10:30 18 декабря 2017 | Биатлон

Рафаэль Пуаре: "Фуркад достиг потолка"

Мартен ФУРКАД. Фото AFP Антон ШИПУЛИН. Фото AFP
Мартен ФУРКАД. Фото AFP
Легендарный французский биатлонист – о проблемах Антона Шипулина, российском допинге и сомнительных перспективах Оле Эйнара Бьорндалена.

Рафаэль Пуаре в пресс-центре биатлонного Кубка мира в родной Франции практически поселился. Несмотря на регалии, нынешний телекомментатор приходил первым, а уходил одним из последних. Правда, значительную часть своего времени он проводил в близлежащем ресторане, общаясь с коллегами. Все-таки даже спустя десять лет после завершения карьеры Пуаре для Франции – настоящая звезда. Затмил его по популярности на родине только соотечественник, нынешний лидер Кубка мира Мартен Фуркад.

С ГОДАМИ ФУРКАДУ СЛОЖНЕЕ СОХРАНЯТЬ МОТИВАЦИЮ

– Рафаэль, насколько важна была для Фуркада победа в заключительном масс-старте этого биатлонного года?

– Это была очень важная победа. В двух-трех последних гонках Мартен был совсем не тем Фуркадом, которого мы знаем. Он зачем-то высчитывал места, которые нужны, чтобы сохранить желтую майку лидера Кубка мира... Накануне масс-старта у нас с ним как раз было интервью. И я сказал: "Мартен, ты должен играть с соперниками, как кошка с мышами!" Он начал говорить, что не сможет, что недоволен своей формой. Но видите, в итоге сумел отбросить все проблемы и показать лучшее, на что только способен.

– Вы считаете, поражения Фуркада от норвежца Йоханнеса Бе – это скорее вопрос психологии?

– Мартен был абсолютно лучшим во всех компонентах на протяжении последних лет пяти. Сейчас, с появлением Бе, он оказался в абсолютно новой для себя ситуации. Теперь их уже двое, а не он один. Плюс, с годами становится все сложнее сохранять форму и мотивацию.

– В отличие от Фуркада, у вас всегда были соперники, которые соревновались с вами на равных. Вы считаете, в такой ситуации легче оставаться на вершине?

– Конечно. Я уже не раз говорил, что никогда бы добился того, чего добился, если бы не Оле Эйнар Бьорндален. Это он сформировал меня как биатлониста. Думаю, в итоге Йоханнес Бе тоже мотивирует Фуркада к новым свершениям. Их соперничество делает биатлон интереснее, это огромный плюс для зрителей, для телевидения.

– Когда Бе оставит Фуркада позади?

– Йоханнес моложе, так что, наверное, это вопрос времени. Не думаю, что Фуркад уже станет сильно лучше. Он достиг своего потолка. А вот Йоханнес с каждым годом будет делать небольшой шаг вперед. Это нормально, когда новое поколение двигает более старое.

– Что можете сказать о выступлениях вашего бывшего соперника Оле Эйнара Бьорндалена? Похоже, и для него пришло время уступить дорогу новому поколению?

– Каждый год я говорю, что, может быть, Бьорндалену пора остановиться. А потом он приезжает на чемпионат мира и берет там медаль. Но в этом сезоне ему, наверное, сложнее всего. Кроме хорошего этапа в эстафете он ничего не показал. Самым сложным для него будет отбор на Олимпиаду. Если он сможет отобраться, потом в Пхенчхане может случиться все, что угодно. Но я не уверен, что у Оле Эйнара получится. Если честно, мне не нравится видеть его в таком положении, как сейчас.

– Вы не думаете, что норвежцы могут взять его на Олимпиаду хотя бы из уважения к выдающейся карьере?

Нет, конечно. В Норвегии, чтобы поехать на Игры, надо на трассе доказать, что ты лучший. Билет в Пхенчхан там никому не гарантирован.

Антон ШИПУЛИН. Фото AFP
Антон ШИПУЛИН. Фото AFP

НЕВОЗМОЖНО ЗА ГОД ВЫРАСТИТЬ ЧЕМПИОНА МИРА

– Россиянин Антон Шипулин в своей лучшей форме был способен составить конкуренцию Фуркаду. Что, на ваш взгляд, происходит с Шипулиным сейчас?

– Мне кажется, Антон скоро наберет форму. Он обычно очень хорош в январе, и особенно в Антерсельве. По идее, я ждал от него в Анси несколько более высоких результатов. Но дистанция масс-старта далась Антону совсем тяжело.

– Шипулин часто говорит о давлении извне и сам постоянно ждет и требует от себя подиумов. На ваш взгляд, ему стоило бы относиться к гонкам проще и наслаждаться самим процессом?

Проблема в том, что Шипулин сейчас – единственная звезда в российском биатлоне. У вас нет больше сильных спортсменов, и поэтому все ожидания связаны с ним. Но не стоит забывать, что спорт по сути своей – это игра. И чтобы быть в ней лучшим, нужно именно играть, а не загонять себя в угол.

– Во времена ваших выступлений российский биатлон был заметно сильнее. Что случилось сейчас?

Я раньше тренировал мужскую сборную Белоруссии и убедился, насколько отличается наша тренировочная философия. В Норвегии и Франции методика просто на порядок выше. Отсюда и разница в результатах, которую мы видим сейчас.

– Ваш тренерский опыт в Белоруссии завершился неудачей. Вы намерены снова вернуться к этой деятельности, или будете работать только на телевидении?

– Сначала мне очень нравилось в Белоруссии. Но уровень команды был сравним с юниорским. Я старался объяснить руководству, что команду нужно создавать почти с нуля и на это уйдет от пяти до десяти лет. Но они хотели видеть у себя чемпиона мира уже через год. Так не бывает! Чтобы получить результат, нужно сначала что-то построить.

– Один из ваших бывших соперников, Рикко Гросс, кстати, тренирует мужскую сборную России.

Рикко был великолепным спортсменом и знает, как добиваться побед. Но думаю, он сталкивается с той же проблемой. Люди просто не понимают, что за год вырастить чемпиона мира невозможно.

– Как вы относитесь к тому, что российские биатлонисты будут выступать на Играх в Пхенчхане в статусе "олимпийских атлетов из России"?

Мне искренне жаль ваших спортсменов. Это была проблема системы, и уверен, далеко не все ваши биатлонисты были в ней замешаны. Нечестно наказывать всех! Тут, может быть, вмешиваются вопросы политики...

– Вы поддерживаете проведение в Тюмени финала Кубка мира в этом году?

Конечно, нам нужна Россия. Наш вид спорта популярен в вашей стране, у вас всегда прекрасная организация, много болельщиков. Мне бы хотелось, чтобы в будущем в России появилось и больше сильных спортсменов, особенно в женской команде. Ведь без России мировой биатлон действительно не сможет существовать.

Материалы других СМИ
Загрузка...