12:30 29 апреля | Биатлон
Газета № 7623, 04.05.2018

"Тренер сорвал сбор и обвинил меня в допинге". Сбежавшая из Кореи российская биатлонистка рассказала правду

Екатерина АВВАКУМОВА. Фото СБР
Екатерина АВВАКУМОВА. Фото СБР
Россиянка Екатерина Аввакумова – о двух годах в корейской сборной, подозрениях в употреблении допинга и конфликте с тренером Андреем Прокуниным.

27-летняя жительница Санкт-Петербурга Аввакумова выступала в составе сборной Кореи на протяжении двух последних сезонов. Первый из них получился вполне удачным: дебютантка Кубка мира сумела занять высокое пятое место в индивидуальной гонке на чемпионате мира в Хохфильцене, обыграв при этом всех россиянок.

Но второй корейский сезон у Аввакумовой не заладился: лучшим результатом на домашней Олимпиаде стало 16-е место в индивидуалке. Уже весной биатлонистка заявила, что покидает команду и возвращается домой.

УЕХАЛА ИЗ КОРЕИ В НИКУДА

– Непонятно, почему корреспонденты интерпретировали, что я возвращаюсь в Россию, – заявила Аввакумова. – Речь шла лишь о том, что я покидаю Корею. Я не была уверена, что буду продолжать карьеру. Хотелось бы, конечно, но этот сезон меня очень вымотал.

– Чего хотите лично вы? Готовиться с личным тренером в составе сборной Санкт-Петербурга, или может, попасть в сборную команду?

– Спокойно делать свою работу, прогрессировать. Успехов хочется. Медалей. Мой наставник Вячеслав Никифоров меня во всем устраивает, он грамотный специалист и очень хорошо меня знает. Умеет подводить к главным стартам сезона. Но и с другими тренерами я совершенно спокойно могу работать, просто очень важно для хорошего результата иметь нормальные доверительные отношения и нормальный контакт. У меня уже был разговор с руководством команды Вологодской области, они меня заявляли на чемпионат России. Но из-за проблем с документами и протестов других тренеров пришлось там выступать под флагом Союза биатлонистов России. Но если продолжу тренироваться в России, буду представлять этот регион.

– То есть вы не исключаете для себя вариантов выступлений и за другие страны?

– Это возможно.

ПРОКУНИН ВЕЛ СЕБЯ ПОДЛО И НЕКРАСИВО

– Что все-таки случилось у вас в корейской сборной?

– Видела слова Тимофея Лапшина о том, что якобы моего тренера поставили работать с командой, а он хотел тренировать только меня лично. И что не знает других спортсменов, кому бы не нравилось тренироваться с Андреем Прокуниным , хотя сам тренируется по планам личного наставника. Но было все не так! Нашим главным условием перехода в Корею была возможность продолжать работать вместе. Нам дали зеленый свет. При этом мой тренер должен был работать с командой. Как и договаривались, Слава работал с другими спортсменами, под руководством Андрея, я работала рядом, мой план был немного изменен. В процессе работы Андрей с чего-то решил, что Слава хочет занять его место. И задался целью любым способом убрать его из команды. Я не знаю, было дело в ревности, неуверенности в себе или еще в чем-то! Но Андрей сказал так: "Не подходи вообще к моим спортсменам и не вмешивайся". А раз главный тренер так говорит , значит, так надо.... Тем не менее корейскому руководству и спортсменам Андрей выворачивал ситуацию таким образом, что Слава якобы сам отказывается работать с командой, занимается только мной и вообще его деятельность бесполезна.

– Что происходило потом?

– Мы с тренером обсудили этот вопрос с руководством корейской федерации. Он даже подписал контракт, что будет отныне работать только лично со мной. На протяжении межсезонья, вплоть до вкатки, не без проблем, но так все и продолжалось. Но потом тренеру сказали: черт с этим контрактом, тебе надо ехать на Кубки IBU, а Кате – на Кубки мира. Другого выхода небыло. Впереди была Олимпиада, мы еще надеялись на какой-то результат.

– Как вы общались с Прокуниным во время этапов Кубка мира?

– Было тяжело. К этому моменту я уже не особо доверяла ему как человеку. Он всячески пытался мешать нам работать индивидуально, хотя даже корейцы ничего против не имели. Вел себя временами подло, некрасиво.

– Откуда у вас такое недоверие к Прокунину? Другие экс-россияне Анна Фролина и Тимофей Лапшин, которые гораздо опытнее и титулованнее вас, с ним сработались.

– Например, мы договорились с корейцами, что не поедем в августе на сбор в Новую Зеландию, а вместо этого лучше посидим в Рамзау. Это и дешевле во много раз, и для подготовки лучше. Мы не хотели рисковать и в олимпийский сезон ехать на вкатку туда, где никогда в жизни не были вместо годами проверенного места. Андрею это не понравилось, он всячески пытался сорвать сбор в Рамзау. Когда ему это не удалось и мы уже были в Австрии, он поднял шум и сказал корейцам, что я употребляю допинг.

- Как это?!

