На тропе войны.
У Кузнецова и Захарова - серебро

Вторник. Казань. Евгений КУЗНЕЦОВ и Илья ЗАХАРОВ. Фото AFP
Вторник. Казань. Евгений КУЗНЕЦОВ и Илья ЗАХАРОВ. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ВОДНЫМ ВИДАМ СПОРТА

Мужской финал в синхронных прыжках на трехметровом трамплине принес сборной России еще одну олимпийскую лицензию и серебряную медаль третьего чемпионата подряд. Опередить в этом виде программы представителей Китая олимпийскому чемпиону Илье Захарову и вице-чемпиону лондонских Игр Евгению Кузнецову в очередной раз не удалось.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Казани

Ситуация в мировых прыжках в воду давно свелась к тому, что все спортсмены разделились на две крайне неравные группы. Первая, наиболее многочисленная – это люди, давно привыкшие считать, что на пьедестале всего два места, потому как первая ступень прочно и навсегда занята китайцами.

Вторая группа мизерна. В нее входят те, кто отчаянно мечтает сместить представителей Китая с насиженных мест и ставит перед собой именно такие задачи. Это особенные люди, и отношение к ним всегда было тоже совершенно особенным.

Можно возразить: но ведь китайцы ошибаются, причем иногда так, что вообще вылетают за пределы призовой тройки – как это случилось, например, на Играх в Афинах, причем как раз на мужском синхронном трамплине, где первыми стали греки, вторыми – немцы, а третье место досталось представителям Великобритании.

Это, безусловно, так – от ошибок в прыжках в воду не застрахован никто. Просто речь сейчас не о случайностях, а о технологии. Или, если хотите, о стратегии побед.

Приемов здесь множество. Почему, допустим, опытные тренеры придают огромное значение тому, чтобы заключительным прыжком подопечный ставил наиболее уверенную из комбинаций? Да потому, что на последней попытке трясет всех без исключения. Чем ты ближе к лидеру – тем сильнее. А уверенный, доведенный до автоматизма элемент все же дает некую гарантию, что соревновательный стресс не окажется чрезмерным и не подкосит спортсмена в самый неподходящий момент.

Но главным оружием в прыжках в воду была и остается сложность. Она оправданна всегда: даже если сложный прыжок сломал всю программу и ты проиграл, никто и никогда не обвинит тебя в малодушии или стремлении избежать борьбы.

Помню, каким скептицизмом сопровождались первые попытки мексиканских прыгунов удивить мир ультрасложными элементами. Именно мексиканцы первыми освоили на десятиметровой вышке уникальные 4,5 оборота вперед из задней стойки и даже почти сразу включили этот элемент в программу синхронного дуэта. Такие эксперименты – лотерея чистой воды: контролировать партнера, а иногда и собственный вход в воду при зашкаливающей скорости вращения невозможно. Но может выпасть и счастливый билет.

Подозреваю, что Илья Захаров и Евгений Кузнецов тоже исходили из подобных соображений, когда пошли на максимальное усложнение своей произвольной программы. На свою охотничью тропу против представителей Поднебесной российский дуэт впервые вышел четыре года назад – на чемпионате мира в Шанхае. Спортсмены уже тогда понимали, что их единственный путь к успеху – "убить" китайцев сложностью. И настраивались именно убивать соперника: общий коэффициент сложности наших парней превышал китайский на один балл, что в прыжках в воду – пропасть.

Выиграть тот чемпионат россияне не сумели (уступили немногим более 12 баллов), но обозначили свои намерения предельно четко.

Игры в Лондоне и барселонский чемпионат мира-2013 снова завершились победой китайского дуэта: преимущество Захарова и Кузнецова в сложности там было уже минимальным – 0,1, а качеством россияне уступили.

Примерно с таким же соотношением коэффициентов начался турнир синхронистов в Казани – 0,2. С той лишь разницей, что Цинь Кай в этом сезоне в очередной раз сменил партнера: Цао Юань стал у него четвертым. Вплоть до начала синхронного турнира трамплинистов планировалось, что Илья с Евгением резко усилят в финале сложность своей программы – включат в нее винтовой прыжок с коэффициентом 3,9.

