17:31 29 июля 2014 | Бокс

Светлана Кулакова: "Готова стать любителем
и пробиваться в сборную"

Светлана КУЛАКОВА. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА , "СЭ"
Светлана КУЛАКОВА. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА , "СЭ"

Временная чемпионка мира по версии WBA на этой неделе подписала контракт с крупной промоутерской компанией и стала самой успешной россиянкой в истории женского профессионального бокса после завершившей карьеру Натальи Рогозиной. В разговоре с корреспондентом 31-летняя спортсменка рассказала о том, как она пришла на ринг и как ее карьера будет развиваться дальше.

– Свою спортивную жизнь вы начали в карате. Почему не в каком-нибудь более женственном виде спорта – скажем, в художественной гимнастике или в танцах?

– На самом деле с танцев все и началось. Семь лет я танцевала русские народные танцы. Мне хотелось танцевать сольно, но мне говорили, что я слишком крупная. Параллельно пять лет ходила в музыкальную школу и играла на гитаре. Но в итоге поняла, что это все – не мое. Родителям, наверное, было обидно, ведь они за эти мои прихоти платили. Пошла в секцию карате, поскольку хотела быть лидером. Видимо, сказался дух родного города – Сарова.

– А чем не понравилось в карате?

– Я попала на чемпионат города, где проходили поединки в самых разных видах единоборств. И меня очень впечатлило, как боксеры отправляют соперника в нокаут. Поняла, что в карате больше не вернусь, так как получила от этого вида спорта все, что могла – духовно и физически. Но женского бокса тогда не было. Пришлось заниматься кикбоксингом.

– Синяки, ссадины, кровь – неотъемлемая часть бокса…

– Травмы я в основном получаю на тренировках, потому что в основном работаю спарринги с мальчишками, и они меня не жалеют. Бьют так, что... Как посмотрю в зеркало, думаю: мама дорогая, и что теперь делать? С другой стороны, это необходимая подготовка, которая позволяет более качественно драться в официальных поединках. Раньше, когда занималась кикбоксингом, постоянно ноги были в синяках. Теперь хотя бы этого нет.

– Но губы разбитые, под глазами синяки. На улице на вас оглядываются, наверное?

– Все быстро заживает. Как-то после боя я даже фотосессию провела в свадебном платье, и ничего не было видно. Но бывает, что оглядываются. После своего третьего профессионального боя, который проходил в Питере, у меня с левой стороны сильно было разбито лицо. Как ни старалась замазать кремом – все равно было видно. Мы с мужем садимся в купе, и я решила пошутить, говорю: "Игорь, не бей меня больше". Соседи-мужчины готовы были его на месте растерзать. Но в итоге мы их убедили, что все в порядке.

– Что говорит ваша дочь, когда видит, как вы деретесь на ринге?

– Говорит, чтобы я поскорее заканчивала поединок, и ехала отдыхать. Она уже привыкла к тому, что любой бой заканчивается отпуском, ведь подготовка и сам бой занимают по три месяца. В это время приходится мириться с тем, что я очень редко вижу дочку. Она смотрит все мои бои. Для нее это ожидание праздника, независимо от исхода. Хотя после моего последнего поединка намекнула, что пора прекращать.

– Вы говорите, что спаррингуете с мужчинами. Насколько я знаю, в основном, со своим братом?

– Да, теперь Сергей Кулаков – мой незаменимый помощник. Хотя боксом он стал заниматься только потому, что я настояла. Сережа долго ходил в секцию бальных танцев. А я перетащила его в Москву и убедила заниматься боксом. Он работает тренером и мечтает стать каскадером, сниматься в кино. Сергей обладает уникальным даром: изучив бои моей будущей соперницы, он легко на ринге воплощает ее манеру. Так что в кино, наверное, у него есть будущее.

– Вы выходите на ринг под песню "С чего начинается Родина". Это дух Сарова?

– Просто песня очень сильная. Накладывает большую ответственность и помогает настроиться. Я же Россию представляю. Это была наша совместная с мужем идея. Мне кажется, очень удачная.

– Ваш муж – тоже боксер и ваш личный тренер. Ему вас не жалко?

– Свекровь часто говорит, что он надо мной издевается и требует немедленно все это прекратить. Но Игорь верит в меня. И, конечно, жалеет.

– В боксе у вас есть кумиры?