– Он обвинил меня в том, что я пшикаюсь из баллончиков для астматиков. Дело в том, что весной я очень сильно болела бронхитом. А корейцы очень щепетильно относятся к таким вещам, для них это шок. Поэтому меня срочно отозвали со сбора, сказали: либо приезжаешь прямо сейчас, либо отстраняем от команды.

– Чем закончилась эта история?

– Естественно, ничем. После бронхита у меня действительно подозревали бронхиальную астму, но обследование показало, что ее нет. После этого я по рекомендации врачей принимала только таблетки от аллергии, которые разрешены и никакого терапевтического исключения для них не требуется. Указывала их во всех анкетах. Более того, я сообщала об этой проблеме весной и Андрею, и корейцам. Но никто не придал этому значения. А осенью вдруг вспомнили и раздули проблему. Считаю, со стороны Андрея было подло поднимать эту тему, тем более он и сам был спортсменом...

СМОГЛА БЫ УСИЛИТЬ СБОРНУЮ РОССИИ

– Чем объясняются ваши неудачные результаты в этом сезоне?

– Постоянной нервотрепкой и психологическим давлением. Меня четыре раза отправляли домой, сейчас уже даже не вспомню, почему. Андрей всячески пытался представить ситуацию таким образом, что как только ко мне приезжает мой тренер, у меня сразу начинаются проблемы. У них разгорелся открытый конфликт, а я стала в нем разменной монетой. Когда я разговаривала с Андреем, он так и говорил: "Катя , дело не в тебе, дело в Славе. Да, я поступаю плохо. Но так надо". Считаю, это не по-мужски. Тем не менее я бы не сказала, что сезон был совсем провальный, были и положительные моменты.

– Что происходило с вами во время Олимпийских игр в Пхенчхане?

– Все было хорошо. Я готовилась по своему плану, разработанному с учетом моей болезни перед чемпионатом Европы и моим нынешним состоянием. Андрей ограничивался комментариями в духе: зачем тебе сейчас именно такая тренировка, да вы все неправильно делаете. Также немного вывели из себя, сообщив вечером перед официальной тренировкой, что нужно пробежать на ней контрольный спринт. Это очень сложно: представляете, еще один спринт перед самой гонкой! Я очень сильно переживала, ночь не спала, но в последний момент контрольную отменили. Тем не менее, спринт я пробежала не лучшим образом, заняла позорное последнее место. Но на индивидуалку потом собралась, стала 16-й. А вообще воспоминания от Олимпиады остались яркие. Меня очень сильно поддерживал наш доктор Сергей Гилев и сервис-бригада. Я им очень благодарна. Наверное, во многом благодаря им я и продержалась весь сезон.

– Как руководство корейского биатлона отреагировало на ваши результаты?

– Команда в целом в Пхенчхане показала далеко не те результаты, на какие рассчитывали корейцы. Даже на этапах Кубка мира мы выступали лучше. Корейцы очень расстроились, но угроз вроде "мы сейчас вас выгоним" не было.

– Решение уйти из сборной Кореи вы приняли спонтанно?

– Нет, с самого начала сезона я настраивала себя, что нужно потерпеть до Олимпиады. Понимала, что меня взяли в команду ради этого старта, и уйти раньше было бы неправильно. Но и оставаться в Корее в дальнейшем, учитывая сложившиеся отношения в команде – это тоже не вариант.

– Вы пытались по ходу олимпийского сезона искать для себя другие варианты?

– Было такое, да.

– Как восприняли ваш отъезд корейцы?

– Вице-президент федерации Джо Мин Ким был к этому готов. Он понимал, что мое пребывание в команде – это большой стресс для всех, включая лично его. Он помогал решать многие проблемы по ходу сезона, и когда я сказала, что уезжаю, был не против, а скорее даже "за".

– В итоге вы пожалели о том, что в свое время согласились выступать за Корею?

– Конечно, нет. Я получила огромный опыт, в том числе и в психологическом плане. Стала увереннее себя чувствовать на лыжне, научилась не терять массу времени на мелочах в работе на рубеже, как происходило, пока я бегала в Кубке России. Кубок мира – это совсем другие соревнования, они подарили мне несколько ярких моментов в карьере, новых друзей. Я очень благодарна Корее, что в моей жизни все это случилось.

– Ваш земляк Владимир Драчев сейчас претендует на пост президента Союза биатлонистов России. Вы поддерживаете его кандидатуру?

– Я желаю ему удачи. Считаю, что все кандидаты – достойные и уважаемые люди. Пусть победит сильнейший.

– Как вам кажется, с вашим нынешним уровнем вы могли бы усилить сборную России?

– Сложно сказать. Мы все примерно на одном уровне. И в зависимости от состояния и, наверное, удачи выигрывают то одни, то другие. Не знаю продолжиться ли моя карьера, на сколько еще хватит мотивации. На протяжении всего пути было много трудностей, даже не связанных с физической подготовкой, а скорее с организационным и человеческим фактором. И пользуясь возможностью, хотела бы поблагодарить людей и спонсоров, которые приходили на помощь на протяжении всей моей карьеры как в России, так и в Корее. Это Житинев И.В. , Федотов С.И., Читов И.Ф., Никифоров В.А., Ланцов П.В. И, конечно, моего корейского босса Джо Мин Кима, который много мне помогал.

Газета № 7623, 04.05.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...