"Мы жили вшестером в одной комнате, теперь я мечтаю подарить маме дом"

Степан КУРЬЯНОВ. Фото www.instagram.com/rusvelocycling
Степан КУРЬЯНОВ. Фото www.instagram.com/rusvelocycling

Восходящая звезда российского велоспорта 21-летний Степан Курьянов – о своей карьере.

В эти выходные российская профессиональная велокоманда "Газпром-Русвело" провела официальную презентацию перед началом сезона и объявила, что одним из приоритетных направлений в нем станет упор на развитие молодых гонщиков. Корреспондент "СЭ" пообщался с перспективным Степаном Курьяновым, одним из трех дебютантов команды.

– Я родился в Казахстане и до 10 лет жил там, – вспоминает спортсмен. – В деревне на границе с Россией. Школа была в соседнем селе, в 5 км. Много занимались сельским хозяйством, скотина была, работать приходилось всем. Самое нелюбимое – картошка. Поле было просто огромное. Семья же у нас большая. Пять детей. Как в том мультике – четыре сыночка и лапочка дочка. Я – средний.

– Почему переехали в Россию?

– Родителям перестали платить зарплату, а другой работы там не было. Выросли бы мы – и куда? Просто спились бы. В Коврове у отца была сестра, поэтому решили ехать туда. Продали дом, хозяйство – и вперед.

– Где поселились?

– В общежитии. Вшестером в одной комнате. Кровать была двухъярусная и мы спали на полке вдвоем с мелким. Сестра на полу, кто-то на диване. Умещались. Лет пять так прожили. Потом родился Миша, получили материнский капитал – переехали. Сейчас легче. Сестра замужем, брат женился, я тут, другой брат тоже в велоспорте. И Миша тренируется, но он пока с родителями. Вообще мечтаем о доме. Чтобы опять было свое хозяйство. Но пока возможностей нет.

– Где работали родители, когда вы приехали в Россию?

– Отец – на пивзаводе, а мама – на рыбзаводе. Забавно получилось, не правда ли?

ГЕМАТОГОНЕН ЗА ПЕРВЫЕ 10 ТЫСЯЧ КМ

– Как оказались в велоспорте?

– В Коврове сначала занимался дзюдо. Но потом в секцию записался старший брат и на одной из совместных тренировок он сломал ключицу. После этого интерес к дзюдо у меня резко пропал. А как-то школьный друг сказал, что есть секция велоспорта и позвал покататься. Через полгода я участвовал в первых соревнованиях.

– Где вы тренировались?

– В легкоатлетическом манеже. Но он не классический 200-метровый – там просто коридор и ты едешь по нему до конца. А потом разворачиваешься – и обратно.

– Опасная история.

– "Летали" постоянно. Зато, когда после этого я попал в серьезный велоспорт, у меня уже не было никакого страха перед падениями.

– Вы говорили про первые соревнования. Как они прошли?

– Мне тогда было 12, стал вторым. Сначала обрадовался. Но когда на награждении увидел, что чемпиону дали кухонный комбайн, а мне кофеварку – расстроился. Представлял, как мама бы удивилась бы, принеси я тогда комбайн. И это меня всерьез подбило. От таких мыслей еще больше загорелся велоспортом.

– Следующий знаковый рубеж для вас?

– В Ульяновске на юношеском первенстве России была первая моя многодневка. Уже на первом этапе попал в жесткий завал. Было настолько обидно, что всерьез хотелось все бросить. Все-таки остался. И в 14 лет попал в первую свою команду – "Русь". Она была создана по инициативе федерации, туда собирали юношей, юниоров и молодежь со всей страны, проводили сборы. Я оказался в самой молодой группе, нас было восемь человек.

– Пошли совсем другие объемы?

– Как-то в Абхазии тренер дал мне гематоген. Я сначала не понял. А он говорит: "Степа, это тебе за то, что первым накатал 10 тысяч километров". Только сейчас понимаю, что для того возраста это было очень много.

 

mia famiglia 👨‍👩‍👦‍👦

Публикация от S T E P A N K U R I A N O V (@ku_step) Ноя 5, 2017 at 8:43 PST

ПЕРВЫЙ УСПЕХ

– Все это время тренировались во Владимирской области?

– В 2012-м стал выступать за Тюмень. Они предложили стипендию, помогали со сборами. В Коврове ничего такого не было. Вскоре пошли международные старты.

– Расскажите о первом.

– 2013 год. Юниорский Кубок мира. Гонка "Париж-Рубе". До этого много раз смотрел ее по ТВ, представлял, как сам еду по этой брусчатке. И вот – сбылось! Прокололся тогда километров за 50 до финиша, но все равно получил огромный опыт.

– Родители никогда не говорили вам, что спорт – это ерунда, а надо идти учиться?

– Наоборот поддерживали. Бывало накатывала какая-то тоска, хотелось все бросить. Особенно после неудачных гонок. Но мама говорила: "Да, дома здорово. Но подумай хорошенько. Приехать сюда ты сможешь всегда, а если бросишь спорт, второго шанса в нем может и не быть". Когда же пришел успех на международном старте, этот вопрос вообще не всплывал.

