14:45 12 августа | Легкая атлетика
Газета № 7706, 13.08.2018

Мария Ласицкене: "Нейтральный статус с каждым стартом раздражает все больше"

10 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ. Фото AFP 10 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ во время финала. Фото AFP 11 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ на награждении. Фото AFP 11 августа. Берлин. Награждение призеров в прыжках в высоту у женщин: выступающая в нейтральном статусе россиянка Мария ЛАСИЦКЕНЕ (в центре) - золото, Мирела ДЕМИРЕВА из Болгарии (слева) - серебро и Мари-Лоренс ЮНГФЛЯЙШ из Германии - бронза. Фото AFP
10 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ. Фото AFP

25-летняя спортсменка – о нашем ТВ, единственном за карьеру "флажке" и цитатах тренера из Гете

Владимир ИВАНОВ
из Берлина

На беседу чемпионка Европы-2018 пришла со своим тренером Геннадием Габриляном. Специалист редко дает интервью, но в этот день решил сделать исключение. Сама Мария была в хорошем настроении и много улыбалась.

– Сразу после финала вы были грустнее.

– Да поняла, что все нормально. Мы – чемпионы Европы. Это главное. Завоевали медаль, которой прежде не было. Поговорив после микст-зоны с Геннадием Гариковичем, я отпустила всю ситуацию. До меня дошло, что на ключевом старте сезона нужна победа. А для того, чтобы показать результат, будут еще турниры.

– Есть ли список соревнований, которые за карьеру обязательно нужно выиграть? Вот титула чемпионки Европы до вечера пятницы у вас не было.

– У меня такого точно нет. Всегда выхожу с одной установкой: достойно прыгать и бороться до конца. Получилось – и здорово.

– А вам, Геннадий Гарикович, было принципиально, чтобы ученица выиграла недостающий титул?

– Естественно. Когда есть какой-то пробел, устранить его всегда приятно. Отсутствие побед на чемпионате Европы только стимулировало.

– Вашу победу в России по общедоступному телевидению не показали. Обидно?

– Еще как, – взяла слово Ласицкене. – В России один канал, который всячески раскручивают как спортивный. Но как можно с одной стороны так себя позиционировать, а с другой – вообще не показывать чемпионат Европы по самому медалеемкому олимпийскому виду спорта? Вместо наших выступлений по "Матч ТВ" шел повтор других соревнований. Повтор!

Это странно. О каком спортивном воспитании в стране можно говорить, если канал, который для показа таких стартов и создавали, почему-то не купил права.

Спасибо "Евроспорту". Те, кто хотел за нас поболеть, думаю, нашли способы сделать это. Но к "Матчу" небольшие вопросы есть.

– Кстати, на ARD – первом немецком канале – в прямом эфире показывали даже утренние квалификации.

– А у нас даже с чемпионата мира, когда распределялись медали, ушли на футбол. Вот и разница. Хотя показ таких событий, как мне кажется, пошел бы каналу только на пользу.

– Пока мы шли за столик, несколько человек подошли к вам с просьбой о фото. В Европе ваша популярность выше, чем в России?

– Да. Вы же были на стадионах в России. Туда приходят отличные и искренние болельщики, но многих из них я уже знаю в лицо. Хотя на чемпионате России в Казани в этом году за меня очень хорошо болели. Многие, как молодежь, так и люди постарше, потом остались, чтобы сфотографироваться. Было очень приятно.

– Действительно складывается впечатление, что СМИ за рубежом говорят о Маше куда больше, чем у нас в стране, – добавил Габрилян. – Хотя поклонников ее таланта в России очень много. А если бы легкую атлетику популяризировали, показывали по телевидению, – было бы еще больше.

10 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ во время финала. Фото AFP
10 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ во время финала. Фото AFP

ГЕТЕ И ЭКСПЕРИМЕНТЫ

– Геннадий Гарикович, вопрос к вам. Сергей Клевцов в этом сезоне решил поэкспериментировать с подготовкой Сергея Шубенкова. Где-то сработало отлично, где-то хуже, чем ожидалось. Вы весной что-то меняли или предпочитаете готовиться по отработанной схеме?

– Мне очень понравилось в вашем вопросе слово "экспериментировать". Вот как раз на этом и стоит наша работа. Мы на каждом шагу что-то пробуем – находим новое, убираем старое, через какое-то время возвращаем хорошо забытое старое. Любой творческий элемент построен на эксперименте, то есть, методе проб и ошибок. Я полностью поддерживаю стремление тренеров к этому. И себя отношу сугубо к экспериментаторам. Иначе у нас с Машей была бы более примитивная деятельность.

