00:10 3 августа | Фехтование
Газета № 7698, 03.08.2018

Яна Егорян: "Подарок президента – машину – пришлось продать. Хочу новую"

Яна ЕГОРЯН готова доказать, что победа на ОИ-2016 была неслучайна. Фото REUTERS Яна ЕГОРЯН. Фото AFP Яна ЕГОРЯН (крайняя справа). Фото AFP Яна ЕГОРЯН. Фото AFP
Яна ЕГОРЯН готова доказать, что победа на ОИ-2016 была неслучайна. Фото REUTERS

Откровения олимпийской чемпионки Яны Егорян.

На минувшем чемпионате мира в Китае звезда сборной России завоевала две медали – бронзу в индивидуальных соревнованиях и серебро в командных. Золото, увы, пока так и не покорилось 24-летней саблистке. Но из нашего разговора стало ясно, что Яна имеет высокую мотивацию завоевать этот титул и навсегда войти в когорту великих фехтовальщиц. Сама спортсменка понимает причины спада результатов после победы на Играх в Рио-2016 и готова их исправить в предолимпийском сезоне.

МОГЛА ПРОПУСТИТЬ ЧЕМПИОНАТ МИРА ИЗ-ЗА ТРАВМЫ

– Как восприняли бронзу и поражение от Великой в полуфинале индивидуальных соревнований? Вы снова без золота чемпионата мира…

– Медаль есть медаль. Конечно, я рада. Хотя прекрасно понимаю, что у меня был хороший шанс победить, но я его упустила. В то же время проиграть Соне (Великой. – Прим. "СЭ") – никогда не обидно. Она великая спортсменка, которой я не уступила 5:15, у нас с ней, как обычно, была борьба. Рада, что нам удалось показать красивое фехтование.

– София Позднякова – будущая звезда?

– Я очень ей этого желаю. Она трудолюбивая и хорошая девочка. Конечно, мало кто верил перед стартом в ее победу, но она молодец – сегодня у нее есть титул чемпионки мира. Теперь важно это правильно принять, потому что иногда чемпионство "срывает голову". Один такой пример сидит напротив вас (улыбается).

– Что помешало вам победить?

– Перед стартом чемпионата мира я получила травму и мое состояние на тот момент не позволяло мне тренироваться. После такого повреждения попасть в медали – это хороший результат.

– Все было настолько серьезно?

– Честно скажу, в какой-то момент у нас были мысли, что я вообще не смогу выступить в Китае.

– Что с вами стряслось?

– У меня нога увеличилась чуть ли не в два раза. То, что вы видели меня в тейпе, – это уже мелочь. Расскажу, как все было. К чемпионату мира мы готовились в Японии, и там меня позвала пофехтовать испанка, которой я проиграла на прошлом мировом первенстве. Во время боя я вошла в кураж, у меня появилась спортивная злость, а к тому моменту организм уже утомился – это был конец тренировки, в итоге я упала и повредила ногу. Падения бывают разными, но мое было очень жестким. К тому же я сильно вывихнула ногу. Правда, я решила продолжить тренировки, но все только усугубила – из микротравмы развилось серьезное повреждение.

– Это был надрыв связок?

– Да, у меня две связки были надорваны. И лечили меня всем миром – помимо российских специалистов, которые были со мной 24 часа в сутки, участвовали и американцы, и японцы. Надо отдать им всем должное, что помогли мне выступить в Уси. Хотя были серьезные переживания из-за перелета – все-таки нога была сильно опухшая, а тут дополнительная нагрузка. Хорошо, что все прошло нормально.

– МРТ делали?

– Нет, не делали и считаю, что поступили правильно.

– Почему?

– В голове был бы лишний тормоз, который бы мешал фехтовать в полную силу. Решили ограничиться консервативным лечением – иглоукалывание, мази, лед, массаж и так далее.

Яна ЕГОРЯН. Фото AFP
Яна ЕГОРЯН. Фото AFP

С ВЕЛИКОЙ ГОТОВА ДРАТЬСЯ ВСЕГДА. НО ЛУЧШЕ ЭТО ДЕЛАТЬ В ФИНАЛЕ

– Не было желания бросить все и нормально вылечиться?

– У меня очень сложный сезон, начиная с чемпионата мира в Германии. Тот турнир стал для меня большим ударом, хотя я и понимаю, что фехтовала со сломанным пальцем ноги и другими мелкими повреждениями. К тому же у меня на том турнире было много амбиций, которые в итоге помешали.

– Чувствуется давление общественности после в Рио-2016?