В переводе с цифрового языка элемент называется достаточно просто: два с половиной оборота вперед с тремя винтами. На практике же он создал спортсменам слишком много проблем, чтобы решиться на риск. Поэтому, несмотря на то что замена прыжка позволяла бы спортсменам поднять коэффициент сразу на 0,5, после долгих обсуждений было решено оставить все как есть.

Было ли это решение правильным, я судить не берусь. Зная результат, ответить достаточно легко. Но до начала вечерней решающей серии безусловно было о чем поспорить. Если думать о золотых медалях в Рио, программу по-любому придется усложнять. Любой сложный прыжок требует соревновательной обкатки. Его нужно начинать пробовать независимо от того, насколько хорошо он получается на тренировках – примерно так, как пробовали свои головокружительные комбинации мексиканцы. Желательно – на крупных турнирах. Кстати, если вспомнить предолимпийский чемпионат мира в 2011-м, именно там Захаров начинал обкатывать свои "три винта" в индивидуальной программе. За год до Игр в Лондоне.

С другой стороны, психологически очень трудно решиться на риск на чемпионате мира, когда на другой чаше весов лежит совершенно реальная медаль и отнюдь не мифические деньги. Плюс необходимость зарабатывать олимпийскую лицензию, а это уже не личный, а государственный интерес. Поэтому, собственно, так сложно однозначно сказать, какое решение было бы в этой ситуации наиболее правильным – это должны были решить для себя спортсмены.

Утреннюю программу Захаров и Кузнецов закончили с лучшим результатом (китайцы допустили два достаточно непозволительных для лидеров сбоя), но это, к сожалению, не имело большого значения: когда предварительные баллы не идут в зачет, задача спортсменов сводится в предварительной серии к тому, чтобы не вылететь из числа финалистов, но и не потратить слишком много сил. А вот в финале предполагалась настоящая война.

Затея обыграть китайцев синхронностью и качеством прыжков при равной сложности всегда считалась слишком маловероятной. В свое время в тандеме с Цинь Каем пробовался добрый десяток спортсменов, и выбор в пользу Цао Юаня был сделан потому, что спортсмены идеально подошли друг другу по телосложению и скоростным характеристикам, получив за счет этого определенное преимущество перед соперниками. В этом отношении механизм селекции "совершенных" дуэтов всегда был в Китае достаточно безжалостным, как и механизм выбраковки слабых звеньев. Неслучайно же о дуэте Бо Пэн/Ван Кенань, провалившем олимпийское выступление в 2004-м, после тех Игр за пределами Китая не слышал никто и никогда.

После исполнения обязательных прыжков Захаров/Кузнецов шли на третьем месте, уступая лидерам 1,8. Первая же произвольная попытка вывела российский дуэт вперед, причем сразу на пять с лишним баллов – такова была цена небольшой ошибки, допущенной Цао Юанем. Но следом ошибку, причем более серьезную допустил Захаров, после чего прыгуны переместились на третью позицию.

Самое неприятное заключалось в том, что именно в этом раунде у россиян было преимущество в 0,2 по сложности, которым не удалось воспользоваться. Две оставшиеся попытки предполагалось преодолевать с равным коэффициентом и с китайским преимуществом – по набранным баллам. То есть практически без шансов для России. Хотя Илья с Евгением дрались до последнего.

КАЗАНЬ. Чемпионат мира по водным видам спорта. Прыжки в воду. Мужчины. Трамплин, 3 м. Синхрон. 1. Цао Юань/Цин Кай (Китай) – 471,45. 2. КУЗНЕЦОВ/ЗАХАРОВ – 459,18. 3. Лаугер/Мирс (Великобритания) – 445,20.

Женщины. Трамплин, 1 м. 1. Каньотто (Италия) – 310,85. 2. Ши Тинмао (Китай) – 309,20. 3. Хе Ци (Китай) – 300,30… 6. БАЖИНА – 273,45… 9. ПОЛЯКОВА – 255,20.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