13:00 10 апреля | Биатлон
Газета № 7612, 18.04.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Аликин: "В СБР говорили: хорошо, что не пустили на Олимпиаду - отчитываться не надо"»

"В СБР говорили: хорошо, что не пустили на Олимпиаду - отчитываться не надо". Жесткая правда Аликина

Владимир АЛИКИН. Фото Александр ВИЛЬФ, "СЭ"
Владимир АЛИКИН. Фото Александр ВИЛЬФ, "СЭ"
Олимпийский чемпион, самый успешный тренер мужской биатлонной сборной России Владимир Аликин – о возможном возвращении в команду

– От самых разных людей из мира биатлона я слышал: нужно срочно возвращать Аликина в сборную. Готовы ли к этому вы сами?

– Я тоже слышал. Но единственный, кто со мной действительно на эту тему разговаривал – Владимир Драчев. Он сказал, что, если станет президентом, хотел бы видеть меня в команде. Я объяснял ему, что это не так просто – там люди уже так закусили удила, что не отцепишь. Не хотят терять свою власть.

Если честно, думаю, в итоге не изменится ничего. Ну, изберут нового президента. Но тренеры останутся те же. Кого-то возьмут с молодежной команды, других наоборот отправят в молодежную. И все снова пойдет по кругу. А нам объявят: "Да, ошибки были. Но ведь на Олимпиаду не пустили, кто знает, как бы там сложилось? Да и других тренеров у нас нет".

– Такое легко представить.

– Вот я и сказал, что возвращаться не вижу смысла. Зачем наступать на те же грабли? У нас были результаты, но тренеров тогда ни во что не ставили. Знаете, как с нами обошлись после Олимпиады?

– Как?

– Да взять хотя бы прием у президента. Некоторые спортсмены пошли туда с женами, руководство было в полном составе. А тренеров просто не пригласили! Уже потом разослали ордена в регионы.

КУЩЕНКО ИСПОРТИЛ СПОРТСМЕНОВ

– Предположим, Драчев станет президентом. Позвонит и скажет: "Владимир Саныч, вам полный карт-бланш". Что будете делать?

– Когда мы с ним общались, я отказывался, все-таки отошел от этих дел. Тогда он в шутку спросил: "А если зарплату сделаем как Гроссу"? Ну, ежели так, подумать можно (смеется). На самом деле, дело не в одном тренере. Для достижения успеха должна работать команда. Не уверен, что соберу сейчас такую. Особенно после того, как меня предал Андрей Гербулов (речь о 2011 годе, когда Гербулов, ничего не говоря Аликину, с которым они все время работали в тандеме, договорился о том, что станет старшим тренером в мужской команде. – Прим. "СЭ"). Возможно, если упереться, можно будет кого-то собрать, но я сейчас думаю только о семье. У меня скоро четвертый внук появится. Радость! Своих детей видел мало, хотя бы внукам помогу.

– Второй претендент на пост президента СРБ Виктор Майгуров вам не звонил?

– Нет-нет. Никто, кроме Драчева. Из руководства никто и не будет звонить. Им не нужен такой тренер, который может жестко ответить. У меня есть свое "я". С такими неудобно работать.

– В чем проявляется ваше я?

– Не боюсь высказывать личное мнение, отстаивать свою позицию. Мы с Тихоновым как-то чуть не подрались. Он бросался, нужно было ответить. А вот с Прохоровым отношения были нормальные. Он же просто выделял деньги на биатлон, смотрящим был Сергей Кущенко. Он изрядно попортил спортсменов. До сих пор расхлебываем.

– О чем вы?

– О том, что у Кущенко можно было попросить что угодно через головы. Если у спортсмена есть проблемы, он должен приходить к старшему тренеру. Потом к главному. Дальше – только в исключительных случаях. А они напрямую шли к Кущенко – и там сразу принимались решения. Я с ним ругался по этому поводу. Спрашивал: "Вы вообще нас ни во что не ставите? Не понимаете, что народ портите?". Вот и доигрались.

– До чего?

– Сейчас мы видим: "Я хочу тренироваться у того-то, а я не хочу вон у того". Когда Александра Кравцова только избрали президентом СБР, я говорил ему: "Не распускайте команду. Сборная должна быть единой. Это же лицо страны. Должен быть коллектив"!

Не услышал. А теперь спортсмены, которые из себя ничего не представляют, как, например, Татьяна Акимова или Виктория Сливко, начинают открыто рассуждать, с кем им нравится работать. Елки-палки, если бы я был тренером, за такое сразу бы отправил домой. Не нравится – до свидания. В наши времена невозможно было представить, чтобы спортсмен диктовал условия. Сейчас – полный бардак.

Главные цифры биатлонного сезона России.

КОНОВАЛОВ И ПАДИН СЛАБЫЕ, А ГРОССУ ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ НАДО

– Многое ведь зависит и от авторитета тренера.

– Согласен. Сейчас тренеры ничего толком сказать не могут. Слабые. Что Коновалов, что Падин. Гроссу вообще ничего не надо. Такие деньжища получает, а спросу с него нет. Хорошо устроился! И ведь контракт с ним не разорвать – неустойка. А теперь он говорит, что хотел бы остаться. Еще бы! В Европе ему никто так платить и близко не будет. Почему бы не остаться?

