16:45 8 декабря 2014 | БИАТЛОН

Антон Шипулин:
"До сих пор вспоминаю тот промах в Сочи"

Антон ШИПУЛИН и Amarok. 8 февраля. Сочи. Финиш Антона ШИПУЛИНА в олимпийском спринте. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Антон ШИПУЛИН и Amarok.
3

Корреспондент "СЭ" пообщался с 27-летним лидером мужской сборной России, который стал главным героем первого этапа Кубка мира в Эстерсунде.

– Вы принесли нашей команде серебряную медаль в гонке преследования, но стартовая индивидуальная гонка у вас совсем не получилась…

– Да уж, первый блин вышел комом. Восемь промахов, которые я допустил в индивидуальной гонке, – мой антирекорд. Было очень неприятно, но я понимал, что не время расстраиваться. Нужно было как можно скорее поработать над ошибками и по максимуму их устранить. Как видите, получилось.

– Были какие-то предпосылки к завоеванию медали в Эстерсунде?

– Летом я выполнил хорошую базовую работу. Все межсезонье тренировался по планам Андрея Крючкова. Это главный аналитик ЦСП. Он очень грамотный специалист, который отлично разбирается в физиологии и биомеханике. Андрей Сергеевич выезжал на сборы, следил за моим состоянием, и, согласно анализу, прогноз на старт сезона у нас оптимистичный.

– Когда вы приступили к полноценным тренировкам?

– На сбор уехал в начале июня, но и в мае не сачковал. Даже на отдыхе во Вьетнаме с лыжниками Александром Легковым и Иваном Алыповым мы все поддерживали форму и тренировались почти каждый день.

С Александром Касперовичем мы хоть и не работали вплотную летом, но постоянно были на связи. Он много подсказывал по стрельбе и помогал в тренировочном плане. И со вкатывания я присоединился к команде, что было немаловажно в моей подготовке. Александр Владимирович принял меня в команду без обид, чему я рад. Конечно, иногда мы с Крючковым, моим тренером, проводили немного другие тренировки, которые нарабатывали летом, но все основные и контрольные тренировки провели с командой под руководством Касперовича. Общение и тренировки с командой перед сезоном помогли мне набрать хорошую стрелковую форму, так как летом мне очень не хватало спарринга. А в команде мы постоянно работали в этом компоненте.

– О том, что межсезонье проведете отдельно от команды, для себя решили сразу после окончания Игр в Сочи?

– Да. Все-таки за два олимпийских цикла накопилась большая психологическая усталость. Последние полгода перед Олимпиадой было особенно непросто. Как мне кажется, мое желание разгрузиться и на время уйти от этой рутины вполне объяснимо. Да и поработать самому было интересно. Постолимпийский сезон, наверное, единственный, когда можно рисковать и пробовать что-то новое. С каждым следующим годом эксперименты все опаснее.

– Нескольких месяцев хватило, чтобы морально отдохнуть от сборной?

– Да, я хорошо разгрузился, попробовал новую систему тренировок. Единственный минус – быстро соскучился по команде, по ребятам. Осложнила ситуацию травма Алексея Волкова. Он, к сожалению, до сих пор не может набрать оптимальных кондиций после перелома руки. А мне летом около двух месяцев пришлось тренироваться без спарринг-партнера. Даже звал поработать вместе своего друга, биатлониста австралийской сборной Алексея Альмукова.

– Как выдерживали длительные самостоятельные тренировки? Призер чемпионата мира по лыжам Сергей Крянин рассказывал, что когда приходилось работать одному, представлял, что за ним гонится медведь…

– Все зависит от изначального настроя. Если сразу готов по-боевому и четко понимаешь, ради чего работаешь, – никаких проблем не будет. Да, порой бывало скучновато, но в целом для меня это не стало непреодолимой сложностью. В самостоятельных тренировках есть как минусы, так и плюсы.

– Сколько длилась самая долгая такая тренировка?

