11:45 9 августа | Легкая атлетика
Газета № 7704, 10.08.2018

Мария Савинова-Фарносова: "Потратила на адвокатов сумму, на которую можно было жить лет 15"

Мария САВИНОВА-ФАРНОСОВА. Фото REUTERS
Мария САВИНОВА-ФАРНОСОВА. Фото REUTERS

Первое интервью дисквалифицированной за допинг экс-олимпийской чемпионки из России.

Мария Савинова (впоследствии Фарносова) много лет считалась олицетворением российской легкой атлетики. В беге на 800 м она собрала все возможные титулы – олимпийской чемпионки, зимней и летней чемпионки мира, чемпионки Европы. В Лондоне-2012 Савинова умудрилась обойти на финише даже сверхъестественную южноафриканку Кастер Семеня. Тогда Мария была супер-успешна, популярна, вела собственный блог на сайте международной федерации (ИААФ) и считалась одной из звезд мирового спорта.

Все изменилось после выхода на экраны первого фильма с участием супругов Степановых. Юлия, которая некоторое время тренировалась с Савиновой в одной группе, обвинила ее в использовании допинга. К этому добавились подозрительные показатели биопаспорта спортсменки. В итоге, Савинова была дисквалифицирована на четыре года, начиная с августа 2015-го, а практически все ее прошлые победы аннулированы. Очередная легенда оказалась растоптана.

В отличие от многих подруг по команде, попавших в ту же ситуацию, Савинова до последнего боролась за свое честное имя и подавала апелляции. Последняя из них, в Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне, была отклонена только накануне. Теперь шансов оправдаться точно нет.

НЕ ПРИЗНАЮ УПОТРЕБЛЕНИЯ ДОПИНГА

– В социальных сетях вы отреагировали на решение СAS очень эмоционально. Можно ли сказать, что оно стало для вас полной неожиданностью?

– Я до последнего момента очень хотела, чтобы мою аппеляцию удовлетворили. Возможно, в другое время этого можно было ожидать. Но сейчас такая тяжелая и странная ситуация вокруг российского спорта, что....

– Вы написали в Инстаграм, что никто из чиновников, включая родную федерацию (ВФЛА), не захотел помочь. На какую конкретно помощь вы рассчитывали?

– В целом, мне не хватало заинтересованности в моей ситуации. Была возможность подключить еще дополнительных экспертов и отстоять меня. Плюс, мне нужна была материальная помощь. При подаче апелляции мне пришлось оплатить судебные разбирательства не только за ВФЛА, но и за ИААФ. Сами федерации отказались это делать. А без денег апелляцию бы не приняли. В итоге, суммарно я заплатила только за это 19 000 швейцарских франков.

– В чем конкретно заключалась помощь экспертов?

– У меня были два эксперта, против четырех из ИААФ. Мы привлекли профессора, доктора медицинских наук Павла Андреевича Воробьева и голландского специалиста, доктора де Бура. Я вспоминала день, когда у меня была взята проба, которая впоследствии не понравилась ИААФ. Это было перед чемпионатом мира 2011 года в Дэгу. За несколько дней до этого я перенесла на сборе во Владивостоке очень сильное пищевое отравление, плюс был длительный перелет. Эксперты объясняли, почему мой организм именно таким образом отреагировал на все эти факторы и выдал такие показатели. К сожалению, наши объяснения не услышали.

– Правда, что на помощь иностранных адвокатов вы потратили целое состояние и даже продали квартиру?

– Со мной работал адвокат Майк Морган, у которого большой опыт в таких делах. Когда до первого слушания оставалось совсем немного времени, расходы очень увеличились. Я не видела другого выхода, кроме как все оплатить. Могу сказать, что потратила огромную сумму. На эти деньги спокойно можно было бы жить в свое удовольствие лет 15. Также мне пришлось уйти из очень интересного проекта – бегового магазина.

– Теперь теоретически вы должны вернуть в ИААФ медали и призовые. Собираетесь это делать?

– Пока даже не хочу об этом думать.

– В конечном счете, вы признаете факт употребления допинга?

– Нет. Я не признаю, что употребляла какие-либо запрещенные вещества.

 

ЖЕЛАНИЕ ВЕРНУТЬСЯ БЫЛО ОГРОМНЫМ

– Если бы случилось чудо, вы готовы были бы вернуться на дорожку?

– Я очень этого хотела! Желание огромное, ведь, как я написала, бег всегда во мне и никуда не делся. Чувствую, что и здоровье для этого есть.

– Вы серьезно тренировались до рождения второго ребенка?

– Да, я тренировалась и смогла выйти на хороший уровень. На контрольных стартах через год после рождения Степы я смогла пробежать 400 метров за 55 секунд и 1000 метров за 2.40. Но потом у меня начали появляться спазмы в икроножных мышцах. Я рвалась тренироваться, но думаю, организм не очень был рад такому стремительному прогрессу.

– Ваш бывший тренер Владимир Казарин сейчас тоже дисквалифицирован. Вы поддерживаете связь? Почему он продолжал тренировать, несмотря на отстранение?

– Мы общаемся. Не уверена, что корректно говорить, что он продолжал тренировать. Насколько я знаю, тренера сняли на видео, когда он приехал на соревнования к бывшим ученикам, просто чтобы посмотреть и пообщаться.

– Считаете ли вы роковым приход Юлии Степановой в вашу группу?

– Мне даже сейчас сложно об этом говорить. Но отношения у нас тогда были дружеские...

– Расскажите о своей нынешней жизни? Чем занимается ваш супруг Алексей Фарносов? Как вам дался переход из спортивной жизни в роль мамы двоих маленьких детей?

– Супруг продолжает тренироваться и участвует в пробегах. Моя жизнь сейчас полностью принадлежит детям. На самом деле, это для меня спасение. Я постоянно занята, и только после укладывания их на ночной сон, вновь начинаю прокручивать в голове всю сложившуюся ситуацию. Это тяжело. Спасает поддержка семьи и близких. ​

Газета № 7704, 10.08.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...