Взять свое! Ромашина и Ищенко - золото!

Воскресенье. Казань. Техническая программа Светланы РОМАШИНОЙ (слева) и Натальи ИЩЕНКО. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ" Воскресенье. Казань. Наталья ИЩЕНКО и Светлана РОМАШИНА. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ"
Воскресенье. Казань. Техническая программа Светланы РОМАШИНОЙ (слева) и Натальи ИЩЕНКО. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ"

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ВОДНЫМ ВИДАМ СПОРТА

В воскресенье российские синхронистки добавили себе в зачет еще одну золотую медаль – в технической дуэтной программе. Для Светланы Ромашиной и Натальи Ищенко это золото стало четвертой совместной наградой, завоеванной на мировых первенствах.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Казани

– Знаешь, у него в глазах появилась усталость...

В голосе моей собеседницы Натальи Мащук – выдающегося тренера, подготовившего в свое время первую советскую чемпионку Европы Христину Талассиниду, и с нуля создавшую в Греции мощную школу синхронного плавания – прозвучали нотки сострадания. Речь шла об американце Билле Мэе, ехавшего в Казань за чемпионством, но проигравшем уже в предварительном турнире.

Похожую фразу я уже слышала в 1995-м применительно к Талассиниду, ставшей тогда на европейском первенстве в Вене всего лишь третьей. И чужой тренер, комментируя результаты, бесстрастно заметила: "У нее в глазах появилась усталость. А судьи в нашем виде спорта не любят лица, отягощенные печатью многолетней работы".

В Казань Мащук привезла смешанный турецкий дуэт – перебралась в Турцию после двадцати пяти лет греческой эпопеи. И, сидя на трибуне, рассказывала:

– Мужчина в синхронном плавании – это очень сложно. Они даже думают совершенно не так, как женщины. Взять моего спортсмена: он закончил в Турции балетную школу, причем все педагоги были у него русскими. В то же самое время он достаточно серьезно занимался плаванием. Казалось бы, есть все, чтобы добиваться результата. Но как только он начал работать в паре, посыпалось все, чему он успел научиться. Потому что считать, смотреть на партнершу, запоминать очередность элементов и делать все это одновременно оказалось для парня нерешаемой задачей.

При этом Гекче внутренне совершенно убежден в том, что он лучше всех. Такова психология солиста. Когда пять месяцев назад мы начали работать вместе, он всерьез пытался убеждать меня в том, что музыку не нужно считать, как считаем мы в синхронном плавании. Что ее нужно слушать. Без партнерши Гекче действительно может сделать многое. Но кому это нужно – без партнерши? Вот и мучаемся теперь от того, что стараниями американцев нам всучили микст – ради одного Мэя.

– Получается, представители США сейчас должны быть крайне разочарованы тем, что Мэй пока лишь второй?

– Ну так не нужно было ошибаться. Я внимательно смотрела выступление американцев на экране и видела, что ошибок было достаточно много. Это и понятно: одно дело годами плавать в маленьком пространстве в театре, и совсем другое – бассейн, где правила требуют от спортсмена максимально широко охватывать всю поверхность. Я не случайно обратила внимание на глаза Мэя – они у него грустные. Думаю, он и сам понимает, что его время ушло.

– Как в свое время понимала Талассиниду?

– Христина все-таки зацепила свой звездный час. За год до своей победы на чемпионате Европы на Играх в Сеуле она была только 7-й, но ее произвольная программа была признана наиболее сложной. Знаете, почему? Потому что она очень стеснялась публики и предпочитала отработать всю программу под водой, чтобы таким образом ото всех спрятаться. Таких высоченных шпагатов и выталкиваний в те годы не делал никто.

А потом, когда Христина вернулась в спорт после появления ребенка, она невольно начала глазами просить оценок у судей. И это был первый показатель того, что она не чувствует себя лидером. Лидер не просит. Он берет.

***

Мэй все-таки ухватил за хвост свою минуту славы. В этом американцу немало помогли россияне: если бы Александр Мальцев и Дарина Валитова выполнили свою комбинацию так, как накануне (там они завершили программу с результатом 88,854), золотая медаль осталась бы у России. Но дебютантам досталось лишь серебро. И в данном контексте оно стало не успехом, а поражением.

Слова Мащук о лидере были, пожалуй, наилучшей иллюстрацией к тому, как на протяжении многих лет в синхронном плавании выступают российские синхронистки. Первые два дня чемпионата мира лишний раз напомнили о том, кто в этих стенах хозяин: в предварительном турнире групп Россия оторвалась от китаянок на три балла, 2,29 составила предварительная разница между российским и китайским дуэтом и полтора – в комбинации, где ближайшим соперником оказался все тот же Китай.