– Оставлять его нельзя?

– Если реально хочет, пускай выставляет свою кандидатуру, готовит программу и на конкурсной основе все решается. Если тренерский совет выберет его – пускай работает на общих основаниях. И получает такую же зарплату, как остальные. Так ему предложи это, на следующий же день сам улетит.

– Возвращаясь к авторитету и независимости тренера. В вашу работу тоже пытались вмешиваться?

– Как-то Владимир Барнашов (председатель тренерского совета СБР. – Прим. "СЭ") подошел ко мне, начал копаться в планах. "Столько километров на роллерах – это неправильно. Кросс тут не нужен". Я вскипел. "Вова, – говорю. – Ты когда последний раз кого-то тренировал? Куда ты лезешь? Ты ничего не соображаешь в моих планах. Если результатов не будет, спросишь с меня по полной программе. А сейчас – не суйся". У меня же все по дням продумано. Раз жестко отшил его. Да, он постарше меня, но мы столько лет в одной комнате жили на сборах, что может друг другу говорить все честно. Он не обиделся тогда. Все понял. Посмотрите, что творится сейчас.

– Человека, который мог бы жестко его отшить, в сборной нет.

– Больше того, Кравцов привел какую-то научную группу, которая из Москвы диктует свои условия. Ни километр вправо, ни километр влево! Люди, которые биатлоном никогда не занимались, сидят и пишут планы тренерам. У нас что, тренерский совет выбрал старшими тренерами эту научную группу? Самое интересное, что ответственности они не несут никакой. Вот вы знаете хоть одну фамилию из состава этой группы?

– Нет.

– И я не знаю. Искал в интернете – не нашел. Для чего это делается? Просто вредительство! Но нельзя только этим оправдывать тренеров. Если тебе доверили команду, так ты работай! Отвечай за нее!

У нас же берут только тех, кто ничего сказать не может. Зачем нужен Гросс? Он даже в Германии остался без работы. Ему указали на дверь после допинг-случая с Эви Захенбахер-Штеле. Она же у него работала. Куда ему деваться? А тут такое предложение… Мы всех берем. И Королькевича, которому в Европе вообще нельзя тренировать. Зато наших тренеров затыкают за пояс.

ЦЕПОЧКА ВЫСТРАИВАЕТСЯ В ПОЛЬЗУ МАЙГУРОВА

– К вопросу об ответственности за результат. Какая роль в команде у Николая Загурского? Он пережил в сборной несколько поколений тренеров.

– Для меня это же загадка. Когда я работал, все время удивлялся, видя его. Он – научный работник. В мое время писал доклады женским тренерам. Отчитывался. Но это тоже отдельная история. Спросите у любого, кто бывал на тренерских советах, как это выглядит.

– Расскажите.

– Загурский выводит бесконечные графики, таблицы, и очень быстро говорит. "Вот так было в прошлом сезоне, а теперь видите, куда пошла кривая? Так, другой слайд, другой"… Все в графиках. Остальные сидят – и ни хрена не понимают.

– А кому тренировать сборную-то? Одни уже в возрасте, работают по устаревшим методикам, другие слишком молодые и неопытные.

– Это проблема. У нас и резерва нет. В регионах все стоит. Раньше такого не было, люди создавали конкуренцию сборникам. В мою бытность что-то еще было живое. А сейчас люди на местах смирились что ли. Мы доработались до того, что сейчас брать некого. Когда Кравцова избрали, я поздравил его и сказал: "Не распускай команду. Ты же не хочешь опозориться". Он развел руками. "А что я могу сделать? Тренерский совет уже прошел. Что я, буду новый созывать? Годик поработают, а там видно будет".

Его ведь тогда в мае избрали, когда тренерский штаб был сформирован. Но все так и осталось на четыре года. И что мы за них получили? Кучу антирекордов. Но время показало, что бардак выгоден руководству. Всегда можно списать все на тренеров и спортсменов. А сами не при делах. Сейчас страшную вещь вам скажу.

– Так.

– Люди из СБР, фамилии называть не буду, сказали мне: "А хорошо, что нас не пустили на Олимпиаду. Зато отчитываться не надо. Может, еще четыре года теперь проработаем". Вы можете себе представить?

– Если честно, могу. Некоторые считают, что вне зависимости от того, Драчев будет президентом или Майгуров, ничего не поменяется. Ваше мнение?

– Мне кажется, лучше Драчев. Все-таки новый человек, может, что-то и изменится. Хотя толкают Майгурова. За ним Владимир Якушев (губернатор Тюменской области. – Прим. "СЭ"). Еще и Прохоров всплыл. Цепочка выстраивается.

Тюмени нравится нынешняя роль в российском биатлоне, они будут толкать в руководство Майгурова. Сейчас все регионы начнут "обрабатываться", пообещают, кому-что нужно. В итоге люди приедут на отчетно-выборную конференцию с "правильным" мнением.

Результаты опроса

14788 чел.

Как вы оцените результаты в российском биатлоне после Олимпиады-2014 в Сочи?
51.6%
Полный провал, мы на дне
31.0%
Провал, но это еще не дно
14.3%
Все нормально, это наш уровень
3.1%
Лучше, чем могло быть
Газета № 7612, 18.04.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...