08:46 23 сентября 2010 | Экстремальные

Уоррен Миллер – человек, который придумал экстрим

Фото x-dance.com Фото "СЭ" Фото outsideonline.com Фото "СЭ" Фото seekextreme.com Фото "СЭ"
Фото x-dance.com Фото "СЭ"

Уроженец США Уоррен Миллер – один из первых создателей экстремального видео, которое сейчас является визитной карточкой экстремального спорта.

Этому человеку с непростой судьбой, который выпустил свой первый фильм в 1950 году, пришлось пережить немало побед и разочарований. Сейчас Миллеру 85 лет, и он до сих пор не сдается… Читайте его рассказ о самом себе от первого лица.

В 1946 году, после демобилизации из военно-воздушных сил, я на 100 долларов выходного пособия приобрел 8-миллиметровую камеру. И на протяжении следующих двух зим мы с другом Уордом Бейкером приезжали в солнечную долину - Сан-Вэлли (Sun Valley), где жили в трейлере, который возил мой старый "бьюик" (многие наверняка смогли оценить это "жилище" в моих фильмах).

Чтобы постараться усовершенствовать наше катание на лыжах, мы начали снимать друг друга на камеру; весной и летом переходили на серф и тоже снимали. Результаты лыжных съемок показывали друзьям, а чтобы извинить свой невеликий уровень операторского искусства, приходилось шутить не переставая! Зимой аналогичная ситуация с шуточками происходила с показом серф-кино лыжникам.

Со временем мое искусство стало приносить плоды: в один прекрасный день за обещание показать видео мне предложили горячий ужин! И хотя я был готов на большее, жаркое из тунца в те времена было самым солидным гонораром, на который я мог рассчитывать.

С такими доходами о хорошей технике приходилось только мечтать, но мне повезло! Среди учеников, осваивавших под моим руководством азы горных лыж, оказались президент и главный бухгалтер компании Bell&Howell, выпускавшей кинокамеры нашей (на тот момент) мечты.

Ребята были настолько щедры, что предложили начать пользоваться камерой до того, как я смогу за нее заплатить (это случилось только через три года). Но именно с этого и начались путешествия и безостановочная работа: так родилась моя профессиональная кинокарьера.

Как начинающий шоу-бизнесмен, я готов был показывать свои фильмы где угодно: только бы подходящий зал нашелся! Я понимал, что для прогресса необходимо лучшее оборудование для монтажа и демонстрации фильмов, но денег для его приобретения не было. Пришлось одолжить по 100 долларов у четверых друзей – так я вступил на скользкий путь долговой ямы длиною в жизнь!

В то время я даже не догадывался, что уже выбрал свой путь и съемки фильмов станут моей судьбой. Но уже тогда все заработанные деньги уходили на съемочный процесс.

Несколько лет подряд я жил буквально ни на что: весной и летом строил дома, чтобы заработать на пропитание и прочие расходы, и каждый раз по весне приходилось закладывать машину, чтобы оплатить производство очередной картины. Зимой, после нескольких месяцев путешествий, во время которых я демонстрировал свое творение публике, отрабатывал деньги и расплачивался с банком – впрочем, средств едва хватало до конца сезона.

Показы я специально планировал близ горнолыжных курортов, чтобы днем, до сеансов, успевать снимать кадры фильма будущего года. Как правило, в день удавалось заработать порядка 11 долларов – этого хватало на пленку, бензин, еду и комнату в 4-долларовом мотеле.

Как-то раз я подсчитал: за один (сложно назвать его счастливым) год мне пришлось переночевать в 210 гостиницах, при этом я показал (и прокомментировал) свое кино в 130 городках и курортах.

Насколько я помню, первым сезоном показа моих творений зрителям стал 1949/50, а местом, где был продан первый билет, - Южная Калифорния. Вскоре обо мне услышали в городке Порт-Энджелс в Вайоминге и пригласили прокрутить фильм там. Я подсуетился и организовал показы в Сиэтле и Ванкувере – чтобы успеть и там и там, пришлось потратить три дня на дорогу туда и три – на дорогу обратно, а между перегонами ночевать в машине.

В Порт-Энджелс мы заработали всего 8 долларов. Зато в Сиэтле и Ванкувере – целых 615! И понеслось… Так следующая зима превратилась в одну сплошную дорогу, которая отнимала очень много сил.

Третья зима: Портленд, Мэн, Орегон, университетские зрительные залы, одно место – один доллар... Со временем машину сменил самолет, но проще не стало: одна неделя равнялась семи показам.