Тут, пожалуй, следует сделать отступление еще для одной достаточно интересной истории. Своим мощным рывком в синхронном плавании спортсмены Поднебесной сильно обязаны исторически лютому врагу – Японии. Точнее – маленькой, хрупкой и давно уже немолодой женщине – Масаё Имуре. Ей самой не сильно повезло со спортивным прошлым: дважды став чемпионкой страны в составе группы, Имура завершила карьеру в 1973-м, когда Международная федерация плавания (FINA) провела свой первый чемпионат мира в югославском Белграде. Через пять лет японка возглавила сборную и оставалась на этом посту на протяжении шести олимпийских циклов, на протяжении которых Япония выиграла в общей сложности 14 медалей на чемпионатах мира (в том числе две золотых) и 11 – на Олимпийских играх.

Однако в 2004-м – после того, как японские синхронистки во второй раз подряд стали вторыми в групповом олимпийском турнире – между тренером и национальной федерацией случился конфликт. Как только об этом стало известно за пределами страны, на тренера посыпались приглашения. Она выбрала Китай.

Через четыре года в Пекине китаянки поднялись на олимпийский пьедестал в групповом турнире, вытеснив оттуда Японию. На Играх в Лондоне стали вторыми.

Видимо, только тогда до спортивных боссов японской федерации дошло, что нужно любым способом возвращать выдающегося тренера домой. Что и было реализовано.

В воскресенье японки впервые за восемь лет вернулись на пьедестал в дуэтах и теперь имеют совершенно реальные шансы бороться за бронзу как в группе, так и в комбинации.

***

Тренер чемпионок мира Татьяна Данченко появилась в пресс-центре первой. Сказала, приняв поздравления:

– Очень довольна тем, что девочки отработали без ошибок. Я видела более ста двадцати предварительных прогонов, исполнение в Казани оказалось идеальным. Единственной небольшой накладкой стало то, что на разминке мы не смогли исполнить программу с музыкой, как это планировалось. Решили дать эту возможность тем, кто выступает в миксте. Все-таки у дуэтов был утренний старт.

– Каждый чемпионат мира определяет какие-то новые тенденции в развитии. Что в этом отношении вы можете сказать о нынешнем?

– Главное, что я четко представляю себе те тенденции, которых мы будем придерживаться, готовясь к Олимпийским играм. Плюс – уже сделала некоторые выводы из выступления в Казани. Но об этом я, разумеется, рассказывать не стану.

– Образы для олимпийских программ вы уже придумали?

– Конечно.

– Ради того, чтобы мир получил шанс хотя бы приблизиться к вашим спортсменкам, в синхронном плавании поменяли правила, в связи с чем под ограничение попали элементы, которые были козырем и визитной карточкой той же Ищенко. Подобные ограничения продолжают появляться?

– Да. Например, я не считаю правильным то, что нам "обрезали" музыку – сделали произвольную программу на 30 секунд короче. Возможно, в соло эта мера оправдана, но в дуэтах однозначно нет. Теперь мы не успеваем включить в программу все, что хотим, а у нас, поверьте, есть, что показать.

Кстати, в том, чтобы поменять название нашему виду спорта, я тоже вижу определенную опасность. Совершенно не исключаю, что если из названия уйдет слово "синхронное", это повлечет соответственные изменения в правилах и синхронности исполнения элементов уже не будет придаваться столь большое значение. А ведь это – одна из наиболее сильных сторон наших спортсменок.

С другой стороны, мы давно привыкли к тому, что судьи любым способом пытаются добиться смены лидера. Ну, пусть пробуют.

КАЗАНЬ. Чемпионат мира по водным видам спорта. Синхронное плавание. Женщины. Дуэты. Техническая программа. 1. ИЩЕНКО/РОМАШИНА – 95,4672. 2. Хуан Сюэчэнь/Сун Вэньянь (Китай) – 93,3279. 3. Инуи/Мицуи (Япония) – 92,0079. 4. Ананасова/Волошина (Украина) – 91,6770. 5. Камачо/Карбонель (Испания) – 90,0157. 6. Симоно/Томас (Канада) – 89,4176.

Микст. Дуэты. Техническая программа. 1. Джонс/Мэй (США) - 88,5108. 2. ВАЛИТОВА/МАЛЬЦЕВ - 88,2986. 3. Фламини/Минизини (Италия) - 86,3640. 4. Сабада/Тимофеев (Украина) - 83,7653. 5. Абе/Адати (Япония) - 82,3509. 6. Акгюн/Демирчан (Турция) - 74,7756.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...