02:40 6 декабря 2010 | Биатлон

Эмиль Хегле Свендсен: "Может, русским нужно минус 40, чтобы побежать?"

Эмиль Хегле Свендсен: "Может, русским нужно минус 40, чтобы побежать?" Фото "СЭ"
Эмиль Хегле Свендсен: "Может, русским нужно минус 40, чтобы побежать?" Фото "СЭ"

КУБОК МИРА

Интервью специальному корреспонденту "СЭ" дал сильнейший на сегодняшний день биатлонист мира, выигравший две из трех гонок на первом этапе Кубка мира в шведском Остерсунде

Сергей БУТОВ
из Остерсунда

"Эмиль, вы непобедимы на сегодняшний день?" - крикнул я Свендсену на финише спринтерской гонки, когда тот пробивал себе дорогу сквозь строй репортеров в смешанной зоне.

Свендсен обернулся, слегка ухмыльнулся. "Посмотрите на табло, - ответил норвежец. - Там есть ответ на ваш вопрос".

Но то было в субботу. Вчера же табло показывало невеселые для Свендсена цифры. Мужская гонка преследования стала, без всяких сомнений, украшением шведского этапа. Свендсен и Оле Эйнар Бьорндален, две суперзвезды мирового биатлона, которых - это видно невооруженным глазом - не связывает даже подобие дружеских отношений, устроили на глазах всего мира настоящую дуэль. Одинаково шли по дистанции, одинаково стреляли и наверняка с удовольствием устроили бы жесткую спринтерскую разборку на финише. Но Свендсен дрогнул - совершил промах, который и решил судьбу гонки.

- Рассчитывали ли вы догнать Бьорндалена, уходя со своего второго штрафного круга после решающей стрельбы?

- Нет. У меня не было ни шанса.

- Вы предпочли бы уступить кому-нибудь другому, а не Бьорндалену?

- Мне все равно, кто стал первым, если я - второй.

- Вам жаль Бьорндалена, который в субботу подарил вам победу?

- Жаль. Я практически не сомневался, что Оле Эйнар финиширует первым. Но кому-то везет, а кому-то нет. Я не собираюсь испытывать угрызений совести, если вы хотели спросить об этом. Если он проиграл, значит, я от этого выиграл. Это жизнь.

- Сборная России выступила в Остерсунде неважно. Как вам кажется - почему?

- Да не только сборная России - множество команд. Всегда странно наблюдать: все готовятся к сезону одинаково много, но кто-то бежит, а кто-то нет.

- С россиянами вы эту тему не обсуждали?

- Нет, я мало общаюсь с вашей командой. Можно сказать, вообще не общаюсь. Послушайте, ну посмотрите на австрийцев, немцев. Они что, хорошо выступили в Остерсунде? А шведы, которые сегодня смотрятся слабее, чем прежде? Но рано или поздно все придет в норму, и начнется конкурентная борьба.

- Михаэль Грайс сказал, что норвежцы в Остерсунд прилетели с другой планеты. Вы согласны с Грайсом?

- Я так сам для себя это объясняю: спортсмены в нашей команде физически очень сильные ребята, мы в состоянии преодолевать все трудности - в том числе погодные условия и "медленный" снег. Но это не означает, что так будет продолжаться весь сезон.

- В Остерсунде все жаловались на погоду. Разве вам не было холодно?

- Мне - нет.

- Россияне вот замерзли.

- Да? А я думал, что минус 20 для них слишком тепло. И что им нужно минус 40, чтобы побежать так, как они умеют.

- Сборная Норвегии не боится набегаться до марта, когда состоится чемпионат мира?

- Конечно, мы рано начали показывать высокие результаты по сравнению с другими командами. Но я не вижу проблемы. Лучше всего, если на этот вопрос каждый из нашей команды будет отвечать сам, но лично я убежден, что смогу подойти к Ханты-Мансийску в лучшей форме. Нам удалось заложить хорошую базу, однако в канун Рождества мне придется вновь устроить своему организму хорошую порку. Увы, испорченное Рождество - издержки нашей профессии.

- Дмитрий Ярошенко, которого вы должны хорошо помнить, вернулся в спорт после дисквалификации. Стал третьим в спринтерской гонке на этапе Кубка России. Вы приветствуете его возвращение?

- Это по-прежнему трудный для меня вопрос. Если он "чист", какие проблемы? Пускай возвращается, это его решение. У меня нет проблем с тем, чтобы простить человека. Но, знаете, я не забуду того, что произошло с ним два года назад.

- Чемпионат мира-2011, как мы уже говорили, пройдет в Ханты-Мансийске. Вы там уже выступали?

- Да.

- Вам понравилось?

- Да.

- Кажется, многие иностранные спортсмены выражали недовольство по поводу того, как их принимали трибуны.

- Я помню. Публика там настроена очень патриотично. Это выражается в том, что она ликует, когда ты промахнулся. Если это кому-то мешает, тогда это проблема. Но лично мне не мешает. Наоборот, мотивирует сильнее.

- Знаете, какая погода ждет вас в Ханты-Мансийске?

- Предполагаю, что примерно такая же, как и здесь, разве нет? Может, в марте будет и теплее, хотя лично я готов и к холоду.

- На пресс-конференции после победы в индивидуальной гонке вы сказали, что будете теперь ждать звонка из стана лыжной сборной Норвегии. Уже звонили?

- Пока нет. Да я и не собираюсь навязываться, просто хочется верить, что я как минимум дал тренерам пищу для размышлений.

- Вот объясните мне: вы, Бьорндален, Ларс Бергер - все хотят попасть в лыжную эстафету на февральском чемпионате мира в Осло. Но ведь в той команде и без вас есть довольно быстрые ребята - двукратный олимпийский чемпион Петтер Нортуг, к примеру. Кроме того, лыжное и биатлонное первенства пересекаются друг с другом по срокам, то есть, выбрав эстафету в Осло, вы автоматически пропустите часть биатлонного первенства в России. Неужели для норвежцев домашний чемпионат мира значит так много?

- Именно столько он и значит. Шанс выступить на таком турнире у себя дома чаще всего выпадает спортсмену раз за карьеру. К тому же в биатлоне чемпионаты мира идут каждый год, а в лыжах они считаются более значимым событием уже хотя бы потому, что проходят раз в два года.

- Лыжники вас не ревнуют? Они там живут своей жизнью, тренируются, в биатлон не рвутся, а тут вы хором: "Пустите нас в команду!"

- Нет, все о’кей. Никаких проблем. В лыжной сборной к биатлонистам относятся очень хорошо. Никто исподлобья не смотрит.

- Кто быстрее на сегодняшний день: вы или Нортуг?

- Не знаю. Мне самому любопытно было бы это узнать.

Материалы других СМИ