– В основном давят мысли, что ты вспыхнула, а потом исчезла. Я пытаюсь вернуться, что-то доказать, но не выходит. Когда сказала друзьям про травму, то никто не удивился. Они уже начали верить, что меня кто-то сглазил (улыбается). А к ноге добавился еще и вылет плеча, который случился в канун чемпионата мира в Китае. Тут и я уже начала верить в потусторонние силы.

– Грустно все это…

– Я нахожу позитив, потому что травмы и ноги, и руки мне в какой-то степени помогли. Они меня собрали, потому что я понимала, что у меня нет права на ошибку. Знала, что будет тяжело. Так и вышло. У меня был всего один легкий бой на турнире – встреча с египтянкой. Пока эта страна не может навязать нам конкуренцию. А во всех следующих поединках каждый удар я наносила, как последний. В целом турнир получился очень эмоциональным – у меня текли слезы и от боли, и от радости. Я даже дорожки целовала (смеется). Меня отпустило только когда попала в четверку. Там уже верх взяли другие эмоции.

– Что испытали, когда узнали, что за выход в финал надо фехтовать с Великой?

– Была абсолютно спокойна.

– И что, не было мысли: "Ну вот опять..."?

– Наверное, она была у нашего тренера (улыбается). Надеюсь, что это наша далеко не последняя встреча на крупных турнирах. Правда, лучше встречаться в финальных боях и показывать красивое фехтование.

– Как у вас вообще отношения в коллективе, учитывая, что вы часто встречаетесь на дорожке?

– У нас очень хорошая команда. Мы дружим не только в зале, но и часто встречаемся за его пределами, проводим вместе время.

Яна ЕГОРЯН. Фото AFP
Яна ЕГОРЯН (крайняя справа). Фото AFP

ДЕЛО НЕ В ФЕХТОВАНИИ, А В ГОЛОВЕ

– Команда преобразилась после возвращения Великой. Можно сказать, если бы Софья не ушла в декрет после Олимпиады, то вам было бы проще?

– Не могу сказать, что на меня давило бремя лидерства после ухода Сони. Просто в какой-то момент я стала фокусироваться на команде, а не на себе. Понимала, что в коллективе много молодых девочек, им нужно помочь, и мне необходимо изменить свой подход к сборам.

– Что вы имеете в виду?

– Если тренировка начинается в 9.00, то мне нужно прийти не в это время, а минут на 20 раньше, хотя я очень люблю поспать. В итоге в какой-то момент поймала себя на мысли, что, приезжая на соревнования, мне становится интересен результат команды, а не свой личный. Это тоже крутой опыт – мне было очень интересно подсказать, посмотреть на все это со стороны.

– Вам ставили в вину то, что вы в какой-то момент потеряли интерес к спорту?

– Я всегда говорила, что спорт – это не единственный мой интерес. Уже сейчас знаю, что найду чем себя занять после завершения карьеры. Куда бы ни попала – я выкручусь (улыбается). Конечно, на меня давило неудачное выступление. Но в то же время понимала, что как только покидаю зал, у меня улучшается настроение. За его пределами у меня очень интересная и разнообразная жизнь. Рубиконом стало январское поражение в Америке от девочки, которую я незадолго до этого вынесла 15:2. И этот момент меня, конечно, прибил. Поняла, что делаю что-то не так. Дело было даже не в фехтовании, а в голове. Мне было интересно где-то в другом месте, но точно не на дорожке.

– Как побороть этот синдром?

– Мы с тренерами приняли решение, что мне необходима пауза. Ведь сразу после Олимпиады я начала тренироваться и выступать и все было нормально – призы, медали, но в какой-то момент стало понятно, что я выжата, и сил у меня больше нет. На Европе кое-как отфехтовала, а на мире и вовсе села в лужу. В общем, рутина меня съела. Я подошла к тренеру и сказала, что если сейчас у меня не будет паузы, то совсем скоро не выдержу и уйду из спорта. Кому это надо? Никому! И в первую очередь мне это не нужно. Я не хочу за год до Олимпиады сорваться, уйти, а потом всю жизнь жалеть.

– Большой нужен был перерыв?

– Сначала хотела уйти на полгода, потому на три месяца, а в итоге получилось два с половиной. Сама потом позвонила тренеру и попросила взять на сбор в Сочи (улыбается).

Яна ЕГОРЯН. Фото AFP
Яна ЕГОРЯН. Фото AFP

МОЕ МЕСТО В СБОРНОЙ ПУСТОВАТЬ НЕ БУДЕТ

– Пауза помогла расставить в голове все по полочкам?

– Не могу сказать, что в голове были серьезные проблемы. Мне просто нужна была смена деятельности, разнообразие.

– Как прошли эти два с половиной месяца?

