14:45 11 октября | Легкая атлетика
Газета № 7758, 12.10.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Себастиан Коэ: "Удивлен, что вы подали на нас в суд"»

Президент ИААФ Себастиан Коэ: "Удивлен, что Россия подала на нас в суд"

10 октября. Себастьян Коэ на Юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе. Фото AFP Президент ИААФ Себастьян Коэ. Фото AFP Ричард Макларен. Фото AFP Мария Ласицкене. Фото AFP
10 октября. Себастьян Коэ на Юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе. Фото AFP

Глава Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) в эксклюзивном интервью – о дискриминации России, допинге и судебных разборках.
Президент ИААФ Себастьян Коэ. Фото AFP
Президент ИААФ Себастьян Коэ. Фото AFP

Предпочли бы сидеть за столом переговоров, а не воевать в судах

– Сейчас вы находитесь на юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе. Как впечатления от происходящего?

– Это соревнования очень высокого уровня. Юные участники начинают больше понимать про олимпийское движение, впитывают атмосферу Игр, и к тому же показывают очень приличные результаты. Местному населению тоже турнир интересен. Все идет хорошо.

– Успели пообщаться с кем-то из российских членов Международного олимпийского комитета (МОК), присутствующих в Аргентине – Виталием Смирновым, Еленой Исинбаевой, Шамилем Тарпищевым?

Я не видел пока Виталия и Елену, и немного поговорил только с Тарпищевым.

– Как вы относитесь к тому обстоятельству, что на юношеской Олимпиаде российские легкоатлеты выступают под собственным флагом, а не в нейтральном статусе, как на соревнованиях ИААФ?

Мы все стремимся к тому, чтобы российские спортсмены могли выступать, именно как российские спортсмены. Это принципиальный вопрос. Но чтобы это случилось, необходимо выполнить критерии, которые ясны и были согласованы между ИААФ и Всероссийской федерацией легкой атлетики (ВФЛА). У нас есть рабочая группа, которая очень продуктивно трудится. В ноябре они встречаются с представителями ВФЛА, и в декабре представят отчет членам Совета ИААФ. Естественно, я буду ждать этого отчета, прежде чем делать какие-то выводы.

– Вам не кажется это дискриминацией: почему юные российские легкоатлеты могут выступать под флагом, а взрослые – нет?

Ситуация выглядит немного иначе. Идет хороший продуктивный процесс, который помогает изменить положение дел в легкой атлетике в целом. Все предельно прозрачно. Цель состоит в том, чтобы все легкоатлеты со всего мира выступали "чистыми". Поэтому мы создали нейтральный статус, чтобы дать возможность "чистым" российским спортсменам выступать наравне с остальными. Очевидно, мы хотим, чтобы в итоге это привело к восстановлению федерации. Но это произойдет только тогда, когда обе стороны согласятся, что все критерии выполнены.

– Как вы отреагировали на то, что ВФЛА не согласна с этими критериями и недавно оспорила их в Спортивном арбитражном суде?

Я был немного удивлен, но это исключительно решение ВФЛА. Мы бы, конечно, предпочли не воевать в судах, а вместе за столом переговоров работать над выполнением критериев.

Ричард Макларен. Фото AFP
Ричард Макларен. Фото AFP

Доклад Макларена – не только про Сочи-2014

– Давайте поговорим поподробней об этих критериях. Вам не кажется, что они повторяют требования Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) к восстановлению РУСАДА? Только ВАДА, в отличие от ИААФ, проявило гибкость и восстановило Россию, а вы не хотите?

Наши критерии специфичны и связаны с ситуацией конкретно в легкой атлетике. Безусловно, там есть некоторые общие элементы с требованиями ВАДА, но это и логично. Невозможно восстановить национальную федерацию, если есть опасения насчет хранения проб в лаборатории. ВАДА потребовало от России выдачи проб и электронных данных, и это входит в наши критерии тоже. Так что мы будем ждать результатов этого процесса, которые должны появиться уже к концу этого года.

– Зачем ИААФ требует от России признания доклада Макларена, который в основном посвящен происходящему на зимних Олимпийских играх в Сочи? Причем тут легкая атлетика?