Лыжи, падения, снег, горы – те старинные нестандартные съемки горных лыж и удивительные ракурсы стали основой спортивного экстремального кино, прародителем будущего экстрим-видео во всех видах спорта. Об этом любят забывать: не так давно владелец X Games, знаменитый канал ESPN (Entertainment and Sports Programming Network), утверждал, что его журналисты чуть ли не вчера обнаружили, что, оказывается, это я являюсь создателем жанра спортивного экстремального кино! Вот уж правда, награда нашла героя: для того чтобы добиться признания, мне понадобилось пахать "всего" 56 лет на протяжении 85 лет жизни.

Шуточки, так удачно скрывавшие огрехи производства на заре моего творчества, со временем стали визитной карточкой наших фильмов. Которые, в свою очередь, были признаны культовым спортивным видео. Вот вам и культовое кино: ни секса, ни насилия, ни ругани – наши фильмы смотрели все, от пионеров до пенсионеров. Смотрели и смеялись нашим шуткам и нашим трюкам.

Мы выпускали по фильму каждую осень и на протяжении сезона крутили его по городам и курортам. Каждый год я накручивал тысячи миль на дороге и откатывал сотни миль на склонах, встречая в путешествиях множество удивительных людей.

Для них, так же как и для меня, горы и свобода катания воплощали все самое лучшее, что есть в мире. Мой опыт (спасибо сотням ежегодных показов!) это только подтверждает: самые ценные люди – те, кто стоял в очередях на мои фильмы, а затем вместе со мной разделял всесокрушающее чувство этой свободы катания...

В 1983 году, поучаствовав в создании более 500 спортивных лент, я заключил сделку с одной конторой, занимавшейся организацией концертных туров. Ребята обещали вдохнуть новую жизнь (и новую прибыль) в показ нашего спортивного кино. Но после пяти лет сотрудничества стало понятно - эти бизнесмены ничего не понимают в нашем бизнесе: представляете, они хотели послать меня на курсы тренировки речи, считая, что мой голос не совсем подходит для озвучки кино! Тысячам людей по всей стране мой голос нравился, а им пришелся не ко двору – однозначно, парни не въехали что к чему.

После расторжения контракта обе части нашего бизнеса были проданы моему сыну Курту, который, как я надеялся, поможет компании расти и развиваться. К тому моменту я очень устал от процесса производства и думал, что за пару лет введу Курта в курс дела, а потом полностью переключусь на написание сценариев и озвучку – ну а там и до пенсии недалеко!

Но из этого ничего не вышло. Оказалось, что без моего голоса и вмешательства в съемочный процесс фильмы много теряют ("увольняться" я пробовал дважды – в 1995-м и 1998-м). Я перестал работать режиссером: процесс не остановился, но потерял искру.

Затем Курт продал компанию корпорации Time Warner: они продолжают снимать под маркой Уоррена Миллера, выпуская чужие фильмы под моим именем. Могу сказать, в каких именно видео есть еще немножко меня: в ленте "Impact" (2004) процесс моего участия в картине был минимальным, а в "Higher Ground" (2005), чтобы не отступать от традиции, они использовали мой голос, взятый из озвучки старых лент. Так что если вы видели это кино и думаете, что я над ним работал, – не верьте. Жалко, если вы купились на трюк, мои дорогие и любимые зрители. Все равно хочу сказать вам спасибо за все: если бы не вы, я не прожил бы такую замечательную жизнь. Каждый день я делал то, что люблю: работа стала образом жизни. И разве это не здорово?

За 85 лет я много чему научился. И, казалось бы, именно сейчас пришло время засесть за книжку о привилегиях возраста (лучше постареть, чем умереть, разве нет?) с названием "Жизнь прошла. И что теперь с ней делать?". Тем более что в 85 лет, как мне кажется, я вполне могу выступить экспертом: сколько за это время было поездок, дорог, впечатлений - и не сосчитаешь! Уж я-то точно знаю, чем и как скрасить процесс старения, поверьте!

Так что рано или поздно автобиографией придется заняться. Одна неувязочка – я до сих пор не знаю, чем все это кончится! Однозначно: поживем - увидим.

Сейчас мне доставляет большое удовольствие писать, планировать, общаться с друзьями и кататься на лыжах (каждый раз, насколько это возможно).

Для того чтобы передать мой огромный опыт, помочь разделить жизненные ценности и надежды и поддержать молодых людей, которые хотят снимать спортивное кино, моя жена Лори, приемный сын Колин Кауфман и я организовали Фонд Уоррена Миллера (Warren Miller Freedom Foundation).

Мне везет: я все еще хозяин своей судьбы, мне есть с кем разделить знания, поделиться планами и куда приложить усилия. Мой вчерашний опыт поможет завтрашним профессионалам спортивного кино – и разве может быть что-то лучше этого?..

 

По материалам warrenmiller.net
Дополнительная информация - здесь

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...