– Около четырех часов.

– А лыжники постоянно шутят по поводу того, что биатлонисты мало работают…

– Если брать общее тренировочное время, мы работаем даже больше лыжников. Нам ведь после "снежной подготовки" приходится заниматься с оружием. Ну, а на лыжне дистанционщики, и особенно Александр Легков, выполняют куда более серьезные объемы. Это объяснимо, у нас разная специфика.

– Легков, кстати, несмотря на бережное отношение к своим эмоциям перед марафоном в Сочи, все-таки краем глаза следил за вашей эстафетой. Как вы смотрели его золотой финиш?

– Я обещал Саше, что буду подгонять его в концовке. К сожалению, не получилось. В последний момент выяснилось, что нам в это время нужно ехать в Олимпийскую деревню. Смотрел финиш "полтинника" уже в машине, через телефон. Потом мне Саня, конечно, все высказал… Заявил, что обиделся. Мол, искал меня глазами на финише, но так и не нашел. Но уже вечером мы с ним встретились и обменялись эмоциями.

– Легков признавался, что после Олимпиады ему пока тяжеловато в плане мотивации. Тренируется не меньше, показатели хорошие, но "головой" пока происходящее воспринимается сложнее.

– Думаю, многие спортсмены в первый год после Сочи будут испытывать нечто подобное. Все отпахали целое четырехлетие, и теперь хочется немного расслабиться. У меня были моменты, когда я просыпался и чувствовал, что сегодня не очень хочу идти на тренировку. Приходилось заставлять себя, чем-то мотивировать. Такие проблемы в постолимпийский сезон актуальны для многих, в том числе и зарубежных спортсменов. Но чем ближе следующая Олимпиада, тем больше у всех будет концентрации.

– От спорта летом как отвлекались?

– Раз в год побывать на море – это обязательная программа. Полезно для иммунитета, накопления энергии. А дома ездил с друзьями на охоту, рыбалку, пару раз собирались покататься на квадроциклах. Выбраться на природу для меня куда более приятно, чем сходить в клуб или бар. Благо, теперь у меня есть Amarok. Очень практичный автомобиль. Езжу на нем с мая, и он удовлетворяет все мои потребности. Он подходит для активного образа жизни.

– Помните, как переживали первый год после Олимпиады в Ванкувере?

– Тогда я был совсем "зеленый" и не до конца понимал всей ответственности. Сейчас желания порой меньше, а вот профессионализма стало больше. Я отдаю себе отчет, что работаю не шутки ради, а для достижения определенной цели. Это и заставляет меня двигаться вперед.

– Правильно понимаю, что Олимпийские игры в Сочи не до конца удовлетворили ваши амбиции?

– После промаха в спринте у меня остался осадок. Даже сейчас иногда вспоминаю тот выстрел. Но все, что ни делается, – к лучшему. Выиграй я спринт, еще неизвестно, как бы сейчас тренировался и осталось бы у меня вообще желание бегать до следующей Олимпиады. А так, из Сочи я уехал неудовлетворенным. Хочется золота в личной гонке, и это моя задача на Пхенчхан-2018. Хотя главная спортивная мечта – стать олимпийским чемпионом – благодаря эстафете уже осуществилась. Но я все-таки рассчитывал на большее, ведь был действительно хорошо готов. От осознания этого становится еще обиднее.

– Тот заключительный выстрел в спринте не снился?

– Снился. Еще на Олимпиаде. Неделю-полторы после того четвертого места сильно переживал. Эмоционально было очень тяжело. Как только вспоминал, что своими руками упустил медаль, которая практически лежала в кармане, меня охватывал какой-то ужас.

– Правда, что из-за этого даже ваше место в эстафете в какой-то момент было под вопросом?

– Нет. Меня накатывали на четвертый этап. Я задолго до старта знал, что если не заболею или не получу травму – побегу его.