Мне не кажется, что доклад Макларена посвящен исключительно Сочи и зимним видам спорта. Там содержатся куда более широкие наблюдения о системе, которая сформировалась в российском спорте. Чтобы двигаться вперед, сначала крайне важно признать то, что происходило раньше. Именно этого, как я думаю, хотят спортсмены со всего мира.

– ВАДА осталось удовлетворено признанием доклада Макларена, которое содержалось в письме нашего министра спорта Павла Колобкова. Вам будет достаточно этих общих выражений – или вы будете до последнего настаивать на прямом разоблачении?

Я думаю, после встречи в ноябре с представителями ВФЛА рабочая группа ИААФ сможет правильно интерпретировать позицию России и донесет ее до членов Совета. Повторюсь, дело не конкретно в вашей стране. Дело в том, что есть ясные критерии, и они должны быть выполнены.

– Что вы думаете о недавнем решении ВАДА восстановить статус РУСАДА? Комиссия спортсменов ИААФ, например, выступила резко против.

Я не хотел бы комментировать решение ВАДА, это другая организация. В той части, что оно может повлиять на положение дел в легкой атлетике, все будет зависеть от рабочей группы. Именно она должна оценить ситуацию.

Мария Ласицкене. Фото AFP
Мария Ласицкене. Фото AFP

Решение будет найдено как можно скорее

– Лично вы хотите того, чтобы на ближайшем заседании Совета ИААФ в декабре российская легкая атлетика была восстановлена?

– Я не могу высказывать личного мнения по этому вопросу. В состав рабочей группы под руководством Руне Андерсена входят мои коллеги по Совету ИААФ. Необходимо дождаться их доклада, и потом уже формировать точку зрения. Поймите, это будет коллегиальное решение федерации, а не мое личное. Его будут принимать люди со всего мира, от Северной Ирландии до Бразилии. Люди, которые независимы и являются настоящими профессионалами. Все они хотят, чтобы ситуация разрешилась.

– Как вы можете оценить свое взаимодействие с новым руководством ВФЛА и лично президентом Дмитрием Шляхтиным?

У нас очень хорошие отношения с вашей федерацией, и рабочая группа это подтверждает. В своем последнем докладе она признает, что федерации удалось добиться прогресса по сравнению с 2017-м годом. Но к сожалению, этого пока недостаточно для восстановления, так как ряд критериев остаются невыполненными.

– Если критерии так и не будут выполнены до 2020-го года, каким вы видите выступление российских легкоатлетов на Играх в Токио? Ведь там нейтральный статус невозможен и ИААФ встанет перед выбором: либо отстранить вообще всех – либо дать спортсменам возможность выступать под собственным флагом?

Позвольте мне не отвечать этот вопрос. Я не хотел бы вдаваться в предположения и обсуждать различные гипотезы. Повторюсь, что мы хотим и делаем все возможное, чтобы решение было найдено как можно скорее, но при условии выполнения критериев.

– Давайте поговорим о российских легкоатлетах, которые выступают сейчас в нейтральном статусе. Наша главная звезда – прыгунья в высоту Мария Ласицкене...

… и еще Сергей Шубенков.

– Да, и Шубенков. Но объясните, почему в прошлом году Ласицкене, которая не проиграла вообще ни одного (!) турнира, стала чемпионкой мира и показывала феноменальные результаты, не попала даже в тройку шорт-листа лучших спортсменок года по версии ИААФ? Если этого недостаточно, что тогда нужно сделать, чтобы там оказаться?

Вы должны понимать, что не руководство ИААФ принимает решения по номинантам и победителям. Это делает целое независимое жюри, составленное из лучших экспертов и журналистов со всего мира, которые уже долгие годы работают в легкой атлетике. Плюс учитывается мнение болельщиков, которые также имеют возможность проголосовать. Я не могу ответить на вопрос, почему их выбор оказался именно таким. Но могу гарантировать, что решение было независимым и принималось в соответствие с правилами.

– В этом году ситуация будет исправлена?

Пока фамилии номинантов не знаю даже я. Но повторюсь, как решит независимое жюри – так и будет.

Газета № 7758, 12.10.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...