– Каждый ваш сезон не похож на предыдущий?

– Они похожи внешне. А вот внутри происходит пляска.

– А не страшно что-то менять, когда все и так идет нормально?

– Все это делается в рамках моей основной идеи. Я не отхожу от нее, а наоборот совершенствую. Экспериментов нужно бояться. Но вместе с тем идти на них, будучи абсолютно уверенными в правоте своих мыслей. На эту тему хорошо сказал Гёте.

– В Берлине это особенно актуально.

– Точно! Хотите послушать?

– Конечно.

– Где нет нутра, там не поможешь потом.

Цена таким усильям – медный грош.

Лишь проповеди искренним полетом

Наставник в вере может быть хорош,

А тот, кто мыслью беден и усидчив,

Кропает понапрасну пересказ

Заимствованных отовсюду фраз,

Всё дело выдержками ограничив.

Он, может быть, создаст авторитет

Среди детей и дурней недалеких,

Но без души и помыслов высоких

Живых путей от сердца к сердцу нет.

Должно быть нутро, интуиция. Пока не будешь верить, что ты правильном пути – особенно когда ответствен за спортсмена – успеха не жди. Нужно уметь принимать решения. Наше творчество построено на эксперименте и доверии.

Любому художнику для создания талантливой работы приходится экспериментировать. Тренерам – тоже.

– В этом смысле у вас, наверное, не страх, а интерес вызывает то, что чемпионат мира в следующем году пройдет в октябре?

– У меня как раз сочетание страха и интереса. Сезон будет нестандартным, а это, конечно любопытно.

11 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ на награждении. Фото AFP
11 августа. Берлин. Мария ЛАСИЦКЕНЕ на награждении. Фото AFP

ДУМАЛА КАК СКОРЕЕ БЫ УЙТИ ИЗ СЕКТОРА

– Маша, не переживаете, что отпуск будет на два месяца короче?

– Нет, абсолютно. Когда все даты заранее известны, никакой проблемы не составляет настроиться на этот срок. Мне тоже интересно, как мы растянем летний сезон. Очень хочется посмотреть, как подойдут к этому вопросу другие спортсмены. Наверняка кто-то будет отсиживаться, кто-то начинать сезон позже. А есть у нас и такие, кто уже с марта соревнуется.

– Вас подстегнуло возвращение Анны Чичеровой?

– Теперь в России снова есть внутренняя конкуренция – это здорово. Будет интереснее.

– Незадолго до чемпионата Европы появилась информация, что россиян могут лишить даже нейтрального статуса. Насколько нервировали такие разговоры?

– Раздражали. Об этом не хотелось даже думать. И так флаг страны забрали, куда хуже? Я не верила, что нас могут лишить еще и нейтрального статуса. Просто откидывала такие мысли.

Кстати, после финала пришло понимание, что выступать под нейтральным статусом стало сложнее. Это давит все сильнее. Жутко неприятно. До меня до конца даже не дошло, что это был чемпионат Европы. Девочки рванули за флагами, хотели пробежать круг почета, а у меня все внутри опустилось. Думала только о том, как скорее бы уйти из сектора.

Наверное, еще и поэтому я вышла в микст-зону с таким настроением. Пробеги я с российским флагом по стадиону, наверняка зарядилась бы позитивными эмоциями, и они перекрыли бы результат. Но нейтральный статус только добил меня.

Впереди уже третья осень, когда мы ждем и надеемся, что нам вернут флаг. С этим нейтральным статусом ни один спортсмен в нашей команде никогда не свыкнется. Напротив – с каждым стартом он еще больше раздражает.

11 августа. Берлин. Награждение призеров в прыжках в высоту у женщин: выступающая в нейтральном статусе россиянка Мария ЛАСИЦКЕНЕ (в центре) - золото, Мирела ДЕМИРЕВА из Болгарии (слева) - серебро и Мари-Лоренс ЮНГФЛЯЙШ из Германии - бронза. Фото AFP
11 августа. Берлин. Награждение призеров в прыжках в высоту у женщин: выступающая в нейтральном статусе россиянка Мария ЛАСИЦКЕНЕ (в центре) - золото, Мирела ДЕМИРЕВА из Болгарии (слева) - серебро и Мари-Лоренс ЮНГФЛЯЙШ из Германии - бронза. Фото AFP

КОГДА ПОЛУЧИЛИ ФЛАЖОК – ПОДНЯЛИ ТРЕВОГУ

– Все мы ждали, что у российской высоты в Берлине будет два золота. Однако Данил Лысенко из-за трех флажков сюда не приехал. Вы, как спортсмен, понимаете его?