– Евгений Гараничев недавно рассказывал, что в его медаль определенный вклад внес психолог. А вы после спринта беседовали с этим специалистом?

– С ним я вообще не работал. Предпочитаю пообщаться с тренером, родными и близкими. Для меня так лучше. Я пару раз пробовал работать с психологами, но ничего особенного от этого не получил.

– С этого сезона в команде такой специалист не работает. Как и много других, трудившихся в прошлом сезоне. Каково было возвращаться в обновленную сборную осенью?

– Приняли как своего. На самом деле, будто и не уезжал. Очень здорово, что Александр Касперович хорошо меня понимает, поддерживает, дает полезные советы. И не держит никакой обиды за то, что летом я предпочел самостоятельную подготовку. По-человечески старший тренер повел себя очень грамотно. Вот я бы на его месте наверняка обижался (улыбается).

– К сожалению, начало сезона не обошлось без ложки дегтя. Как в команде восприняли ситуацию с Александром Логиновым, допинг-проба которого за прошлый год дала положительный результат?

– Ситуация очень неприятная. Никто ничего такого, конечно, не ожидал. Сначала мы не понимали, что происходит. Это повлияло на команду, отчасти из-за этого старт сезона получился таким нервным. Все мы знали, что Александр – сильный спортсмен, который мог стать лидером сборной. Да и в эстафете он бы уже сейчас нас хорошо поддержал. С ней пока вообще очень сложно: завершил карьеру Евгений Устюгов, не долечился Алексей Волков, и вот еще эта история…

– Многие в этой сложной ситуации видят в вас с Дмитрием Малышко лидеров, которые поведут команду за собой. Ощущаете на себе дополнительный груз ответственности?

– Стараюсь об этом не думать, хотя в душе мы оба понимаем, что должны подавать пример молодым.

– А еще специалисты практически в один голос твердят, что вам по силам выиграть "Большой хрустальный глобус".

– Я очень хочу сделать это! Это моя давняя мечта. Но в нынешнем сезоне она вряд ли осуществима. Я однозначно буду выкладываться в каждой гонке, но объективно оценивая свои возможности, могу сказать, что со следующего года эта задача будет куда более реальной. Интуитивно мне кажется, что я подхожу к тому возрасту, когда готов к борьбе за "Большой хрустальный глобус" и морально, и психологически. Все будет зависеть от меня самого.

– Согласны, что выиграть его тяжелее, чем чемпионат мира?

– Полностью. Чтобы стать первым по итогам общего зачета, нужно быть сильно сконцентрированным на протяжении всего сезона. А к чемпионату мира можно подвестись за один старт. Успешно выступить в Контиолахти – и есть моя основная задача на этот год. Хотя жертвовать этапами Кубка мира не собираюсь. Буду отдаваться по максимуму на каждом старте.



Материалы других СМИ

КОММЕНТАРИИ (3)
Войти, чтобы оставить комментарий

SunChess

Если быть точным, то у Антона эксклюзивная ограниченная версия Amarok Canyon. Офигенно! Я тож такую хочу ))

08:35 9 декабря 2014

Agnia Barto

А Свендсен вспоминает те промахи, благодаря которым у двух недоделов - Малышко и Волкова - золотые медали. К Шипулину и Устюгову вопросов нет, заслужили. А вот эта парочка из "Г"... вот будет номер, если у Волкова и черепахи Малышко допинг найдут. Жаль будет только Устюгова с Шипулиным.

21:13 8 декабря 2014

Shalimar

– А еще специалисты практически в один голос твердят, что вам по силам выиграть "Большой хрустальный глобус". __________________________________ Кто эти специалисты?:) Фамилии в студию!:)) И какие основания чтобы так считать!? В прошлом году Шипулин продул Фуркаду около 400 очков в общем зачете, в позапрошлом - около 600, в сезоне 2011-2012 - около 500. Это целая пропасть!

20:14 8 декабря 2014

Материалы других СМИ

Материалы других СМИ