– Прежде всего, это Леннокс Льюис, Майк Тайсон, Костя Цзю. Из нынешних боксеров вне конкуренции Геннадий Головкин. То, что он творит в ринге – настоящая фантастика. Из девчонок – Наташа Рагозина и Лейла Али. Благодаря им женский бокс "раскрутился" по-настоящему и его включили в олимпийскую программу.

– С поклонниками часто общаетесь?

– Да, особенно в социальных сетях. И вживую тоже. Такое общение порой помогает человеку выбрать свой путь в жизни. На своем примере могу сказать: когда к нам в Саров приезжала знаменитая Наталья Ларионова (первая россиянка, ставшая чемпионкой мира по кикбоксингу. – Прим. "СЭ") и привозила три своих пояса, это было незабываемо. Она была ярчайшей звездой. Так что теперь, когда меня приглашают посетить какие-то детские соревнования или мероприятия, стараюсь никогда не отказываться. Потому что детям это по-настоящему важно.

– В свое время вы выиграли конкурс красоты для замужних спортсменок и получили в качестве приза автомобиль…

– Конкурс был, победа была, а автомобиля – не было. Сразу после тест-драйва машину у меня забрали и больше не отдали. Хотя долго делали себя рекламу на том, что Светлана Кулакова получила крутую модель. Ну и ладно. Я сама могу себе позволить купить такую же.

– Вы закончили РГУФК. Что вам это дало в жизни?

– Да, я училась на кафедре кикбоксинга и на пятерку защитила диплом по теме "Эффективность защиты в женском боксе". Все делала сама. Правда, вопросы на защите были совсем не по теме: преподавателей интересовали мои дальнейшие планы. Кстати, сначала я училась на кафедре высшего спортивного мастерства и моими однокурсниками были легкоатлетка Светлана Феофанова и теннисист Михаил Южный. Высшее образование дало мне очень много. В плане знаний физиологии, гигиены, психологии. Когда училась, не до конца понимала, зачем мне все это, зато теперь – применяю на практике.

– Когда вы начинали карьеру в кикбоксинге, потом в боксе, заработать на этом было практически невозможно. Сейчас ситуация изменилась?

– На самом деле, я даже на свой первый чемпионат мира поехала без экипировки. Для большого спорта, меня, можно сказать, сохранил Владимир Турчинский. Мы познакомились случайно, и он пригласил меня в свой клуб тренером, дал хорошую зарплату. Я вела групповые занятия, тренировала богатых людей, и тем самым зарабатывала на свои занятия боксом. Мои лучшие друзья – именно из его клуба. Сейчас, конечно, изменилось очень многое. Я достаточно зарабатываю для того, чтобы никого ни о чем не просить.

– Свой первый профессиональный контракт вы подписали с немецкими промоутерами…

– В Германии была просто кабала. Когда я приехала туда, то сразу пожалела об этом, и была готова попрощаться с боксом. Они платили мне те же деньги, что я зарабатывала в России, но абсолютно не прислушивались ко мне, как к человеку. Отчитывали меня, как ребенка. В плане работы они просто автоматы, жесткие блюстители режима. А мне нравятся более простые отношения. В итоге муж меня оттуда утащил практически силой. Просто посадил в машину, бросил кое-какие вещи и увез.

– Вы часто говорите, что хотели бы выступить на Олимпиаде-2016. А как вы себе это представляете?

– Наверное, с профессиональным боксом на время придется закончить и выступать на любительских турнирах. Но это решаю не только я, а вся моя команда. Если бы это зависело только от меня, я была бы готова стать любителем и пробиваться в состав сборной России. Но подчеркну: решения принимаю не я.

– Вы смотрели женский бокс на Играх-2012? Могли бы представить себя на их месте?

– Почему нет? Конечно могла бы. И у меня в категории 60 кг были бы неплохие шансы. Как и у Наташи Рагозиной в 75 кг, если бы она вдруг решила выступить в Лондоне. Уровень на Олимпиаде был приличный, но наш вполне сопоставимый. Когда я начинала боксировать, даже речи не было о том, что женский бокс будет олимпийским видом. Мы по крохам собирали деньги на участие в турнирах, и когда появилась возможность стать профессионалами… В общем все сложилось так, как сложилось. И все-таки Олимпиада – это высший пилотаж. От нее никто не откажется.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...