна из этих постановок спортсменке не понравилась.

– Вы считаете, что решение поменять произвольную программу принимала тогда сама Липницкая?

– Не знаю. Но вижу, что Юля, на которую после Игр в Сочи свалились и слава, и внимание великого множества людей, так и не взяла на себя ответственность за свой изменившийся статус. Эту ответственность надо именно брать. И нести по жизни – как рюкзак, понимая при этом, что как бы ни было тяжело – это твое. Если же этого не происходит, слава и внимание начинают очень сильно "душить" спортсмена.

Именно это, на мой взгляд, сейчас с Юлей и происходит: она никак не может справиться с ситуацией. Как, собственно, не справилась с ней в личном олимпийском турнире. Просто там, в Сочи, это было только началом процесса. Чем все это закончится, я предсказать не берусь.

– Нечто подобное происходило ведь в свое время и с Оксаной Баюл.

– Да, но Баюл ушла из любительского спорта почти сразу после выигранной в Лиллехаммере Олимпиады. Точно так же ушла после Игр в Нагано Тара Липински, а после Солт-Лейк-Сити – Сара Хьюз. Что с ними было бы, останься они в спорте, я не знаю. Юля же осталась. Причем для ее поклонников именно она, а не Аделина Сотникова, стала первой российской олимпийской чемпионкой. Пусть это и был всего лишь командный турнир.

Другими словами она, несмотря на свой юный возраст – звезда вселенского масштаба. И при этом совершенно отгороженный от реалий "взрослой" жизни ребенок. Поэтому ей и сложно начать во всем этом жить. А сделать это надо.

Нечто подобное сейчас ведь происходит и с Базаровой: ожидания, на нее возложенные, пока оказываются выше, чем способность Веры их реализовать.

– Почему вы говорите только про Базарову, а не про Базарову/Депутата?

– Потому что у Андрея несколько иная ситуация. Ребята пришли ко мне от других тренеров с разными проблемами, причем этих проблем у партнера было больше в силу того, что мышление у него во многом оставалось юниорским. Я даже побаивался, что справиться с этим для меня окажется сложнее, чем с теми трудностями, которые я видел у Веры.

По большому счету проблема-то у нее одна: неуверенность. Физически Вера может многое. Просто внутренне пока еще не готова "войти" в свое изменившееся состояние – стать именно той спортсменкой, которая прошла две Олимпиады, знает в парном катании все.

– И каков ваш прогноз на будущее?

– Я знаю, что мы справимся. Просто пока не скажу точно, как много времени на это потребуется.

– Результатом выступления Базаровой/Депутата в Шанхае вы, тем не менее, не довольны?

– Если выражаться сухим языком статистики, ребята сумели справиться с наиболее сложными элементами, которые не всегда получались у них даже в тренировках. Это безусловный плюс. Но не сделали того, что обычно делают хорошо. Это говорит о том, что полностью концентрироваться на всей программе и держать под контролем все свои эмоции Вере и Андрею пока не удается.

– Это ведь всего-навсего вопрос времени.

– Понимаю. Тем более что всего за четыре дня до турнира мы полностью поменяли короткую программу – порядок элементов, хореографию, заходы на прыжки.

– С какой целью?

– Я всегда считал, что вкатать можно любую программу, сколь бы сложной она ни была – нужно только время. Здесь же увидел, что мы дошли до определенной точки и как бы уперлись в тупик, перестали двигаться вперед. К тому, чтобы пробить эту стену, Вера с Андреем пока не готовы – слишком мало катаются вместе. Вот я и решил несколько изменить ситуацию.

Была и еще одна причина. Вера достаточно давно просила о том, чтобы тройной тулуп стоял в программе первым элементом – считала, что так ей будет легче кататься. Я пошел навстречу. Оставил классическую расстановку: сначала прыжок, затем подкрутка и выброс. Должен сказать, что в целом это действительно пошло на пользу. Хотя как раз прыжок в этой программе ребята не сделали.

– Стоит ли расценивать итог нынешнего турнира спортивных пар как очередное китайское пришествие?

– Не сказал бы, что выступление китайцев в целом произвело на меня сильное впечатление. Есть элементы, которые они делают вполне прилично, но стабильности я пока не вижу ни у кого. Как и собственного лица. Его нет даже у лидеров – Хао Чжана с его партнершей. Девочка выросла, благодаря чему фигуристы уже не выглядят на льду, как папа с дочкой, на всех тренировках в Шанхае партнерша прекрасно выполняла прыжки, из чего я сделал вывод, что провальное выступление китайцев на первом этапе "Гран-при" – скорее, несчастный случай, нежели закономерность. С технической точки зрения пара реально сильна.

Но большой индивидуальности и яркости – такой, какая была у трехкратных чемпионов мира Сю Чен/Хунбо Чжао, у этой пары нет. Держать ее во внимании безусловно стоит. Но бояться – вряд ли.

Честно говоря, ситуация на "внутреннем" российском рынке интересует меня на данный момент сильнее, нежели на международном. У нас сейчас сложилась достаточно интересная ситуация: первые два места в сборной плотно заняты Ксенией Столбовой/Федором Климовым и Юко Кавагути/Александром Смирновым. Пока не вернулись и не начали выступать Татьяна Волосожар/Максим Траньков, третья позиция открыта. И я естественно буду стремиться к тому, чтобы ее заняли мои спортсмены.





Читайте также
Материалы других СМИ

КОММЕНТАРИИ (1)
Войти, чтобы оставить комментарий

kotovski

Зависть душит господина Васильева

22:51 11 ноября 2014

Материалы других СМИ

Материалы других СМИ