03:43 13 февраля | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Татьяна Тарасова: "Если бы не знала, где мои спортсмены, - покрылась бы коростой"


Сегодня легендарному тренеру по фигурному катанию Татьяне Тарасовой исполняется 70 лет. Накануне юбилея с ней встретился обозреватель "СЭ" Игорь РАБИНЕР.

– Разговаривал на днях с Михаилом Грушевским, и он сравнил сложность вашей карьеры при таком великом отце с Константином Райкиным.

– Я не хотела опозорить отца. Это было как бы неприлично – работать там, где папа. Поэтому я никогда не была в ЦСКА. Когда каталась – в "Динамо", когда работала – в профсоюзах.

– Папа не возражал?

– Об этом не было и речи.

– Меня всегда очень интересовала тема великой наследственности в спорте. Это – от природы? Передается ли на генетическом уровне умение управлять людьми?

– Думаю, что многое, конечно, от природы. Кровь же не водица. Миша Жванецкий писал своему сыну: "Сынок, имей совесть, а потом делай все, что хочешь". Потому что совесть не дает делать как попало. И та же ответственность, которая у меня с юных лет, – она же не из воздуха взялась. А от мамы и папы. Мама была не слабее папы. Прекрасно общалась с людьми, ее все обожали. И она вела большую работу с женами хоккеистов, которые ее очень любили. А скольких людей она вылечила от разных кошмарных заболеваний! Не жалела себя. Как и отец, и сестра Галя. У нас вся семья склонна к самопожертвованию.

Это нелегко. Но без этого невозможно. Нельзя ни за что не отвечать. Сейчас немножко другая пора. Иные тренеры, даже почти ведущие, могут не знать, где лечатся их спортсмены, где они проводят время между тренировками или после них, в выходные. Со мной это было невозможно. Я сошла бы с ума. Хоть они за границей, хоть в лесу – я должна знать, где они и с кем. Интересовалась этим не ради интереса, а ради процесса, который у меня в голове. Мы делали одно дело, поэтому я должна была знать, где находится человек. Конечно, им было тяжело. Не всегда они хотели говорить. Но они видели, что я схожу с ума, если не знаю. И жалели меня.

– Вас? Жалели?

– Да. Жалели, что я вся покроюсь коростой, аллергией. Потому что я за них отвечаю. И из-за такого отношения им стыдно работать вполсилы. До сих пор.

Татьяна Тарасова: "Лишь после моей пятой победной Олимпиады отец сказал: "Здравствуй, коллега"

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