– Хорошо. Меня всегда поражали друзья из фехтовального мира, которые неделю отдыхают, а потом начинают жаловаться, что им нечем заняться. У меня такого нет. Я насыщенно провела этот перерыв – много пела, это моя страсть. Работала над улучшением своих вокальных данных, потому что я строю далеко идущие планы (смеется).

– То есть ждать, что вы затмите Ольгу Бузову?

– Обязательно! (Хохочет). Не знаю, почему к ней многие относятся негативно. Я очень уважаю ее, она безмерный трудоголик, который пашет 24 часа в сутки. Ольга далеко не глупая девушка, как многие считают. Да, у нее много хейтеров, но она держится, показывая, что является сильной личностью.

– Вы слышали, как она поет без фонограммы?

– Поверьте, она умеет петь. Может быть, когда вышла ее первая песня, она и не умела, но знаю, что сейчас много времени проводит с репетиторами по вокалу. И последнее время вживую она поет не хуже, чем на фонограмме.

– Чем, кроме вокала, вы занимались во время перерыва?

– Английским языком. Потому что сейчас он у меня, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

– Как же вы разговариваете с тренером Кристианом Бауэром?

– Как-то общаемся. Мы много лет работаем вместе – можно уже одним взглядом понять, что он хочет. Правда, сейчас у нас наконец-то появилась переводчица.

БЕЗУМНО РАДА ВОЗВРАЩЕНИЮ ВЕЛИКОЙ

– Так может стоит заняться тренерской деятельностью, раз вам так интересно было подсказывать и помогать, когда Великая была в декрете?

– Честно, это был интересный опыт, но тренером я пока стать не готова. И вообще мне непонятно, как нас выдерживают наши наставники. Смотрела на бои со стороны и задавалась вопросом: "Она с ума сошла?" Ей тренер говорит: сделай два шага и выпад, а она делает два шага назад. Я сижу хватаюсь за голову и думаю про себя: "Ну как так можно?!" Правда, потом вспоминаю себя и понимаю, что делаю так же.

– Есть объяснение, почему?

– Потому что когда выходишь на дорожку, рядом вырастают глухие стены, и ты все воспринимаешь совсем по-другому. Вот пример: мне тренеры кричат, чтобы я не брала видеоповтор. И что? Я беру, а после смотрю его и понимаю, что ошиблась.

– Из нашего разговора у меня складывается впечатление, что Токио-2020 может стать вашей последней Олимпиадой. Это так?

– Никто не знает на 100 процентов, как будет. Но вероятность большая, что уйду после Олимпиады, потому что мне нужно строить семью и будущее. Что говорить, если уже сейчас задумываюсь об иных путях. Завтра, не дай бог, упаду, сломаю ногу, и что? Мне уже не 16, когда меня прооперировали, и я снова в строю. К тому же в сборной России сейчас приличная конкуренция в сабле – на каждое место есть конкурентки. Так что команда может поменяться по щелчку пальцев. Но прямо сейчас точно не готова уйти из спорта, это я поняла, когда у меня была пауза на отдых. Много думала над этим и решила, что продолжу. Немаловажным аспектом стало возвращение Сони. Она – это невероятная поддержка в команде. Бывает, что молодая спортсменка пропускает удар первой и начинает паниковать, а Великая умеет успокоить. И такой человек нужен и на турнирах, и на тренировках – она помогает расти молодежи и за счет нее сама растет. Так что я безумно рада ее возвращению.

– Не сложно будет подвинуться, учитывая, что Великая претендует на роль лидера?

– Для меня это не играет никакой роли, если говорить о внутрикомандных отношениях. А если вы имеете в виду соревнования, то, конечно, как и любая другая спортсменка, я хочу быть первой. Но, на мой взгляд, в фехтовании есть один турнир – это Олимпиада, остальные носят менее важный характер. Смотрите: Инна Дериглазова – человек, у которого нет кнопки "стоп", она пашет 24/7 даже на втягивающих сборах перед стартом сезона. И что? Она на чемпионате мира осталась без медали, хотя в рапирном мире для всех очевиден ее талант, у нее уровень на две головы выше, чем у любой соперницы. Дай бог, чтобы у нее все наладилось, тогда она точно станет легендой фехтования. Все, что мое – будет моим, в этом сомнений нет. Пока получается так: все, о чем я мечтала, сбылось. Не сомневаюсь, что другие планы реализую.

ИНСТАГРАМ

– Вы активный пользователь Инстаграма, он приносит вам деньги?

– На самом деле он приносит мне больше расходов.

– Почему?