– Как это было?

– Германия. Групповая гонка. Передо мной стартовал сильный словенец. Тренер сказал, что, если догоню его, буду высоко. Настиг уже в конце первого подъема. Потом догнал еще одного спортсмена. В итоге стал восьмым. Тогда это казалось чем-то невероятным. Радостные поехали в гостиницу. А вечером тренер сказал, что меня оштрафовали… Я был самым молодым гонщиком, меня звали на награждение, а я не вышел. Даже подумать не мог, что такое возможного. Тем не менее, вечером получил майку молодого гонщика. В ней и закончил многодневку.

– Восьмое место на том уровне как-то поощряется?

– Заплатили евро 50. Но в то время мы даже такие суммы умудрялись делить между собой.

КОНТРАКТ С "ГАЗПРОМ-РУСВЕЛО"

– Когда вас позвали в молодежную команду "Газпром-Русвело", там сразу начало получаться?

– Нет, и сначала переживал из-за этого. Перед одной из гонок подошел товарищ: "Раз в год и палка стреляет – надо что-то делать завтра".

Следующий день. Только стартовали – начался ливень. Дорога скользкая, но я рисковал на спусках, просто отключал голову. За три круга до финиша подъехала техничка и сказала, что этот будет последним. Дальше продолжать просто невозможно, внизу град. Да и мотоцикл, который ехал в 5 м от нас, мы уже не видели.

Рубились на финише с двумя итальянцами, но я сглупил тактически. Стал вторым, хотя и это было радостно. Доказал, что команда не зря верила в меня.

– Переход в основную команду в этом сезоне был ожидаемым?

– Родители переживали куда больше меня. Тут же как – в августе я был стажером в "Газпром-Русвело". Мне говорили, что, если проявлю себя – подпишем контракт.

– Стажер – это когда ты тренируешься с командой, но тебе за это не платят?

– Да. Каждую гонку ждал с нетерпением. Когда впервые увидел рядом с собой Кэвендиша, просто обомлел. А потом как-то заметил в повторе момент гонки, где от меня отставал Киттель. Смотрел и не верил своим глазам. Понял, что возможно бороться и с такими монстрами.

– Между основной и молодежной командой разница огромная?

– Существенная. В профессионалах другие гонки, зарплата, возможности, соперники. Плюс живешь отдельно, тогда в молодежке мы весь год вместе. Какие-то конфликты и разногласия неизбежны.

– Что глобально изменилось в вашей жизни после подписания контракта?

– Теперь снимаем квартиру с Александром Власовым. Сами искали. Питание тоже на нас.

– Готовка – проблема?

– Нет. Три виды пасты точно смогу приготовить (смеется). Сейчас важнее другое – выучить язык. Пора уже.

– Как искали жилье?

– Власов два года провел в итальянской команде, он хорошо говорит по-итальянски, поэтому мне в этом смысле повезло. Искали с ним варианты. Одна квартира очень понравилась. Уютная. Там и остались.

– Цена вопроса?

– 800 евро на двоих.

– Как добираетесь до базы? Машина?

– У нас пока такой возможности нет. Очень помогает персонал. Они нас увозят и привозят.

 

😎

Публикация от S T E P A N K U R I A N O V (@ku_step) Ноя 23, 2017 at 12:40 PST

АРМСТРОНГ? ТАКИЕ БЫЛИ ВРЕМЕНА

– Чего хотели бы добиться в предстоящем сезоне?

– Здорово бы проявить себя в "андерах". Все-таки у меня есть еще год в этом возрасте. Хороших гонок будет много. Плюс чемпионат Европы. При этом, конечно, придется много помогать команде.

– Гранд-туры для вас престижнее Олимпиады?

– Если говорить реалистично, то, например, "Джиро" я вряд ли выиграю. Все-таки она больше подходит для горняков, к коим я себя не отношу. Я бы очень хотел выиграть чемпионат мира. И он в велосипедных кругах тоже считается престижнее Олимпиады. Ведь если ты чемпион мира – весь год потом ездить в специальной майке. Это очень почетно.

А Олимпийские игры тоже хорошо, но в последнее там много скандалов. Вот смотрел недавно про наших спортсменов, которых не пускают в Пхенчхан. Лежу – и думаю: а я бы поехал под нейтральным флагом? Склоняюсь к тому, что при таких раскладах отказался бы.

– Как молодое поколение гонщиков воспринимает Лэнса Армстронга?

– Мне кажется, что тогда были такие времена. Запрещенные препараты принимали почти все. И среди них лучшим был Армстронг. Лично я убежден, что, если ты не готов – никакой допинг тебе не поможет. А если употребляешь что-то, значит, не уверен в своих силах. Не нужен он.

– Ваша мечта?

– Купить маме дом. И чтобы там у нас снова было свое хозяйство.

– Если выиграете чемпионат мира, общих призовых хватит?

– Думаю, да. Поэтому буду стремиться к этому изо всех сил.

1
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

a250179

газпром - мечты сбываются

05:50 30 января

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!