– Не буду оценивать ситуацию Данила. Расскажу, как я отношусь к той системе.

– Весь внимание.

– Это система, с которой мы живем день и ночь. Засыпая, я думаю о том, правильно ли у меня указано местоположение в АДАМСе. Заселяясь в гостиницу или приходя куда-то, первым делом проверяю звонок на двери, домофон и даже слышимость в помещении. Промашек быть не должно. Стараюсь лишнюю дверь даже не закрывать.

Все мои родственники уже знают, что спонтанно приехать к ним в гости, я не могу. Потому что за день данные менять нельзя. Да, какие-то неудобства в этом есть, но я живу с этой системой. От этого зависит не только моя спортивная судьба, но и труды Геннадия Гариковича, я огорчу болельщиков. Если профукаю это дело – подведу многих людей. Эта мысль не позволяет мне относиться в АДАМС легкомысленно. Лучше перебдеть и проверить все 10 раз, чем один раз понадеяться на авось – и пострадать.

– У вас за всю карьеру был хоть один флажок?

– Один. В 2015 году. Тогда я заполняла АДАМС не сама. Вместо меня это делал человек из федерации, что не запрещено. Я выступала на молодежном чемпионате Европы в Таллине, а по АДАМСу мое местонахождение было дома. Допинг-офицеры приехали в Прохладный, а мама ничего понять не может, говорит, что я в Эстонии прыгаю. Разумеется, я всю информацию о своих переездах отправляла тому человеку, остались скриншоты. Но тогда возникла какая-то заминка. После этого мы подняли такой гуй! И с тех пор все заполняю исключительно сама.

– Это ведь несложно?

– Нет, но с системой бывают проблемы. Не всегда получается туда зайти, она часто тормозит, тяжело обновляется. Как-то возникла такая проблема, что несколько дней не могла войти на свою страницу. Написали в службу поддержки, стали бить во все колокола. Я понимала, что надеяться на авось тут нельзя. Мне прислали новый пароль – и все заработало. Где-то раз в полгода у них бывают такие перегрузы.

– Геннадий Гарикович, а вы следите за этим делом? Потому что по ситуации с Данилом Лысенко многие считают, что есть вопросы и к его тренеру – Евгению Загорулько.

– Когда по недоразумению в 2015 году был флажок, мы, конечно, подняли тревогу. Тогда я контролировал ситуацию очень плотно. Сомнений в профессионализме Маши у меня нет никаких, я знаю, насколько серьезно она относится ко всем вопросам, связанным с ее карьерой. Но на всякий случай, время от времени, я спрашиваю у нее о заполнении АДАМСа. Чувствую на себе огромную ответственность. Если вдруг случится сбой, мы поставим под угрозу будущее Маши и сильно подведем всю сборную.

ПОЯВИЛСЯ ИНТЕРЕС ПЕРЕПЛЮНУТЬ СТАРУЮ СЕРИЮ ИЗ 45 ПОБЕД

– В июле прервалась серия Марии из 45 побед подряд. Когда это случилось, вы испытали досаду или облегчение?

– Честно говоря, было облегчение, что мы, наконец, избавились от этого груза. Пришел-таки тот день, который постоянно цыкал в подсознании. Нет ни одного спортсмена, который не проигрывает, и мы знали, что нам тоже придется пережить неудачный старт. Когда этот день настал, мы отнеслись к произошедшему философски. Без внутренних потерь. Наоборот, мы даже приобрели.

Маша немного очеловечилась в глазах поклонников. Все увидели, что она не идол, который штампует победы, а живой человек, у которого могут быть проблемы. Она, как и любой другой, может споткнуться на ровном месте. Важно, что Маша умеет очень быстро подняться. Мы спокойно работаем дальше.

– У меня нет сожаления, что эта серия прервалась, – добавила Ласицкене. – Есть радость, что она вообще была.

– А самое главное, теперь у нас появился здоровый спортивный интерес переплюнуть предыдущую серию, – улыбнулся Габрилян.

Газета № 7706, 13.08.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...