– Болельщики знают, что моя слабость – это животные. Другие спортсмены помогают больным людям, но я выбрала животных, потому что они более беспомощны, чем люди. И им очень нужна наша поддержка. Теперь значительную часть своих денег я регулярно перевожу на счета питомников. Кроме того, у нас с моей близкой подругой Машей Ридель есть традиция: когда она прилетает в Москву, мы покупаем лекарства, питание для щеночков и везем это в питомник, который находится рядом с моим домом – там 700 собачек, у которых, к сожалению, нет поддержки государства. Правда, есть и небольшое количество детишек, которым я помогаю, и познакомил нас с ними опять же Инстаграм.

 

Каждый день как праздник 🎈 #тасамая ...

Публикация от ЕГОРЯН ЯНА (@egorianiana) 10 Май 2018 в 9:08 PDT

– Не боитесь мошенников?

– В последнее время я многое просто игнорирую. Даже если это пишут мошенники, я читаю и очень расстраиваюсь.

– Вы кажетесь сильным человеком.

– Если это касается человеческой боли или одиночества животных, мне сложно остаться равнодушной. Так что мой Инстаграм приносит мне растраты, но этот тот самый случай, когда жалеть не о чем.

– Неужели не предлагали рекламу?

– Были и такие предложения, но я элементарно не знаю, сколько просить за рекламу, поэтому чаще соглашаюсь на какой-то бартер. Однажды в шутку оценила рекламу в своем аккаунте в 50 тысяч рублей, интересант прочитал, но так ничего и не ответил (смеется).

ФУТБОЛКА С ПУТИНЫМ

– На чемпионате мира увидел вас в футболке с Президентом России Владимиром Путиным. Как она у вас появилась?

– Я была доверенным лицом Владимира Владимировича на выборах президента в этом году. В ходе избирательной кампании мы ездили по участкам и агитировали голосовать за него, рассказывали о последних успехах страны. Так вот. Мы с моей подружкой Машей отдыхали в Сочи, проходили мимо магазина с сувенирами, и она мне сказал: "Егорян, если ты доверенное лицо Президента, то должна быть всегда рядом с ним – если не телом, то хотя бы душой". Так и появилась у меня эта футболка.

– Работа в штабе доверенных лиц как-то монетизируется?

– Не знаю. Мне просто понравилось, как звучит – "доверенное лицо" (смеется). На самом деле ничего особенно в этом нет. Да, были мероприятия по агитации, на другие нас приглашал сам Владимир Владимирович, но я, к большому сожалению, из-за сборов и турниров смогла посетить не все.

– А вообще виделись с ним после награждения в Кремле в 2016 году?

– Да. Посещала насколько мероприятий, организованные главой государства. Например, была на званых ужинах, посвященных Новому году и 8 марта. Хотя на последний попасть не смогла – девчонки из нашей команды были там, а у меня, увы, не получилось. Но на это были веские причины, потому что добровольно от таких предложений не отказываются.

– Как реагировали на вас спортсмены из других стран, когда видели майку с Путиным?

– Если честно, мне все равно, кто и как реагирует.

– Неужели не наблюдали косых взглядов?

– Я постоянно чувствую на себе взгляды, но не косые. Носят же футболки с Че Геварой, а почему нельзя ходить в майке с Путиным? В конце концов, Владимир Владимирович – красивый мужчина (улыбается). И вообще я безмерно уважаю нашего Президента.

– А что с машиной, подаренной вам Путиным после победы в Рио?

– Буквально 2-3 месяца назад я ее продала. К сожалению, мне ее поцарапали, и тут же нашелся покупатель, который предложил за нее хорошую сумму, потому что машина трофейная и моя. А следом сломалась и вторая моя машина. Теперь я осталась без колес.

– Уже через два года Олимпиада. Победа – кратчайший путь к новому авто.

– Приложу максим усилий. Поверьте, я очень хочу еще одно золото и доказать, что та победа не была случайна. И доказать я это хочу в первую очередь себе. Хотя и "злым языкам" тоже, но чуть-чуть (смеется). В общем мотивация перед стартом предолимпийского сезона у меня на пределе.

– Для вас это, судя по всему, главное?

– Вы знаете, как я попала в детскую сборную? Я родилась в семье со скромными финансовыми возможностями. И однажды меня взяли на сбор, там увидела, что у девочек крутая экипировка с несколькими парами кроссовок, а у меня тогда были одни – и для зала, и для бега, и для ходьбы. Я подошла к своему тренеру Сергею Семину и спросила, что мне нужно сделать, чтобы получить такой же комплект. Он ответил, что выиграть ряд турниров и попасть в сборную. Так и появилась моя первая спортивная мотивация. А жажда медалей и побед на Олимпиадах появилась позже (улыбается).

Газета № 7698, 03.08.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...